Главная / Газета 14 Октября 2008 г. 00:00 / Спорт

Обладатель Кубка Кремля Игорь Куницын:

«К победе не был готов»

АНАСТАСИЯ ГРИЩЕНКО

Перед завершившимся в воскресенье в Москве международным турниром Кубок Кремля недостатка в прогнозах не было. В победители прочили и россиян Николая Давыденко с Михаилом Южным, и француза Поля-Анри Матье. 71-ю ракетку мира Игоря КУНИЦЫНА в расчет не брал никто. Но живущий ныне в Москве 27-летний теннисист из Владивостока преподнес самую громкую сенсацию минувшей недели, обыграв по ходу соревнований известных мастеров ракетки – американца Робби Джинепри, французов Жереми Шарди и Фабриса Санторо. На закуску же, в финале, Куницын разобрался с некогда сильнейшим теннисистом России и мира Маратом Сафиным, хотя выходил на этот матч, по его собственному признанию, заранее подготовив речь с поздравлением соперника с победой. «Новые Известия» поговорили с новоиспеченным чемпионом.

shadow
– Игорь, победить в финале Кубка Кремля самого Марата Сафина – дорогого стоит. Ожидали ли такого исхода?

– Скажу честно – не ожидал. Я ведь ему все три наши личные встречи проиграл. Правда, в одной из них, в Лас-Вегасе это было, не без шансов. Но все равно, обыграть Сафина в финале московского турнира – не думал, что способен на такое… Просто собирался выйти, побороться за каждый мяч, показать все, на что способен. Хотя была, конечно, мысль: если вдруг Марат даст мне шанс, то чем черт не шутит?

– Перед началом турнира больших задач перед собой, наверное, не ставили?

– Выиграть его, конечно, не рассчитывал. Но вообще в последнее время я показывал хороший теннис. После Открытого чемпионата США проиграл только один матч – Теймуразу Габашвили в Бельгии. Неплохо проявил себя на Кубке Дэвиса в Аргентине. В Москве думал попасть или в полуфинал, или в восьмерку – при условии, если бы играл в свою лучшую игру. Но то, что в итоге получилось – это предел мечтаний…

– Чем объясняете удачные выступления в этом сезоне?

– Думаю, это как раз тот случай, когда количество переросло в качество. Если раньше играл в «челленджерах», то сейчас участвую в крупных турнирах, в соревнованиях «Большого шлема». Благодаря чему и набрал опыт, которого мне не хватало. Перестал бояться звезд, начал обыгрывать их. Пришла уверенность в собственных силах.

– Именитый соперник поздравил вас с сенсационной победой?

– Да, и совершенно искренне. Так же, как поздравил бы Марата и я. И Шамиль Тарпищев поздравил. Знаете, у нас в сборной замечательная атмосфера. Я был в команде на Кубке Дэвиса два раза и могу сказать, что именно за счет этой искренности, этих добрых отношений и приходят все наши победы. Мне даже как-то неприятно, когда в личных турнирах мы встречаемся друг с другом на корте. Правда, сейчас все думали, что побежденным в нашем споре с Маратом буду я, а оказалось наоборот. Я тоже не был к этому готов (улыбается).

– К финальному поединку готовились как-то по-особенному?

– Старался просто выспаться. Не получилось. До трех часов ночи сна ни в одном глазу. Только потом кое-как задремал…

– Кстати, многие российские игроки во время Кубка Кремля предпочитают жить в гостинице, чтобы никто не отвлекал от турнира. А вы остались дома. Почему?

– Если выпадает возможность побыть в домашней обстановке, как можно ею не воспользоваться? И так весь год проводишь в разъездах, живешь в отелях… Никогда во время Кубка Кремля не жил в гостинице и не представляю, что смог бы принять такое решение. А жена моя меня никак не отвлекает (смеется). Только помогает.

– Как с супругой познакомились?

– Она тоже играла в теннис, тренировалась в ЦСКА, там и познакомились. Зовут ее Ирина. Обычная история, ничего экзотического. Знали друг друга давно, но мельком, а сблизились плавно, без каких-то страстей. Ирина часто ездит со мной по турнирам, но больше тренирует детей в Москве.

– О вашем пути в большой спорт практически ничего не известно…

– Я начал играть во Владивостоке, вырос там же – с бабушкой и дедушкой. Сейчас у меня остался только дедушка, я его к себе в Москву перевез. Мама умерла, когда я совсем маленький был, отец ушел от нас примерно в то же время.

– Как долго вы уже в Москве и чем было обусловлено решение переехать сюда?

– Я здесь лет шесть-семь, а перебрался, потому что из Владивостока было очень неудобно ездить на турниры. Ради тенниса мне надо было уехать оттуда куда-нибудь поближе к Европе. Я выбрал Москву.

– Если вернуться к Кубку Дэвиса, то в Аргентине состоялся ваш игровой дебют. Как думаете, победа в Кубке Кремля увеличит ваши шансы вновь сыграть за сборную?

– Пока рано об этом говорить. Все зависит от состояния игроков за пару недель до матча. Сейчас Шамиль Анвярович наверняка еще не думает о том, кого позовет в команду в следующем году. Но я, конечно, мечтаю сыграть снова. Для меня это будет большая честь.

– В Аргентине вы играли в паре с Дмитрием Турсуновым, но и с Сафиным в дуэте объединялись, не так ли?

– Да, было дело. В прошлом году, в Лос-Анджелесе. Вообще мы с Маратом знаем друг друга лет с десяти. Весело с ним играть, скажу вам. Вообще же я больше одиночный игрок, а пара для меня как дополнение. Тем более если получается в ней играть.

– Игорь, иногда говорят, спортсмен – как автомобиль. У кого-то «зажигание» раннее, у кого-то позднее…

– Да уж, ранним я себя никак не могу назвать. Даже по физическому развитию. Еще года три-четыре назад физически я был слабоват. Реально окреп, только когда попал в первую сотню рейтинга. Теперь готов играть и пятисетовые матчи, и затяжные турниры. Я вообще только начинаю получать от тенниса удовольствие. Надеюсь, что со здоровьем будет все нормально.

– Как любит отдыхать теннисист Куницын?

– Музыкой не особо увлекаюсь. Только в машине радио слушаю. Или Турсунов мне диск какой-нибудь запишет. Во время отпуска люблю побыть дома. А потом, перед началом нового сезона, провожу некоторое время на Гавайях.

– Звучит довольно экзотично. Почему именно там?

– Семья Эрнеста Гулбиса, моего друга, ездит туда каждый год в течение многих лет. Недалеко лететь до Австралии, где проходят первые турниры, похожие условия, но в то же время нет безумной жары, как во Флориде. Купаться можно опять же. А в Европе в это время тяжеловато, холодно. Угнетает меня эта обстановка.

– Неужели солнце не надоедает за год выступления на турнирах?

– Надоедает, конечно, и иногда хочется побыть в Москве, где дождик и холодно. Думаю, когда с теннисом закончу, будет тянуть поближе к солнышку. Но перебираться за границу я не собираюсь. Люблю Москву.

Опубликовано в номере «НИ» от 14 октября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: