Главная / Газета 19 Марта 2009 г. 00:00 / Спорт

Призер Олимпийских игр саночник Альберт Демченко:

«Иногда даю саням слишком много свободы»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

В ближайшие выходные в подмосковном Парамонове состоится чемпионат России по санному спорту, который будет крайне важен для серебряного призера туринской Олимпиады-2006 Альберта ДЕМЧЕНКО. Ведь нынешний сезон оказался для него не самым удачным. Побед и призовых мест на этапах Кубка мира хватило всего лишь на седьмой результат в общем зачете. В шаге от пьедестала, на четвертом месте, завершил спортсмен и мировой чемпионат. Впрочем, в разговоре с «Новыми Известиями» лучший саночник России сам оценил свои последние выступления, а также рассказал о долгожданном тестировании и вводе в строй парамоновской санно-бобслейной трассы.

shadow
– Альберт, так ли уж обязательно самому титулованному саночнику страны участвовать в чемпионате России, да еще под занавес сезона?

– Во-первых, для нас это обязательный старт, так как именно по его итогам будет сформирована сборная на следующий олимпийский сезон. Во-вторых, если я проигнорирую соревнования, проходящие рядом с Дмитровом, городом, в котором живу, мои болельщики этого просто не поймут. Для меня выступление дома – дело чести. Ну и, в третьих, это и небольшое финансовое подспорье, ведь с прошлого года фонд поддержки олимпийцев России вручает премии за победу и на внутреннем чемпионате. Это в наше непростое время очень важно. А то, что проводится отборочный старт в конце сезона, для нашего вида спорта традиция. Мы уже успели немного отдохнуть после завершения международных турниров, и в эти дни как раз тестируем трассу в Парамонове.

– И как оно проходит? Не так давно главный тренер наших бобслеистов и скелетонистов Владимир Любовицкий сказал, что российский чемпионат в его видах спорта примерно в эти же сроки пройдет в латвийской Сигулде, как раз по причине того, что трасса в Парамонове пока еще не прошла необходимую проверку для официальных соревнований.

– Вчера по трассе проехал двукратный олимпийский чемпион, мой давний друг и соперник Армин Цоггелер. Его пригласили в числе спортсменов, обязательно принимающих участие в таких мероприятиях. Кроме того, в состав международной комиссии входит один из самых известных в мире проектировщиков санно-бобслейных трасс Ральф Менге... Вообще любая трасса, которая хочет проводить у себя международные старты, проходит такую вот, как мы называем, прокатку. Проверяют все: состояние и качество льда, безопасность и сложность трассы. Пока все вроде проходит нормально. Все финишировали без падений. Я уже говорил, что трасса в Парамонове хорошая, хотя, конечно, всегда хочется, чтобы было еще лучше. Можно было бы кое-какие участки и доработать. Потому что мы же не только для олимпийских чемпионов ее строили, но и для детей. Надеюсь, что в Сочи «наша» трасса будет еще лучше, но в целом, повторю, и для тренировок, и в плане проведения серьезных международных турниров у Парамоново очень хорошие перспективы.

– Год назад, на открытии, вы заметили, что трасса высокого уровня – это не только хорошо сконструированный желоб, но и тренажерный зал, гостиница… Тогда ничего этого в Парамонове не было. Сейчас что-то изменилось?

– В связи с кризисом финансирование убавилось, и пока только сама трасса доводится до совершенства. Но в начале марта, когда здесь проходила Спартакиада школьников, Виталий Мутко высказался за то, чтобы Парамоново стало крупным центром подготовки саночников и бобслеистов. Кроме тренажерного зала и гостиничного комплекса нужны еще стартовые эстакады, в которых мы сейчас особенно нуждаемся. Так что, будем надеяться, в ближайшее время начатое действительно доведут до конца.

– А что можете сказать об олимпийской трассе в Ванкувере, где проходил заключительный этап Кубка мира и где вы в первом же заезде упали?

– Хорошая трасса, своеобразная. Многие ее участки, что называется, с «изюминкой», на которых можно неожиданно потерять управление или упасть. А один из виражей на самом скоростном участке вообще очень коварный. Либо здесь изначально ошибка в проектировании была, либо уже во время строительства не туда «завернули», но падений там, на скорости 145–147 км/ч, случилось очень много.

– И что говорят организаторы?

– Международная федерация обратила на это их внимание, но смогут ли они что-то изменить, не знаю. Поэтому готовиться буду к худшему варианту.

– В своем интернет-блоге вы оценили прошедший сезон как нормальный…

– Нет, наверное, все-таки правильнее будет назвать его – удовлетворительный. Не очень хорошо он для меня сложился. И больше всего огорчает то, что мы опять «подзависли» по сравнению с главными соперниками в техническом плане.

– Конструкция саней устарела?

– Не только. Мы, например, очень страдаем от отсутствия у нас разгонных эстакад. А те же немцы очень прилично ушли от нас именно на стартовом разгоне. Как умчатся, так очень сложно потом их догнать. И в технике они вновь нас превзошли. В 2004-м, 2005-м, а особенно в 2006 году мы с ними в этом плане ехали на равных, в какой-то момент даже вырвались вперед. А сейчас опять в роли догоняющих оказались. Они – с новыми санями, с новыми конструкциями полозьев, а мы дорабатываем старое. Есть, конечно, и у нас кое-какие наработки на олимпийский сезон, и если удастся их реализовать, результат будет. Но времени не так много, поэтому одной из главных своих задач считаю отработать именно стартовый рывок.

– Почему у вас так много падений в минувшем сезоне?

– Новый инвентарь часто бывает нестабильным. Вот сани и взбрыкивают (смеется). А иногда я им слишком много свободы даю. Когда машина очень хорошая, то все усилия направляешь на то, чтобы ей управлять и только на этом концентрируешься. А когда не очень, единственная возможность что-либо выиграть – пустить их на самотек, в пределах допустимого, конечно. Ехать свободно, красиво, без оглядки, если можно так сказать.

– Вы это серьезно?

– Вполне.

– А что это за история с новой маской, из-за которой вы упали на первом же этапе Кубка мира?

– Дело в том, что защитное стекло на шлеме мы обычно натираем шампунем. Чтобы не запотевало. Но когда оно новое, без царапинок, без зазубрин, этой смазке и «зацепиться» не за что, вот защитная пленка и сползает слишком быстро. Что, собственно, у меня и случилось. Маска запотела почти сразу после старта, и я ехал вслепую.

– В какой-то момент ваших неудач президент Федерации санного спорта России Валерий Силаков даже предположил, что вы, возможно, просто отвлеклись от главного дела жизни. Может быть, помимо тренировок чем-то иным занялись. Бизнесом, например...

– Да какой из меня бизнесмен (смеется). Я ни продавать, ни покупать не умею, так что этот род деятельности в принципе не для меня.

– Может, просто устали от спорта?

– Может быть, есть чуть-чуть. Но впереди Олимпиада. Поэтому будем собираться и тренироваться. Возможно, с психологом поработаю, мне кажется, есть у меня такая проблемка, как нехватка концентрации. Отключиться от всего перед стартом не всегда получается. Мы, спортсмены, тоже ведь люди. Иногда сидишь перед гонкой и думаешь, как там дома, как дочки? Знаете, как бывает, мысли вдруг как навалятся...

– Как, кстати, дочки?

– Старшая, Виктория, в этом году стала серебряным призером на первенстве России по санному спорту среди участников младшего возраста. Была восьмой на российской Спартакиаде школьников, и третьей – на Спартакиаде школьников Москвы. Я не препятствую ее тренировкам, хотя и помогаю мало. А вот жена переживает. Начались сборы – то в Кемерове, то в Красноярске, приходится дочке школу пропускать…

Опубликовано в номере «НИ» от 19 марта 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: