Главная / Газета 17 Сентября 2008 г. 00:00 / Спорт

Чемпионка Паралимпиады в Пекине Олеся Владыкина

«Благодаря плаванию у меня не было времени хандрить»

ВАЛЕРИЙ МЯГКОВ, Пекин

Сегодня в Пекине закроются ХIII летние Паралимпийские игры, а большинство их участников уже закончили соревноваться. Так, например, в понедельник финишировал турнир пловцов, в котором блестяще выступили российские спортсмены-инвалиды. На их счету 27 медалей, в том числе 11 золотых. Одну из высших наград завоевала Олеся ВЛАДЫКИНА на дистанции 100 м брассом (с мировым рекордом). Между тем еще в начале этого года она даже не мечтала выступать на Паралимпиаде. Вместе с подругами отправилась из зимней Москвы погреться на солнышке в Таиланд и там отметить свой 20-й день рождения. Но трагический случай переписал все планы – автокатастрофа, госпиталь и ампутация руки. И вот спустя пять месяцев (!) Олеся стала чемпионкой Паралимпиады в Пекине. Корреспонденту «Новых Известий» удалось задать ей несколько вопросов.

shadow
– Олеся, расскажите, что же все-таки случилось с вами зимой?

– В феврале этого года мы вчетвером с подругами отдыхали в Таиланде. Поехали на экскурсию, наш автобус попал в жуткую аварию, перевернулся. Близкая подруга Александра, мы вместе с ней занимались плаванием, обе доросли до мастеров спорта, погибла. Две другие девочки отделались испугом. А мне искалечило руку. Около месяца провела в госпитале Бангкока. Там сделали все возможное, лечили, провели четыре операции. Но рука была просто нафарширована стеклом, и ее пришлось ампутировать.

– После этого, наверное, решили: все, жизнь кончилась?

– Такие мысли были у меня, когда лежала в искореженном автобусе, придавленная грудой металла. И некому было помочь выбраться из-под завала. Охватило отчаяние. А так, в госпитале и потом меня подобные мысли не посещали. Представьте, подруга сидела рядом со мной, а теперь ее нет! А меня Бог сохранил. Впереди у меня целая жизнь. Разве можно потерю руки сравнить с потерей жизни?

– Вы мужественная девушка...

– Было много разговоров с мамой. Она старалась меня поддержать. Мне тоже приходилось ободрять ее. Мы друг другу помогали осмыслить мое новое положение. И в Москву я уже вернулась в более-менее устойчивом психологическом состоянии.

– Психологи утверждают: в подобных случаях требуется несколько лет, чтобы человек вновь обрел душевный комфорт. У вас же это заняло несколько месяцев.

– Мы прилетели в Москву 22 марта. И начали с мамой заниматься вопросами протезирования. Потом я сходила в институт, где учусь. А через две недели уже тренировалась в бассейне. У меня не было времени хандрить и вновь переживать ужас трагедии.

– А кто надоумил вернуться в плавание?

– Наверное, это мое решение. Прошел год, как я прекратила активно плавать, стала учиться, а тут это происшествие. Просто вспомнила, что десять лет отдала плаванию... Что существует паралимпийский спорт. И возник вопрос: почему бы не вернуться в бассейн? А еще в Бангкок мне звонил мой первый тренер и сказал: «Ты должна плавать дальше». Мои родители поддержали меня. Прилетела в Москву, позвонила тренеру и попросилась на тренировку.

– И какое тренерское задание получили на первом занятии?

...Во время интервью с Олесей рядом сидел ее тренер Сергей Жилкин. Услышав этот вопрос, он достал дневник: «Первая тренировка была 8 апреля. Олеся вспоминала прошлые навыки. Проплыла 2200 метров. После годового перерыва надо было почувствовать воду. Постепенно мы стали наращивать объемы, осваивать новую технику плавания уже с одной рукой. Двумя руками легче поднять тело для вдоха, одной – сложнее. Кроме того, при гребке одной рукой – тело сносит в сторону. Мне приходилось самому залезать в воду и пробовать работать одной рукой, чтобы самому понять, как это делается, ведь у меня тоже не было подобного опыта. Методом проб и ошибок нашли вариант, который подошел Олесе. А технику ног менять не пришлось. Когда она еще плавала среди здоровых, ее отличала работа ног».

– Олеся, плавание помогло вам пережить последствия трагедии?

– Конечно. Хотя если бы его не было, я нашла бы что-то другое. Меня поддержали на работе, в институте. Но плавание облегчило задачу восстановления. Первые тренировки ходила счастливой, просто здорово вновь было плавать. От одного вида воды настроение поднималось. Хотя сейчас уже немного надоело (смеется)... Видимо, сказывается напряжение Паралимпиады.

– А сколько времени прошло от первой тренировки до победного пьедестала в Пекине?

– Пять месяцев плюс один день.

– Теперь вы чемпионка. Что изменилось или изменится в вашей жизни?

– Мне кажется, ничего не изменится. Просто моя победа – это возможность отблагодарить моего тренера, моих родителей, людей, которые верили в меня, помогали мне. Ведь не все хотели, чтобы состоялась моя поездка в Пекин.

– Почему?

– Команда была уже сформирована, и тут я успешно выступила на Кубке Европы. Но дополнительного места сверх квоты нашей сборной не дали. И одной девочке пришлось уступить свое место мне. Эта ситуация не всем понравилась. Но я же попала в команду по спортивному принципу. Здесь нет моей вины.

– Полагаю, победив в Пекине, вы полностью оправдали свое попадание в сборную.

– Думаю, что так. Мне кажется, что я заняла свое место.

– Кстати, а что удивило в Пекине?

– Насколько все здорово сделали китайцы для проведения Игр! Не ожидала увидеть такой высокий уровень. Везде – в деревне, в бассейне. Здесь поставили знак равенства между Олимпиадой и Паралимпиадой. Размах – поразительный. Китайцы очень дружелюбны, просят сфотографироваться с ними, дать автограф. Все время говорят тебе: «Нихао».

– Уже понимаете по-китайски?

– Знаю только это слово. Оно значит «здравствуйте».

– После окончания соревнований у вас появилось время погулять по Пекину. Где были?

– Первым делом решила побегать по магазинам в поисках сережек. Я очень люблю их. Пять пар купила. Но этим не ограничусь. Дома у меня целый склад. Каждый день надеваю новые. И даже в течение дня меняю. Все зависит от настроения.

– А на пьедестале в каких сережках стояли?

– Нас туда из бассейна приглашали. А во время плавания сережки полагается снимать. Поэтому на пьедестале стояла без них – это редкий случай. У меня есть очень дорогие сережки, мне подарила их моя подруга Саша. Теперь это память о ней. Надеваю их только в исключительных случаях.

– Для паралимпийского спорта вы достаточно молоды. Наверное, мечтаете выступить еще не на одних Играх?

– Пока не думала об этом. Вот если бы не выиграла в Пекине, тогда точно бы вам сказала: «Да, буду готовиться к Лондону». Ведь, если честно, мне самой мало верилось, что стану чемпионкой. Всего пять месяцев тренировок за плечами. А теперь многое будет зависеть от того, как сложится моя дальнейшая жизнь. Возможно, даже закончу плавать.

– У вас есть серьезное увлечение помимо плавания?

– Учеба в институте, наверное. Учусь на дневном отделении в МИИТе, на факультете «спортивный менеджмент». Собираюсь работать в области спорта.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: