Главная / Газета 28 Августа 2008 г. 00:00 / Спорт

Экс-чемпион мира Сергей Косоротов:

«Ноль медалей в Пекине – это диагноз нашему дзюдо»

АЛЕКСАНДР ИЛЬИН

Крайне неудачно выступили на Олимпиаде в Пекине российские дзюдоисты. В таком «медалеемком» виде программы, где разыгрывались 14 комплектов наград, отечественные мастера не взяли ничего, хотя выступали в 13 весовых категориях. Иначе, как провалом, такой результат не назовешь. Более того, в дзюдо Россия вообще еще не выиграла ни одного олимпийского «золота» – это нашим спортсменам не удалось сделать ни в 1996 году в Атланте, ни затем в Сиднее, ни в Афинах, ни теперь в Пекине. Глубинные и застаревшие проблемы, можно сказать, налицо. Что происходит с российским дзюдо? Ответить на этот вопрос «Новые Известия» попросили ветерана татами, чемпиона мира, двукратного чемпиона Европы, обладателя восьмого дана Сергея КОСОРОТОВА.

shadow
– Сергей, какую оценку можно поставить сборной России по дзюдо за Олимпиаду в Пекине. Наверное, ноль? Учитывая, что команда не завоевала ни одной медали?

– Пожалуй. Выступление из серии «слов нет, а остальное вы видели». Этот результат красноречиво отражает состояние российского дзюдо. Олимпиада – это лотерея, и ее можно выиграть только в том случае, если стоишь на твердом фундаменте базовой подготовки. Олимпиада – это огромное напряжение. Это тренировки, тренировки и еще раз тренировки. И работать надо не только на общекомандных сборах, на виду у главного тренера, но и на местах, самостоятельно. Грубо говоря, в Пекине все наши дзюдоисты выступили ровно на то, что они натренировали за предыдущие годы. Впрочем, проблема не только в спортсменах, но и в тренерах. Здесь тоже произошла смена поколений. Опытные специалисты, работавшие в советские времена, уходят, а новые люди не отличаются профессионализмом. Не стремятся учиться, перенимать и развивать чужой опыт.

– Кстати, в нашей сборной было много дебютантов Олимпийских игр. Может, проиграли потому, что просто время их еще не пришло?

– У «классиков» вон дебютанты «золото» выиграли. Это не аргумент. Я очень надеюсь, что хоть сейчас-то будет сделан серьезный анализ ситуации. А то в нашем дзюдо все кулуарно, закрыто. Федерация давно стала некой частной лавочкой, полностью защищенной от всякой критики. Но ведь кто-нибудь когда-нибудь все-таки должен спросить с нее за результаты... Что сделано для развития вида спорта? Построены ли новые центры? Лично я ничего этого не вижу. Дзюдо нет ни в школах, ни в вузах, ни в армии... Массовости нет. Вместо дзюдо люди выбирают пиво. Та же Москва всегда была одним из главных поставщиков кадров для сборной России. Кто-то представлял ее в Пекине? В Москве что-то построили для дзюдо?

– Знаю, вы давно критически отзываетесь о состоянии российского дзюдо и находитесь в оппозиции к Федерации...

– Да ни в какой я не оппозиции. Просто дзюдо – это моя жизнь. Так что я не в оппозиции, я все еще внутри. Но мое дзюдо – другое. У меня два клуба, детские группы тренируются бесплатно... Я издаю книги по дзюдо и разную методическую литературу... Занимаюсь тем, чем, к сожалению, не занимается Федерация.

– Кстати, не так давно вы даже пострадали за свою издательскую деятельность. На чемпионате Москвы вас дисквалифицировали за карикатуры, в которых кое-кто усмотрел оскорбление президента Федерации дзюдо России Алексея Гордеева и главы столичного отделения ФДР Владимира Платонова... Насколько я знаю, вы собирались добиваться отмены этого решения через суд?

– Собирался. Но ответчики так и не нашлись. Судиться оказалось невозможным.

– Вернемся к проблемам дзюдо. Вам решительно не нравится то, что происходит у нас в этом виде спорта?

– Дело не в том – нравится или нет. Дело в том, что наше дзюдо могло бы быть сильнее, если бы нашлись умные головы, которые попытались бы объединить лучшие силы этого вида спорта. Ветеранов разных поколений, тренеров, науку... Разрабатывали бы школьные программы, проводили семинары, где можно было бы обмениваться опытом, информацией, полемизировать... Это есть, например, во Франции, где, по-моему, мэр едва ли не любого заштатного города считает своим долгом помогать дзюдо. Поэтому там два миллиона занимающихся.

– Но у французов в Пекине всего две медали, и не золотые...

– Я думаю, это временные трудности. Главное – у дзюдо в этой стране большой авторитет. И не в медалях, в конце концов, все дело. Дзюдо – это философия. Уважай старших, уважай родину, уважай флаг... Как говорится, от твоего поведения в додзе (спортивный зал. – «НИ») зависит твое спортивное долголетие.

– Несмотря на преклонный по спортивным меркам возраст – 43 года, вы находитесь в прекрасной форме. В ветеранских турнирах вам вообще нет равных. На апрельском чемпионате представителей силовых структур все соперники отказались бороться с вами.

– В моей спортивной карьере такого не было. А тут готовишься, хочешь бороться, набираешь форму, а соперника нет. Обидно даже...

– А если сравнить вашу нынешнюю форму с той, что была у вас в расцвете спортивной карьеры? Какой Косоротов сильнее?

– Думаю, сегодняшний сильнее того, что выиграл чемпионат мира 17 лет назад. С возрастом повышается выносливость, крепнут связки, мышцы, сухожилия, кости. Плюс свой эффект дают различные практики – дыхательная гимнастика, йога, цигун... В конце апреля боролся с Сашей Михайлиным (действующий дзюдоист, трехкратный чемпион мира. – «НИ»). Бросить мне его не удалось, не хватает специальной работы на татами. Но и он меня не бросил.

– Что, ничья?

– По замечаниям судьи схватки Олега Сергеевича Степанова, одного из первых наших дзюдоистов-олимпийцев, «шидо» я у Саши выиграл. Проще говоря, был активнее.

– Теоретически могли бы сейчас вернуться в большой спорт?

– Спорт – это для молодых, для тех, кому нужно зарабатывать себе имя. У меня имя есть, а титулы уже давно не интересуют. А потом, что такое титулы? Человек уходит из спорта и, даже если он очень знаменитый, растворяется в общей массе. Сколько таких примеров. Все это быстро проходит. Кстати, насчет возраста... Недавно был на соревнованиях. На татами боролся очень известный спортсмен, один из первых номеров сборной России. Мой приятель, увидев меня на трибуне, спросил: почему, мол, не выступаю. Я ответил, что достаточно возрастной для этого. А он, показывая на нашего известного спортсмена, который участвовал в Олимпийских играх, сказал: вон смотри, какие старики борются...

– А на вас какое впечатление производят современные мастера дзюдо?

– Если честно, современное дзюдо как-то не захватывает. К сожалению, на него слишком большое влияние оказали различные виды борьбы. Классическое дзюдо – с яркими бросками, с очень жесткой борьбой за захват, с техникой работы в партере – сегодня редко увидишь. Это общемировая тенденция.

– Поэтому своего девятилетнего сына вы железной рукой привели в дзюдо? Чтобы воспитывать его в классических традициях?

– Во-первых, я привел его мягкой рукой. Ставлю педагогический эксперимент. Заманиваю в зал, обманывая. Пытаюсь увлечь, чтобы он почувствовал реальную пользу занятий. А потом в этом виде спорта я действительно ему помогу. В общем, состязаюсь с маленьким мальчиком и одновременно сам с собой.

– Нет тщеславной мысли самому сделать из него олимпийского чемпиона?

– Мысль есть. Мы попытаемся.

– Вы ведь и раньше чуть-чуть тренировали. Может, сосредоточиться на этом занятии?

– Сложный вопрос. Что, на мой взгляд, должен сделать тренер? Показать ученику перспективу и предложить программу движения. Если у человека хватит увернности в себе, упертости, он сам прорвется. Из-под палки ничего не получится. Чтобы стать большим спортсменом, этого надо захотеть и работать, работать, работать. Гораздо больше всех остальных. Тогда быстрее до цели дойдешь. Я и сам шел этим путем. И поэтому не вижу себя в роли тренера-погонялы. Каждое утро я в зале. Есть желание – приходите. Я могу показать, рассказать...

– Ну и как, есть желающие пройти весь путь до конца?

– Может, мы еще с таким человеком не встретились...

Опубликовано в номере «НИ» от 28 августа 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: