Главная / Газета 21 Октября 2008 г. 00:00 / Спорт

Окончательный анализ

Российские легкоатлетки разочарованы решением федерации об их «допинговой дисквалификации»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Вчера президиум Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) решил дисквалифицировать на два года ведущих российских легкоатлеток, отстраненных от участия в соревнованиях накануне пекинской Олимпиады. И это несмотря на то, что «преступление» Дарьи Пищальниковой, Елены Соболевой (на фото), Светланы Черкасовой, Юлии Фоменко, Гульфии Ханафеевой, Татьяны Томашовой и Ольги Егоровой, обвиняемых Международной ассоциацией легкоатлетических федераций (ИААФ) в подмене допинг-проб, фактически не доказано. В течение 30 дней ИААФ должна либо утвердить решение ВФЛА, либо выразить несогласие с ним. В случае наихудшего развития событий точку поставит международный арбитражный спортивный суд.

Фото: AP
Фото: AP
shadow
Напомним, что все перечисленные выше спортсменки (за исключением Ольги Егоровой, которая не собиралась участвовать на Играх в Пекине, а сейчас приняла решение оставить большой спорт) являлись реальными претендентками на олимпийские медали. В том числе и на золотые. История, получившая огласку за несколько дней до начала Игр, вызвала большой общественный резонанс, породила массу вопросов и здорово ударила по имиджу всей российской легкоатлетической сборной. Девушкам ставили в вину тот факт, что в допинг-пробах, взятых у них в апреле-мае 2007 года, не совпадали ДНК по сравнению с более поздними анализами. Хотя ни одну из спортсменок не уличили в употреблении допинга, ИААФ отстранила их от участия в олимпийских стартах. К счастью, даже без этих потерянных медалей наши легкоатлеты выступили в Пекине успешно. А для того чтобы все-таки разобраться в ситуации, по инициативе руководителя отечественной «королевы спорта» Валентина Балахничева была создана комиссия во главе с вице-президентом ВФЛА Игорем Тер-Ованесяном.

Однако никакой ясности работа этой комиссии не внесла. Что произошло с допинг-пробами на самом деле, непонятно. Вчера Балахничев прямо сказал, что аргументированных доказательств, подтверждающих вину спортсменок, у комиссии нет. Но и фактов, полностью доказывающих их невиновность, тоже не имеется. Если учесть всю сложность вопроса, решение ВФЛА дисквалифицировать легкоатлеток на два года, причем начать отсчет срока с апреля-мая 2007-го, выглядит, пожалуй, наиболее предпочтительным вариантом. И для спортсменок, которые с апреля будущего года уже смогут снова выходить на старт, и в частности принять участие в берлинском чемпионате мира в августе 2009 года, и для федерации, которая довела дело до конца и не оставила безнаказанными «виновных» (берем в кавычки это слово не случайно). Вроде как и волки сыты, и овцы целы.

А если брать моральную сторону дела, то все свершившееся выглядит, конечно, полным безобразием. ИААФ никаких ответов на вполне логичные вопросы (для чего, к примеру, нужны документы, подписанные допинг-офицерами, что никаких претензий к сдававшим пробы нет и какова вообще их ответственность в этом деле) не дает. Нет у руководства ВФЛА информации и о том, как идет расследование, которое проводит ИААФ в отношении тех самых допинг-офицеров… Доказательства, что именно спортсменки подменили свои пробы, тоже отсутствуют. А приговор, да и то не окончательный (вероятность того, что начало срока дисквалификации может быть сдвинуто на более позднее время, достаточно велика), суров. Что уж говорить об имидже спортсменок, о потере ими всех медалей и заработанных за этот период призовых. Получается, что презумпция виновности спортсмена становится уже привычной издержкой профессии. В спорных вопросах у атлетов не остается возможностей бороться за свои права. По крайней мере если это касается допинга.

«Мы беззащитны, как игроки в казино, – призналась в недавнем интервью «НИ» чемпионка мира и серебряный призер Пекина бегунья Анастасия Капачинская, сама пережившая два года допинговой дисквалификации. – Принимаем правила, соглашаемся, все вроде в равных условиях находятся, но кто-то выигрывает, а кто-то нет». На самом деле каждый подобный скандал в очередной раз заставляет задуматься – есть ли смысл в антидопинговой борьбе или нет. Наверное, все-таки есть. Но когда спортсменок дисквалифицируют только за то, что у них, как говорит Балахничев, присутствует мотив, который является «достаточным, но не абсолютным фактом виновности», такая борьба выглядит бессмысленной. Ведь пока нет никаких явных доказательств, вероятность того, что анализы подменили другие люди, все-таки существует.

Реакция самих пострадавших на решение ВФЛА однозначна: несправедливо, обидно, а главное – бездоказательно. Но, как грустно заметила Елена Соболева, наверное, это лучшее из того, что могло бы быть. К слову, Соболева, намерена вернуть все призовые, вложенные в строительство квартиры, благо нашлись люди, согласившиеся оказать ей финансовую помощь. И уже летом, если срок дисквалификации оставят прежним, бегунья попытается отобраться на мировой чемпионат в Берлине. Фоменко честно признается, что денег на то, чтобы вернуть вознаграждение, у нее нет. То есть, судя по всему, придется закончить со спортом, искать другую работу. Томашова заявляет, что пойдет до конца и обратится к зарубежному адвокату… Не особо-то верят спортсменки и в то, что ИААФ, с самого начала действовавшая так жестко, согласится с тем, что уже через полгода они смогут выйти на дорожку. Возможно, когда решение будет окончательно утверждено, настроение спортсменок изменится. Но сходятся девушки в одном – возвращаться им при любом раскладе будет страшно. Ведь, как показала эта история, никаких гарантий, что подобное не повторится, к сожалению, нет ни у кого.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 октября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: