Главная / Газета 13 Апреля 2009 г. 00:00 / Спорт

Олимпийская чемпионка Ольга Зайцева:

«У меня сейчас одно желание – спрятаться»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Героиню уходящего биатлонного сезона и последнего чемпионата мира в Пхенчхане (четыре медали), олимпийскую чемпионку Ольгу ЗАЙЦЕВУ в Москве удалось поймать чудом. Вчера российская сборная по биатлону начала медицинское обследование в одной из клиник Тель-Авива, которое продлится несколько дней, а уже в среду команда чартерным рейсом отправится на Камчатку, где пройдет заключительный старт сезона – турнир памяти известного тренера Виталия Фатьянова. Перед вылетом в Израиль «Новые Известия» успели задать нашей лучшей биатлонистке несколько вопросов.

shadow
– Ольга, а как, кстати, обследуют биатлонистов?

– Да так же, как и обычных людей. Полная диспансеризация: сдаем кровь, идем к терапевту, окулисту, невропатологу, зубному врачу… Есть еще разные специальные тесты. Я все свои показатели в этом смысле и так знаю, поэтому не очень люблю их сдавать, тем более проводятся они, как правило, в те сроки, когда организм к нагрузкам не готов. Обычно нас обследовали в подмосковной Кубинке или, например, в Москве, в клинике МЧС, так что за границу с этой целью мы едем впервые.

– Как тогда вам самой кажется: сейчас, на пороге нового олимпийского сезона, ваше состояние лучше, чем перед Олимпиадой в Турине?

– Тогда я тоже была готова неплохо. Но из-за собственной глупости и неосторожности то свое состояние не сохранила. Заболела незадолго до старта и полностью восстановиться к Играм так и не смогла. Зато приобрела бесценный опыт. Сейчас уже берегла себя. Жертвовала, правда, многим, скрепя сердце, старалась лишний раз не ездить к сыну, к мужу… В общем, делала все, чтобы не заболеть.

– Дали себе команду, как Бьорндален, – руку никому не жать, с собственным пылесосом на турниры ездить…

– Нет, это уже слишком, конечно. До такой степени боязнь заразиться у меня не доходила. Но хотя бы элементарные вещи старалась соблюдать – холодного не пить, дальше держаться от людей, которые чихают и кашляют… Знаете, мелочи вроде бы, но иногда даже эти легкие правила мы не удосуживаемся соблюдать. А в разгар сезона, когда организм на пике, любая мелочь может роковую роль сыграть.

– Оля, перед тем, как вам позвонить, как раз информацию читала о том, что в Увате (там на днях завершился чемпионат страны, который Зайцева пропускала. – «НИ») еще две положительные пробы нашли. Такие же, как у Ахатовой, Юрьевой и Ярошенко. Эту проблему в принципе, как вы считаете, решить можно?

– Трудно сказать… Но попытаться, по крайней мере, обязательно стоит. С моей точки зрения – это ужасно до чего довели наш российский биатлон, такого поголовного увлечения допингом быть не должно. Я не хочу никого ни осуждать, ни оправдывать, но когда я вернулась после двухлетнего перерыва, как-то сразу бросилось в глаза – что-то в этом смысле происходит в команде.

– Прессинг со стороны соперников, когда скандал был в самом разгаре, действительно чувствовался, или, как сейчас говорят, в большей степени его пресса раздула?

– Пресса об одном и том же событии действительно по-разному пишет. В этом я на примере нашей ситуации еще раз убедилась. На чемпионате мира специально не читала Интернет, чтобы не заводиться. Чувствовался, конечно, прессинг, и мы с девчонками, как могли, старались не обращать внимания. А потом пережили, видно, самый острый момент, сами отпустили от сердца эту ситуацию, и напряжение сразу спало.

– Вас сейчас проверяют часто?

– После каждого старта на этапе Кубка мира, если в призовую тройку вошел, в обязательном порядке. Когда я не была в так называемом пуле, не входила в первую тридцатку, не трогали. А сейчас уже готовлюсь подавать заявки, где и когда буду находиться, чтобы в любой момент могли прийти и взять анализы.

– Многие ваши звездные коллеги уже открыто выражают недовольство в адрес допинговой службы Международной федерации биатлона, требующей сообщать свое местонахождение с точностью чуть ли не до часа…

– Я пока с этим еще не сталкивалась. Да и сестра моя Оксана (личный тренер Ольги. – «НИ») помогает. Я даю ей информацию, и она все это оформляет. А рассуждать на тему «нравится – не нравится», считаю, бесполезно. Отношусь к этой проблеме, как к еще одной своей обязанности. Одной больше, одной меньше. В спорте и без того жизнь трудная.

– Понимаю, что в двух словах не расскажешь, но все равно хочу спросить: что помогало не опускать руки, когда после всех этих нечеловеческих нагрузок, которые пришлось переварить за время возвращения, вы все равно на первых этапах Кубка мира продолжали занимать двадцатые и тридцатые места?

– Характер спортсмена, наверное. Ведь мы, когда нам трудно, еще больше упираться начинаем. Я же опытная уже, знала, чувствовала, что все равно смогу достичь своего прежнего состояния, просто не время еще.

– А что тогда решающим фактором явилось?

– Да ничего такого особенного. Организм просто сам созрел. В начале сезона я и психологически была слегка зажата. Ведь на первых этапах Кубка мира мы, по сути, отбирались в команду на посленовогодние старты. Я очень хотела попасть именно на них, но нам постоянно напоминали, что место никому не заказано. Сейчас вспоминаю – стрессовая все-таки была ситуация, давила сильно. Когда впервые удалось на девятую позицию подняться, для меня словно звоночек прозвенел – получается! Сразу груз психологический с плеч свалился, и как-то все легко стало получаться.

– Теперь груз лидера сборной, да еще и в преддверии Ванкувера, не будет давить?

– А я лидером себя и не чувствую.

– Не скромничайте…

– Это правда. Я же прекрасно понимаю: сейчас мой сезон был, а следующий год может оказаться удачным у кого-то другого. Но груз тяжелый действительно предстоит нести, я уже могу представить. Здесь главное – саму себя не накручивать. Есть люди, которые уже кричат и требуют: должна, должна, должна... А хотелось, чтобы не требовали, а просто любили и ценили нас как спортсменов – и все. Но, повторю, главное – правильно оценивать ситуацию. Ведь не только чиновники такие есть, но и фанаты. Хотим, говорят, чтобы ты только первая была. Но если ты мой преданный фанат, то должен радоваться любому месту.

– Как, кстати, муж (словак Милан Августин, в прошлом биатлонист. – «НИ») оценил ваш сезон с точки зрения профессионала?

– Доволен, счастлив… Он, между прочим, как и моя сестра, мне очень много помогал и помогает. В стрелковой подготовке, например. И я ценю его советы. Милан ведь уже был тренером, и очень хорошим, кстати. У него вообще, как мне кажется, к этой профессии есть все предпосылки. Но и он, конечно, не ожидал, что у меня сезон получится такой шикарный.

– А сами вы ожидали?

– Нет, если честно. Хорошим результатом для себя считала бы попадание на этапах Кубка мира в десятку.

– Эмоции после такого сезона, конечно, захлестывают, или, наоборот, усталость уже навалилась?

– Все-таки на первом месте, наверное, усталость. Больше всего сейчас хочется спрятаться ото всех, чтобы тебя никто не видел, никто не трогал. Еще есть чувство сожаления, что отдых, который ждет меня впереди – сразу после возвращения с Камчатки уеду с семьей на море, будет таким коротким. Ведь в середине мая у нас уже первый сбор. Не тяжелый, правда, а восстановительный. Но все равно сбор – он и есть сбор. Поэтому уже сейчас немного грустно от того, что долгожданный отдых пролетит незаметно и придется опять все начинать сначала.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Песков прокомментировал высказывания Мутко о намерении уйти в отставку


Неограниченные возможности

Репортер «НИ» узнала, как тренируются и живут параспортсмены

Армия чемпионов

Многие наши и зарубежные спортсмены по-прежнему проходят службу в вооруженных силах

Исинбаева отложила возвращение в спорт до 2016 года


Любовь к спорту

Браки заключаются не только на небесах, но и на стадионах

Нашаманить победу

Ради высоких результатов спортсмены прибегают к услугам психологов, гипнотизеров и колдунов

Футболист сборной Бразилии подаст в суд на СМИ, назвавшее его гомосексуалистом


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: