Главная / Газета 16 Октября 2009 г. 00:00 / Спорт

Олимпийский чемпион Ислам-бека Альбиев:

«Борюсь с удовольствием»

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

На недавнем чемпионате мира в Дании российские борцы греко-римского стиля завоевали всего одну золотую медаль. Ее добыл олимпийский чемпион Пекина, победитель европейского первенства нынешнего года в весовой категории до 60 килограммов, уроженец Грозного – Ислам-бека АЛЬБИЕВ. Выиграв все самые престижные титулы в мировой борьбе, 20-летний спортсмен ничуть не изменился. Он по-прежнему хочет побеждать и открыт для общения, в чем сумел убедиться корреспондент «Новых Известий».

shadow
– Ислам-бека, а как вас все-таки называть? В СМИ вас чаще величают Исламбеком...

– Уже став взрослым, я узнал, что мое имя Ислам-бека в переводе на русский означает «девять гор». Но я привык к тому, что меня называют Ислам.

– Почему наша сборная по греко-римской борьбе так неудачно выступила на чемпионате мира? Даже олимпийские чемпионы Асланбек Хуштов и Алексей Мишин остались без наград...

– Это вопрос не ко мне. Считаю, что Хуштов и Мишин проиграли из-за своих ошибок. Тот же Асланбек был сильно удивлен, когда проиграл в полуфинале. Словно и не он боролся. Но я знаю, что это мастера высочайшего класса, просто у них произошла осечка.

– Вы, кстати, говорили, что победить на Олимпиаде в Пекине было проще, чем на «мире» в датском Хернинге...

– Не совсем так. Просто в Китае никто не считал меня фаворитом. В Данию я приехал олимпийским чемпионом и лучшим борцом Европы в своем весе. Поэтому на меня и настраивались особенно. Первые поединки давались очень тяжело. Но к финалу я поймал кураж, и меня уже было не остановить.

– Считать деньги в чужом кармане считается дурным тоном. Я это и не собираюсь делать, однако в прессе были публикации о том, что вы получили солидные премиальные от государства, мэрии Москвы и президента Чеченской Республики Рамзана Кадырова за олимпийское «золото». У другого, наверное, от таких гонораров голова бы кругом пошла, а вот вы никак не изменились и продолжаете побеждать...

– Знаете, еще в Древней Греции победители Олимпийских игр становились героями и получали вознаграждение. И я считаю, что все заработал честным трудом, изнурительными тренировками. Да, я очень благодарен Рамзану Ахматовичу Кадырову, вручившему мне чек на полмиллиона долларов и ключи от четырехкомнатной квартиры. Но повторяю, я это получил потому, что выиграл олимпийское «золото». Конечно, когда я вернулся из Пекина домой, то каждый день встречал и провожал гостей, которые меня поздравляли. Но прошло время, и я подумал: «Ислам, Олимпиада – это еще не все. Ты не выиграл чемпионаты мира и Европы. Ты полон сил. Надо продолжать тренироваться, добиваться новых побед. В этом удовольствие».

– Знаю, что в Грозном вы строите дом. С колоннами и арками. А что с квартирой?

– Я родился в многодетной семье. У меня четверо братьев и сестер. Родители построили свой дом. Мой строится рядом. Все очень удобно. Я тоже хочу, чтобы у меня с супругой было много детей. А квартиру, которую мне подарил президент Кадыров, я ни в коем случае не собираюсь продавать или дарить. Неправильно это. Не знаю, как жизнь сложится. Может, сам там буду жить, может, детям достанется.

– Но живете и тренируетесь вы пока в Москве?

– Да, проживаю на территории спортивного комплекса в районе Кунцево. Надеюсь, что и в столице у меня появится свое жилье.

– С Кадыровым вообще часто общаетесь?

– Рамзан Ахматович очень любит спорт, и мы часто пересекаемся на тренировках нашего футбольного «Терека», за который выступает мой друг Тимур Джабраилов. По секрету скажу, что Кадыров собирался присутствовать на моей свадьбе в прошлом году, но в эти дни случилась вылазка террористов, и глава нашей республики лично руководил операцией по их ликвидации.

– Но ведь вроде бы у вас в Москве скоро должна состояться свадьба?

– Это официальная регистрация брака. Пока она намечена на конец октября. Моей супруге 18 лет, но она уже вовсю управляется с домашним хозяйством. А оно большое. И гости с утра до вечера. Ей, конечно, приходится непросто. Но я ей помогаю.

– Кстати, Кадыров не обижается, что вы все-таки большую часть времени живете и тренируетесь в Москве?

– Таких разговоров не было. Но если он состоится, то я объясню. В столице спарринг-партнеров больше, да и вообще большую часть времени я провожу в разъездах. Увы, и в Грозном, и в Москве я бываю не так часто.

– После победы на чемпионате мира вам тоже положены премиальные?

– Не знаю. Видимо, кризис играет роль. Но я не жалуюсь. Главное, чтобы близким было хорошо. А деньги... Когда выхожу на ковер, я про них совсем не думаю. Борьба доставляет мне удовольствие, которое ни с чем не сравнится.

– Ислам, а правда, что ваш отец был против того, чтобы вы занимались спортом?

– Он просто хотел, чтобы я помогал ему по хозяйству. Семья-то большая. А в спорт меня отдал дядя. Сначала занимался дзюдо, но потом, когда мне было 12 лет, мы переехали на время в Ингушетию, поскольку в Чечне шла война. И уже в Ингушетии увлекся классической борьбой.

– В Москву вы переехали, даже не посоветовавшись с родителями?

– Да. Нам с приятелем предложили перебраться в Москву. Я подумал и согласился, о чем не жалею. Родители сначала были в шоке, но когда стали приходить первые успехи – привыкли.

– Рассказывают, что вы однажды боролись со сломанной рукой, но после схватки даже не обратились за помощью к врачу.

– Было такое. На чемпионате России среди юношей в Татарстане. Сразу после поединка стыдно было обращаться к медикам, ведь схватку я проиграл. Точнее, судьи отдали победу противнику ввиду моей травмы. Ночью лежал, ворочался, скрипел зубами. Утром рука опухла. Как сейчас помню: приезжаю к специалистам, они меня осматривают и говорят: «А у вас, молодой человек, перелом». А я ухмыляюсь: «Ну какой перелом может быть?» Оказалось, все это не шутки.

– Еще говорят о вашей схватке на чемпионате мира в Баку в 2007 году. Тогда перед решающим боем за последнюю, восьмую олимпийскую лицензию в Пекин вы напились воды и едва не проиграли?

– Это так. Перед схваткой пить воду практически запрещается. А в Баку я выступал не очень удачно. После очередного соревновательного дня думал, что уже выбыл из борьбы. Конечно, мучила жажда, поскольку почти весь день не пил воду. И не ел. А на следующий день тренеры говорят: «Выходи бороться с сербом, который, как и ты, занял восьмое место». Как я победил, не знаю. Ноги и руки стали быстро отекать... С трудом я одолел этого серба. Но лицензия была не именной. Чтобы поехать в Пекин, мне пришлось выиграть в прошлом году чемпионат России и престижный турнир в Испании.

– Ислам, известно, что вы очень любите играть в футбол. Интересно, на какой позиции?

– Люблю в нападении играть. Но иногда просят и в защите «постоять». Вообще у нас в команде борцов есть свой тактик и стратег – Хасан Бароев (олимпийский чемпион Афин и серебряный призер Игр в Пекине в супертяжелом весе. – «НИ»). И всяких домашних заготовок у нас много, например, при розыгрыше штрафных ударов.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 октября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: