Главная / Газета 31 Октября 2008 г. 00:00 / Спорт

Станислав Еремин:

«Однажды меня хотели отдать под трибунал»

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

Сейчас в российском мужском баскетболе эпоха иностранных тренеров и игроков. С ними главным образом связаны последние успехи наших клубов и даже сборной. И как-то уже стали подзабываться 90-е годы, когда, например, тот же ЦСКА на равных сражался с европейскими грандами без зарубежных звезд и с отечественным тренером во главе – Станиславом ЕРЕМИНЫМ. Так получилось, что сейчас это самый титулованный российский специалист, возглавляющий клуб суперлиги – подмосковный «Триумф». «Новые Известия» решили встретиться с известным наставником, который в новом сезоне со своим «Триумфом» намерен бросить вызов и Этторе Мессине, и Дэвиду Блатту, и другим тренерам-конкурентам.

Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
shadow
– Станислав Георгиевич, не секрет, что в сегодняшнем спорте, в баскетболе в частности, деньги правят балом. Давайте предположим, что в 90-е годы у ЦСКА, который вы тогда тренировали, были бы такие же финансовые возможности, как у нынешней команды во главе с Этторе Мессиной. Смогли бы выиграть Евролигу?

– Можно, конечно, сказать, что если бы в 90-х годах у нас были иностранцы уровня Теодороса Папалукаса, Джона Роберта Холдена или Матьяжа Смодиша, то ЦСКА бы выиграл Евролигу. Но я горжусь тем, что в те годы костяк армейской команды составляли россияне. И они – Василий Карасев, Игорь Куделин, Евгений Кисурин, Сергей Панов и другие – находились на ключевых позициях. Мы были близки к триумфу на международной арене, хотя значительно уступали грандам в финансовом плане. Помню, приезжали к нам греческие клубы, и их представители спрашивали – каков месячный бюджет ЦСКА. Я отвечал, а они изумлялись – у нас, мол, это зарплата одного игрока, причем не стартовой пятерки. Тем не менее мы их побеждали.

– А чего еще кроме финансов не хватило тому ЦСКА, чтобы стать лучшим в Европе?

– У нас была молодая команда, и в результате не хватило в первую очередь опыта. Не только игрокам, но и мне, тренеру. Если бы существовала машина времени и я бы мог вернуться в те годы, то многое бы поменял местами. И думаю, был бы другой результат.

– По-вашему, когда-нибудь у нас еще появится клуб, где тон будут задавать российские баскетболисты и который сможет биться за победу в еврокубках?

– Конечно, наши болельщики хотят, чтобы россиян было больше, чем легионеров, приглашенных за большие деньги. Так происходит и в других странах. Но ситуация такова: те, кто вкладывает деньги, хочет получить результат как можно быстрее. Согласно этой стратегии многие клубы стараются укрепиться сильными игроками, невзирая на их национальность. А в России очень много талантов. И уже завтра появились бы свои, доморощенные звездочки, способные дать результат. Но это было бы, подчеркиваю, завтра. Часто люди, которые сегодня финансируют клубы, не знают, будет ли им интересно это, допустим, через год. Правы, наверное, те, кто ратует за введение жестких ограничений на легионеров. Но мы к этому пока не готовы. К сожалению, в 90-е годы была утрачена сама система подготовки игроков, и руководители клубов обратили внимание на Запад. Сейчас мы пожинаем плоды того времени.

– А какова трансферная политика «Триумфа»?

– Нам тяжело в финансовом плане соревноваться с ведущими российскими клубами. Но не факт, что побеждает тот, у кого больше денег. Это показал и опыт НБА. Грубо говоря, есть минимальный уровень финансирования, без которого, конечно, ничего не добиться. Но и за счет грамотной селекции можно побеждать более обеспеченные команды. В «Триумфе» при покупке игроков всегда действует принцип сочетания цены и качества с учетом средств в клубной казне. Правда, в нынешних обстоятельствах трудно выстраивать программу развития больше, чем на два года. Опять-таки всем нужен результат.

– Как вы чувствуете себя в «Триумфе»?

– В этой команде я получил шанс еще раз попробовать реализовать то, что накоплено за годы тренерской деятельности. Ну и в глубине души есть стремление сопротивляться существующему мнению, что иностранные тренеры – самые лучшие. Да, надо честно признаться, что российская тренерская школа отстала от зарубежной. Но это не значит, что у нас нет специалистов, которые могут работать на уровне выше среднего по мировым стандартам. И мне, как, наверное, и другим российским тренерам, хочется показать и доказать, что мы тоже что-то можем.

– У вас есть не только тренерские знания, но и диплом экономиста…

– Да, у меня два высших образования. По первому я действительно экономист. По второму – тренер-преподаватель.

– Говорят, ваша мама хотела, чтобы вы все-таки стали экономистом...

– Дело в том, что мои родители не очень верили, что спорт даст мне такую материальную базу, на которой можно будет строить жизнь, обеспечивать семью. Они радовались моим спортивным успехам, но поставили условие: «Стас, ты должен получить образование». Сначала я окончил техникум. Потом была другая планка – институт. В итоге я получил диплом экономиста. Отца уже не было, а мама все говорила: «Твой друг Володя уже старшим инженером стал, а ты…» Но жизнь доказала, что и в спорте можно зарабатывать очень хорошие деньги.

– Говорят, однажды ваш отец собрал всех детей за столом и каждому четко предугадал будущее…

– Это правдивая история. Хотя сейчас она выглядит, как легенда. У нас была очень дружная семья, и мы до сих пор очень близки. Так вот, по воскресеньям мы всей семьей часто делали сибирские пельмешки, садились за стол. И однажды отец за таким семейным застольем сказал: «Я верю, что Ираида сделает карьеру в правоохранительных органах, Анатолий станет крепким хозяйственником, а Стас – известным спортсменом». А дело в том, что сестра на тот момент была лишь паспортисткой в отделе милиции, брат только начинал работать в хозяйственном направлении, а я играл за местную команду «Кедр», которую сейчас почти никто и не вспомнит. В итоге Ираида дослужилась до полковника милиции и работала на генеральской должности. Брат был замдиректора филиала завода имени Лихачева. Я тоже чего-то добился в баскетболе. Что это было? Может, отец просто озвучил свои мечты. Может, в этот момент у него проявился дар провидения... Знаете, я всегда был рационалистом, прагматиком в хорошем смысле слова. Но долго не понимал, что есть простые истины, которые закладываются родителями в детстве, юности, а потом программируются в какой-то результат. И вообще надо верить в хорошее. В себя, в свои силы, в своих родных, в страну. А плохое и так тебя найдет. Поверьте, нельзя победить, если ты не веришь в свой успех. Надо мечтать о чем-то очень большом. Стремиться к достижению этой, казалось бы, несбыточной цели, и тогда все может сбыться.

– И у вас не было сомнений в том, что с не очень высоким по баскетбольным меркам ростом вы добьетесь успеха?

– Не было, потому что я не искал выгоду и не размышлял: а вот если вдруг… Я беззаветно любил баскетбол. И никогда не задумывался, сумею ли пробиться в состав серьезной команды или хорошо зарабатывать. Мне и сейчас импонируют люди, которые делают работу с полной самоотдачей и от всего сердца. И очень часто фортуна вознаграждает их и успехом, и деньгами. Я просто приходил на тренировку и вкалывал на сто процентов. Сейчас, пожалуй, я не смог бы повторить тот путь. Жизнь стала другой.

– Вы тренировались до седьмого пота, но если бы не тренер Майя Гусева…

– Да, она сыграла едва ли не главную роль в моей спортивной карьере. Гусева умела внушить каждому из игроков уверенность в своих силах. Она постоянно говорила, что мы самые сильные, умные, красивые. Именно она меня привезла в «Уралмаш» и сказала: «Стасик будет у вас лучшим. Он пробьется». Ее отличала доброта, вера в людей. Еще она была сильным психологом. Если бы не она, не было бы ни баскетболиста, ни тренера Еремина.

– Ваш переход из свердловского «Уралмаша» в ЦСКА – это знаменитая история. Не поделитесь подробностями?

– Я был на хорошем счету в «Уралмаше» – лучший снайпер команды. Однажды на меня обратил внимание Астахов – помощник Александра Яковлевича Гомельского. Он включил меня в список людей, которых призывали в армию директивой за подписью самого министра обороны. Вы не представляете, что эта бумага значила в то время. А в документе было написано: «Немедленно откомандировать Еремина Станислава Георгиевича в распоряжение ЦСКА». И вот к моему дому подъехал на уазике военком: «А ну, быстро собирайся. Сейчас примешь присягу, выдадим тебе форму – и чтобы завтра оказался в Москве». В столице меня встретил полковник Родионов. Он получил чин полковника, кажется, в 20 с небольшим лет. Этот человек в свое время был адъютантом Василия Сталина. Так вот, я приехал в Москву с длинными волосами, с сумкой и в белом пиджачке. Просто мне сказали: «Ты же едешь играть! Какая военная форма?» При встрече я показываю этому Родионову командировочное удостоверение. Он мне: «Кто вы такой?» Я отвечаю: «Еремин». Он повторяет вопрос. Я снова называю свою фамилию. Он в третий раз: «Кто вы – рядовой или гражданский?» Я ответил: «Рядовой». А он: «Кругом! Шагом марш! И если через 24 часа вы не явитесь подстриженным и в военной форме, то пойдете под трибунал». В общем, следующие две недели я провел в казарме, проходил своеобразный курс молодого бойца.

– Первую зарплату вы получили в ЦСКА или «Уралмаше»?

– Это еще одна история. Я только пробился в основной состав «Уралмаша», и тренер сказал, что меня «поставили на ставку». Он мне конфиденциально шепнул: «Только никому не говори. Ты будешь числиться в цехе № 24 в такой-то бригаде. Только за деньгами надо приходить, когда никого у кассы не будет». А потом был случай. Заводские ребята, с которыми я общался, мне пожаловались: «Числится в нашем цеху какой-то хрен. Мы, блин, за него вкалываем, а он деньги получает». Я спросил, из какого они цеха. Оказалось, из 24-го. Мужики и говорят: «Встретили бы этого «товарища» – ему мало бы не показалось». Вот так я и узнал тех, кто за меня вкалывал. Но думаю, я честно отрабатывал деньги на баскетбольной площадке.

– Известно, что в те годы вы серьезно интересовались творчеством Владимира Маяковского и Василия Шукшина.

– Шукшин всегда производил на меня сильное впечатление. Но среди моих любимых писателей и Чингиз Айтматов. Его произведение «Буранный полустанок» считаю одним из самых любимых. Ребенком я ходил в городскую библиотеку. Никто, естественно, литературу мне специально не подбирал. К своему стыду могу признать, что я не прочитал произведения, которые должны знать нормальные, развитые в моем понимании люди. Пытаюсь это исправить применительно к своим сыновьям.

– Чем занимается ваш старший сын?

– Жизнь Максима сложилась не так, как мне хотелось. Для меня родина, семья – святое. Сын много лет назад с моей бывшей женой уехал в Америку. Окончил университет в Атланте. Теперь он молодой, преуспевающий специалист. Женился на американке. Девушка очень хорошая, мне она понравилась. Кстати, недавно я стал дедом. Словом, у Максима все хорошо. Единственное, жаль, что нас разделяет такое расстояние. Не видел его уже восемь лет. Сейчас воспитываю сына от второго брака – Георгия. Ему восемь лет, но он уже помогает мне определять состав на игру. Даже схемы научился рисовать. Хороший, добрый мальчик. Дай Бог, чтобы ему удалось реализовать себя в жизни, а нам, родителям, хватило бы здоровья, чтобы ему в этом помочь.

– У вас за плечами очень много матчей на самом высоком уровне – как в качестве тренера, так и игрока. Какие из них самые памятные?

– Когда играл гимн СССР, а теперь – России, у меня всегда мурашки по спине. Поэтому все матчи на чемпионатах мира и Европы оставили неизгладимое впечатление. Нельзя выделить какую-то одну встречу. А вот неудачные… Пожалуй, те, которые я проиграл в качестве тренера.


Справка «НИ»
Станислав ЕРЕМИН родился 26 февраля 1951 года. Заслуженный мастер спорта, десятикратный чемпион СССР в составе ЦСКА, двукратный чемпион Европы, чемпион мира, призер Олимпийских игр. Тренерскую карьеру начал в 1986 году. C 1986 по 1988 год работал в Сирии.
С 1992 по 2000 год – главный тренер ЦСКА. Восемь раз приводил армейцев к титулу чемпионов России. В 1996 году ЦСКА под его руководством занял третье место в Евролиге. Был помощником главного тренера сборной России Сергея Белова, обладатель бронзовой медали чемпионата Европы-1997 и «серебра» чемпионата мира-1998. В 1996 году вошел в пятерку лучших тренеров Европы. В 1998 году возглавлял сборную «Востока» на «Матче всех звезд Европы». С 2000 по 2006 год – главный тренер казанского УНИКСа, с которым трижды становился серебряным и дважды бронзовым призером чемпионатов России, завоевал Кубок России и Североевропейской лиги, выиграл Евролигу ФИБА. В сезоне-2006/2007 – генеральный менеджер БК УНИКС. С сезона-2007/2008 – главный тренер люберецкого «Триумфа». Признавался лучшим тренером России и суперлиги. Заслуженный тренер России. С 2000 по 2002 год – главный тренер сборной России. Награжден орденом Почета. Полковник российской армии.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: