Главная / Газета 13 Марта 2009 г. 00:00 / Спорт

Владимир Крутов:

«Наша «первая пятерка» проверена временем»

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

В 80-е годы Владимир КРУТОВ был одним из самых известных людей Советского Союза. Двукратный олимпийский чемпион, пятикратный победитель чемпионатов мира, форвард легендарной «первой пятерки», кумир сотен тысяч любителей хоккея. Сейчас у него куда более спокойная и незаметная жизнь, можно сказать, чиновничья – Крутов работает директором Государственной школы высшего спортивного мастерства. Но связи с любимой игрой не теряет. К тому же его сын Алексей тоже стал хоккеистом и не так давно в составе швейцарского «Цюриха» выиграл Лигу чемпионов. Вообще-то выдающийся мастер не любит давать интервью, но для «Новых Известий» сделал исключение.

Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
– Владимир Евгеньевич, чем сейчас занимается один из самых популярных хоккеистов мира 80-х годов?

– Школа, в которой я работаю, – это центр подготовки юношеских, юниорских и молодежных сборных страны. Мы также организовываем Спартакиады. Именно наши специалисты изучают на месте готовность объектов к проведению соревнований. Как налажены проживание, питание юных спортсменов, безопасность... Кроме того, проводим семинары для тренеров.

– А как вы вообще стали директором школы? Вас проще представить на тренерской скамейке.

– Фетисов пригласил в 2002 году. За плечами уже был опыт работы с молодежью в хоккейной школе ЦСКА. Потом я тренировал армейский клуб, когда были две команды – Крутова и Тихонова. Когда коллективы объединились, пришлось оставить должность. Нельзя же иметь десять главных тренеров. И я откликнулся на предложение Фетисова – тогда он возглавлял Росспорт.

– Может, лучше было бы тренировать мастеров?

– Я сам выбрал свой путь. Теперь занимаюсь не только хоккеем, но и другими видами спорта. А потом, для детей Спартакиада – это маленькая Олимпиада. И я счастлив, когда вижу радость на лицах мальчишек и девчонок.

– На хоккей часто выбираетесь?

– Увы, я редкий гость на хоккее. Причины – занятость и московские пробки. Но по телевизору стараюсь трансляции не пропускать. Мне, если честно, не очень нравится нынешний российский хоккей. Он не такой комбинационный, как в наши времена. Один из наших ведущих клубов – магнитогорский «Металлург» – недавно проиграл в Лиге чемпионов скромному, на мой взгляд, швейцарскому «Цюриху». И проиграл потому, что соперник показал более техничный и тонкий хоккей. С одной стороны, мне было приятно, ведь за «Цюрих» выступает мой сын Алексей. А с другой – обидно за нашу школу. Хорошо, что в сборной с приходом Вячеслава Быкова ситуация меняется в лучшую сторону. Он прививает команде атакующий стиль игры. Победы на этапах Евротура и на прошлогоднем чемпионате мира говорят, что он стоит на правильном пути.

– С бывшими партнерами по первому звену ЦСКА и сборной общаетесь ?

– Когда Фетисов и Макаров работали в Росспорте, мы регулярно общались. Сейчас Фетисов – сенатор, так что в последнее время в основном созваниваемся. А в Цюрихе на финале Лиги чемпионов встретил Игоря Ларионова. Леша Касатонов сейчас работает с хоккейной командой в Подольске. В принципе все на связи.

– Однако были времена, когда у Фетисова с Касатоновым были напряженные отношения.

– Много воды с тех пор уже утекло. Да, был период, когда между Фетисовым и Касатоновым пробежала черная кошка. Но сейчас мы вновь единая команда – «первая пятерка». Нас связывает столько хорошего, что обижаться друг на друга бессмысленно. Надеюсь, что наши отношения теперь уже ничто не сможет испортить. Они проверены временем.

– Кстати, ваша легендарная «первая пятерка» появилась в 1981 году, но вы в сборной оказались еще раньше…

– Для меня 1980 год – как чудо. Мы тогда выиграли чемпионат мира среди молодежных команд, прилетаем домой, и меня встречают в аэропорту, приглашают во вторую сборную СССР. Я никаких иллюзий не питал – думал, что вызвали за компанию. Сыграл на турнире в Японии против канадцев, а потом Виктор Васильевич Тихонов заявил: «Поедешь с первой сборной в Америку». Там мы тоже проводили товарищеские матчи, и по их результатам определялся состав на Олимпиаду. В итоге я оказался в тройке с Юрием Лебедевым из «Крыльев Советов» и великим Александром Мальцевым из московского «Динамо». И вот что удивительно: мы стали самым эффективным звеном на Олимпиаде-80. Забросили 13 шайб, а пропустили лишь одну.

– В сборной СССР вы оказались рядом с Мальцевым, Михайловым, Петровым, Харламовым. Для многих они были кумирами. А кто для вас в юности был примером для подражания?

– Харламов. В 1972 году вся страна смотрела суперсерию СССР – Канада. Матчи из-за океана показывались поздно, и меня родители отправляли спать. Но какой мальчишка мог пропустить такое событие! Я приоткрывал дверь в комнату, где стоял телевизор, и смотрел хоккей.

– И вы успели поиграть с кумиром в одном звене...

– Да, в 1980 году Владимир Петров получил травму. В итоге почти полгода я отыграл с Борисом Михайловым и Валерием Харламовым. Помню, еще в детской команде ЦСКА 17-й номер достался другому мальчику, и я взял 18-й, чтобы просто быть как-то ближе к Харламову. Валера был уникальным, удивительным человеком. Недаром его называли душой компании, сердцем команды. Он на равных общался и с ветеранами, и с молодежью. Приглашал меня к себе на дачу, познакомил с женой Ириной, с сыном Сашей и дочкой Бегонией.

– Представляю, каким ударом для вас стала его гибель.

– Это такая утрата, что словами не передать. Помню, нам предстояло участвовать в Кубке Канады, а Харламова в сборную не взяли. Прилетели в Виннипег, включили телевизор, видим, показывают сюжеты с Харламовым. Обрадовались: помнят нашу знаменитость. А потом узнали, что он разбился. Честно скажу: не поверили. Подумали, что американцы с канадцами вводят нас в заблуждение, чтобы вывести из равновесия. Ну как наш Валерка мог погибнуть?! Но на всякий случай позвонили в Москву… Сказать, что мы были в шоке, значит не сказать ничего. Здоровые мужики с трудом сдерживали слезы. Немного погодя мы провели собрание команды и дали друг другу своеобразную клятву: «Биться изо всех сил, победить и победу посвятить Харламову». А в финале против нас вышла самая сильная сборная Канады, против которой я когда-либо играл. Та команда, ведомая Уэйном Гретцки, была готова разделаться с любым противником, однако мы играли не только за себя, но и за Харламова. Итог известен – 8:1 в нашу пользу.

– «Первая пятерка» распалась в 1989 году, ваши партнеры отправились покорять НХЛ. А у вас было такое желание?

– Да, я хотел попробовать свои силы в Америке. Но с отъездом возникли проблемы. Мне, майору советской армии, надо было для начала уволиться, а отпускать меня особо никто не хотел. Со временем все вопросы удалось урегулировать. Мне бы не хотелось рассказывать, почему я провел в НХЛ лишь один сезон. Скажу лишь, что я доволен тем, как сложилась моя карьера после ЦСКА. За границей я провел пять лет. Год в Канаде и по два сезона отыграл в Швейцарии и Швеции. Мы с супругой посмотрели мир, получили новые впечатления. Но жить на Западе я не хотел, хотя мне предлагали купить там дом. Считаю, что ничто не может заменить личного общения с друзьями и близкими.

– Здесь были и самые преданные ваши болельщики…

– Вы правы. Сейчас это, возможно, прозвучит удивительно, но письма на мое имя приходили в клуб из разных уголков страны. География была от Сахалина до Калининграда. Однажды пришло послание: «Дорогой, приезжай в Махачкалу. Барашка зарежем, стол накроем...» Дети просили прислать коньки, форму, клюшки. Пенсионерки писали трогательные письма, искренне радовались нашим победам, как своим собственным успехам. Девушки приглашали на свидания. И такие мешки писем приходили не мне одному. Ответить на них было физически невозможно. Но я благодарен всем, поскольку чувствовал – за нас на самом деле болеет вся страна.

– Вот ваш сын Алексей удивляется, что вы даже своим голам как-то не очень радовались. В лучшем случае просто поднимали клюшку над головой…

– А я не понимаю тех, кто начинает сходить с ума, забросив шайбу. Ну, вот токарь сделает деталь, и что? Он же не срывает с себя по этому поводу рубашку? А хоккей – это наша работа. Мы за нее деньги получали. Нет, в душе я, конечно, радовался – и за себя, и за партнеров. Но не видел необходимости выставлять это напоказ.

– В спорте вы добились головокружительных высот, а в жизни есть мечта, которая не осуществилась?

– У меня два сына. Младший – хоккеист, старший работает в Москве, в коммерческой фирме. Рад, что дети встали на ноги. А у меня все есть для нормальной жизни. Любимая супруга, работа, крыша над головой. Мечтаю только о внуках.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 марта 2009 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Песков прокомментировал высказывания Мутко о намерении уйти в отставку


Неограниченные возможности

Репортер «НИ» узнала, как тренируются и живут параспортсмены

Армия чемпионов

Многие наши и зарубежные спортсмены по-прежнему проходят службу в вооруженных силах

Исинбаева отложила возвращение в спорт до 2016 года


Любовь к спорту

Браки заключаются не только на небесах, но и на стадионах

Нашаманить победу

Ради высоких результатов спортсмены прибегают к услугам психологов, гипнотизеров и колдунов

Футболист сборной Бразилии подаст в суд на СМИ, назвавшее его гомосексуалистом


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: