Главная / Газета 28 Апреля 2009 г. 00:00 / Спорт

Теннисистка сборной России Светлана Кузнецова:

«Беру вину на себя»

АНАСТАСИЯ ГРИЩЕНКО, Кастелланета Марина

Сборная России по теннису проиграла в полуфинале Кубка Федерации команде Италии с общим счетом 1:4. Многое, если не все, было решено уже в первый день матча, который проходил в курортном местечке Кастелланета Марина, когда Анна Чакветадзе и Светлана Кузнецова уступили соответственно Флавии Пеннетте и Франческе Скьявоне. На следующий день КУЗНЕЦОВОЙ удалось сократить отставание, но не более того. Корреспондент «Новых Известий» попыталась выяснить у лидера нашей сборной, что помешало россиянкам выступить удачнее.

Фото: AP
Фото: AP
shadow
– Света, свой первый матч в Италии вы проиграли, а второй выиграли с легкостью. В чем причины такого перепада?

– Субботний поединок со Скьявоне был для меня первым на песке. Хотя не буду искать оправдания. Я играла плохо потому, что не делала того, что надо было делать. У меня многое не получалось. Я ошибалась, а сопернице сильно везло. Все шло в ее сторону. Плюс зрители очень давили на меня – свистели, кричали, шипели… У меня голова болела от всего этого. Очень тяжело играть против таких трибун. Тут были и наши болельщики, но их сразу освистывали. Все-таки у нас в России зрители покорректнее. В воскресенье я уже приспособилась к корту. Да и соперница была уже более удобная. Не то что Скьявоне, которая постоянно меняла ритм игры. То же самое, кстати, она делала и в решающем матче против Павлюченковой.

– По завершении первого матча вы не пожали руку сопернице.

– Я была злая, что проиграла, и ушла. Мне не хотелось ждать. И еще перед матчем был неприятный инцидент. Судья еще не заняла свое место на вышке, а Скьявоне уже хотела начинать игру. Я подняла руку и попросила соперницу подождать. Франческе это не понравилось, и началась длинная дискуссия. Этим диалогом я осталась не совсем довольна. Надо уважать друг друга. Тем не менее я ее поздравляю. Она молодец.

– Ваше субботнее поражение, возможно, предрешило неудачный для сборной России исход...

– Все было на мне – и в первый, и во второй день. В воскресенье у меня уже не оставалось вариантов – только выигрывать, или кранты. Я рада, что сыграла хорошо и показала хороший теннис. Но, конечно, то, что мы проиграли, – моя вина. После моего субботнего поражения мы всей командой, я имею в виду основных тренеров – Сашу Златоустова, Андрея Ольховского, Ларису Савченко, Шамиля Тарпищева, спокойно сели, поговорили, каждый высказал свое мнение. Все было скоординировано, каждый знал свой маневр и свое место. Еще и массажист Толя Глебов сделал свою работу, провел восстановительные процедуры. К сожалению, Настя Павлюченкова нас не спасла. Но от нее тоже нельзя много требовать.

– Вам не хватило тренировочной работы на грунте?

– Да, я считаю, это была одна из основных причин поражения. Конечно, было бы шикарно подойти к Кубку Федерации на пике формы. Но для этого надо было бы сыграть хотя бы один грунтовый турнир до него, как это сделали итальянки. А у меня были Индиан-Уэллс и Майами. Я не могла туда еще впихнуть Барселону, которую играли на песке. Вот после Кубка Федерации начинается грунтовый сезон. Штутгарт, Рим, Мадрид, потом «Ролан Гаррос». Правда, играть все это подряд – просто издевательство. Мы не роботы. У нас и так очень тяжелый график! Вот пригласили меня на Кубок Федерации, и я приехала, не отказалась. Старалась, как могла, но я, как и любой человек, тоже иногда ошибаюсь.

– А как атмосфера в команде? Я имею в виду игроков...

– Отличная. Здорово, что появляются новые молодые девочки – Алиса Клейбанова и Настя Павлюченкова. Настя дебютировала и в паре, и в одиночке. И мне кажется, несмотря на результат, вполне удачно. Алиса, может, немного и расстроена, что не попала в основной состав, но капитану всегда приходится выбирать и кем-то жертвовать. Надеюсь, среди нас не будет никаких обид.

– Как у вас складывается ситуация с тренером? Завершив испанский период, вы начали работать с Ольгой Морозовой, но довольно быстро расстались. Теперь вам помогает Савченко…

– Мне Шамиль Анвярович посоветовал к Ларисе обратиться. После Америки я приехала в Москву, у меня не было ни тренера по ОФП, ни тренера по теннису. Было очень странное состояние. Сейчас у меня по-прежнему нет постоянного наставника, и я рада, что мне помогает Лариса. У нас с ней очень хорошие отношения. Савченко и Морозова – совершенно разные, хотя когда-то Морозова тренировала Савченко. Пока присматриваемся друг к другу. Ведь в таком виде спорта, как теннис, нельзя договариваться надолго. На большие перемены очень тяжело идти. Тем более перед такими крупными турнирами, как «Ролан Гаррос».

– Тарпищев говорил, что у вас с Морозовой «не совпали психологические портреты». Можно сказать, что вы и Ольга Васильевна были два ярких «я», которые «перебивали» друг друга?

– Да, конечно. И это давало свои плюсы и минусы. Ольга Васильевна очень хотела мне помочь. Я это чувствовала и на тренировке заряжалась этой ее энергией. Но были и моменты, которые нам мешали. Мы друг друга недопонимали. У меня есть свое «я», я не буду ничего в себе хранить. Как думаю, так и скажу. Ее могло беспокоить то, как я себя вела, что делала. Но мы расстались на хорошей ноте, сохранили теплые дружеские отношения. Я ее очень уважаю как знатока тенниса, как тренера, как игрока. И она мне желает всего самого лучшего.

– В Италии во время Кубка Федерации вы ездили в Бари и посетили православную церковь, приобрели икону Николая Чудотворца. Расскажите о ваших впечатлениях. Чья была инициатива туда съездить?

– Я верующий человек. Неделю назад перед отъездом в Италию побывала в Сергиевом Посаде. Мне там очень понравилось. А тут, честно говоря, получилось все очень быстро и скомкано. Зашли и вышли. Даже с батюшкой не удалось поговорить. Да и сам матч тоже получился скомканный.

– А пост соблюдали?

– Спортсменам это тяжело. Я два дня пыталась поститься. Решила, что не готова. Может быть, на следующий год. У нас и так в теннисе очень много ограничений. Друзей не видим, с родителями редко общаемся... А потом нам 5–6 часов в день надо тренироваться. Поэтому и мясо есть надо, и рыбу. В этом плане мы как больные или служивые люди.

– Каковы ближайшие планы?

– Может быть, заеду к Савченко в ее академию в Юрмале. Но ненадолго. Лариса знает, что из Москвы я ни ногой. На юго-западе столицы в моем распоряжении и шикарные корты, и тренажерный зал. А перед «Ролан Гаррос» мы с Ларисой будем в Барселоне – там у меня тоже отличные условия.

– Ваш спарринг Александр Красноруцкий будет вас сопровождать?

– Да, конечно. Саша всегда рядом со мной. Он отличный парень, и без его помощи мне было бы реально тяжело. От Саши идет только поддержка и позитивные эмоции, что очень важно. А сошлись мы совершенно случайно. Оказалась в одной компании с сестрой Саши. Она спросила: «Ты ищешь спарринга?» Я отвечаю: «Да, ведь в Москве все так дорого! Я разорюсь, пока буду тренироваться свои 5–6 часов в день». Она мне и говорит: «Мой брат закончил с теннисом, посмотри его». Мы вместе поехали в Доху, там тренировались, потом были Австралия, Индиан-Уэллс, Майами.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: