Главная / Газета 18 Июля 2008 г. 00:00 / Спорт

Любовь за деньги

Защищая честь страны, российские футболисты не забывают про баснословные премиальные

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

Нет слов, наши футболисты порадовали страну. Бронзовые медали чемпионата Европы – безусловный успех. Аршавина и его партнеров встречали на Родине, как героев-челюскинцев в 1930-е годы.

Фото: AP. IVAN SEKRETAREV
Фото: AP. IVAN SEKRETAREV
shadow
И сейчас, когда у кумиров не всегда удается игра за клубы, их стараются сильно не критиковать. Наверное, поэтому мало кто обратил внимание на информацию о том, что футболисты сборной еще в дни Евро, когда дела у них пошли на лад, попросили увеличить им премиальные. В принципе то, что спортсмены вообще и футболисты в частности получают деньги за свой труд и свои победы – вещь нормальная. И нет ничего плохого в том, что спонсоры и государство щедро оценивают талант и тяготы спортивной жизни. Но этично ли выбивать себе дополнительные призовые, защищая честь страны? Увы, если разобраться, наш футбольный патриотизм уже давно имеет цену. И она, как стоимость любых товаров, подвержена инфляции, то есть постоянно и серьезно растет.

Итак, каждый российский футболист, игравший на Евро-2008, заработал ни много ни мало по полмиллиона евро. Сначала речь шла о том, что за победу на групповом этапе наши игроки получат по 20 тыс. евро. Еще по 60 тыс. полагалось за выход в следующий раунд. Наконец, за попадание в полуфинал Российский футбольный союз готов был премировать каждого из подопечных Гуса Хиддинка, по сведениям «НИ», суммой в размере 120 тыс. евро. Согласитесь, внушительные премиальные. Обо всем этом РФС и игроки, как говорится, договорились на берегу, но уже в «открытом море» команда вошла в раж. После победы над шведами и соответственно выхода из группы футболисты потребовали от руководства РФС увеличить призовые в два раза, то есть до 120 тыс. евро на брата. А за Голландию и выход в полуфинал просили уже тройной тариф – по 360 тыс. Говорят, деньги герои Евро «выбивали» в полушутливой форме. Но министр спорта и президент РФС Виталий Мутко, видимо, вместе со страной впавший в эйфорию, в обоих случаях соглашался. Вот так за пять матчей чемпионата, а фактически за три (испанцам дважды проиграли, по сути, бесплатно) футболисты сборной России заработали по 500 тыс. евро. Интересно, что даже чемпионы Европы получили в два раза меньше. А еще ведь не секрет, что некоторые коммерческие структуры тоже кое-что подкинули нашим героям.

Все бы ничего, но это как-то не вяжется со звучавшими до Евро заявлениями о том, что денежный вопрос интересует российских футболистов едва ли не в последнюю очередь. Патриотических разговоров, по традиции, было много. Мол, прежде всего страна, болельщики, долг, честь, «не посрамить»... Между тем после турнира потихоньку стала всплывать информация, что переговоры о размере премиальных были непростыми, напряженность присутствовала, но благодаря авторитету Хиддинка удалось все разрулить. Так это или не так, сказать сложно. Мы в команде не находились. Но история с повышением премиальных по ходу первенства – сама по себе наводит на грустные размышления.

Вот, скажем, хоккейная сборная России за месяц до подвига футболистов (для них европейская «бронза» действительно подвиг) стала чемпионом мира. Согласитесь, результат более весомый. Просили ли Овечкин и его партнеры поднять им премиальные за выход в полуфинал, финал, а затем и за победу в нем? Нет, не просили. «Как ни банально это прозвучит, мы играли не за деньги, – сказал в разговоре с корреспондентом «НИ» вратарь Александр Еременко. – В хоккее так принято. Канадцы и американцы вообще играют за сборную бесплатно. Да, мы получили за золотые медали определенную премию, но довольно скромную по футбольным меркам. И ничего мы у руководства не просили. Деньги мы зарабатываем в клубах».

Еще перед чемпионатом мира по хоккею Вячеслав Фетисов, глава Росспорта, заявил, что за победу игроки получат по 7 тыс. долларов. Уже после победы президент Федерации хоккея России Владислав Третьяк обещал выплатить триумфаторам премиальные, по размеру близкие к олимпийским. Как известно, «золото» Олимпиады оценивалось в 50 тыс. долларов. Но, по нашим сведениям, в итоге сумма призовых оказалась меньше.

Впрочем, финансовый вопрос в нашем футболе – уже давно первостепенный. Первый конфликт на этой почве возник еще в 1990 году. Тогда на чемпионате мира в Италии наша сборная под руководством Валерия Лобановского заняла лишь четвертое место в группе, уступив Аргентине и Румынии, и, естественно, дальше не прошла, несмотря на победу над Камеруном. Между тем, согласно договору, игроки должны были получить 10% от суммы, которую советской федерации футбола перечислила ФИФА за выход в финальную часть. Наши футболисты даже отказывались возвращаться в СССР, пока им не выплатят причитающиеся деньги.

«Похожая ситуация сложилась и на первенстве Европы 1992 года, – вспоминает Анатолий Бышовец, тренировавший на том турнире сборную СНГ. – В отборочной группе мы обошли Италию и заняли первое место. Но денег нам не заплатили, хотя размер гонораров был утвержден на исполкоме федерации. Я был на стороне футболистов. Понимаете, они требовали только то, что заслужили. А по ходу чемпионата в Швеции никто требований не выдвигал. Просто федерация изначально нарушила ранее достигнутые договоренности». Кстати говоря, на Олимпиаде в Сеуле, когда сборная СССР выиграла золотые медали, Бышовец лично ходил выбивать у тогдашнего главы спорткомитета Вячеслава Колоскова повышенные премиальные. И что примечательно, в описанных случаях симпатии болельщиков были на стороне футболистов.

В 1996 году вновь возник конфликт с премиальными выплатами. Сборная России проиграла на старте чемпионата Европы Италии и Германии, на этом, по сути, завершив свое выступление в Англии. Оказалось, что РФС договорилась с футболистами о размере призовых буквально накануне первого матча. Все были на нервах. «В то время вся организация работы в сборной была на очень низком уровне, – вспоминает форвард той команды Сергей Кирьяков. – Нельзя сравнивать то, что происходит сейчас, с тем, что было 12 лет назад. Тогда возникали проблемы со всем – начиная от экипировки и заканчивая проведением сборов. И это вызывало недовольство. Я считаю, что сумму премиальных надо обговаривать до начала турнира, чтобы не было споров и конфликтов. С другой стороны, если ребята решили задачу, то они имеют право попросить о повышении гонорара. И ничего страшного в этом нет. Если бы они не умели играть в футбол, то даже за миллионы не обыграли бы тех же голландцев».

shadow Со временем РФС научилась выстраивать отношения с футболистами. Уже давно у наших сборников все по высшему или, по крайней мере, хорошему европейскому разряду. Скажем, перед чемпионатом мира-2002, проходившем в Японии и Корее, никакой неразберихи вокруг премий не было. «Мы решили все вопросы, подписали все договоры еще до начала первенства, – рассказывает старший тренер той сборной Михаил Гершкович. – И после победы над Тунисом никто из игроков не требовал увеличения гонорара. За участие в мировом первенстве на всю команду был выделен миллион долларов. Его и разделили между собой. Естественно, за выход из группы полагался бонус. Но я не помню точную сумму. Однако это были не такие большие деньги по сравнению с тем, что обещали игрокам сейчас».

Кстати, почувствуйте разницу. Перед Олимпиадой в Пекине премию за золотую медаль для наших спортсменов, видимо, поднимут до 100 тыс. евро, а олимпийская победа – плод как минимум четырехлетней подготовки. Полуфиналисты футбольного чемпионата Европы, напомним, получат от РФС по 500 тысяч. При том, что футбол – «важнейшее из искусств», все же такая разница в оценке спортивного труда не может не раздражать. К тому же футболисты, как и хоккеисты, очень недурно зарабатывают в клубах и, выступая за страну, могли бы несколько абстрагироваться от финансовой темы. Но, похоже, деньги в этом виде спорта уверенно вышли на первый план, оставив позади профессионализм, честолюбие, мужественность.

«Перед чемпионатом мира 1970 года в Мексике нам полагались премиальные, – вспоминает ветеран отечественного футбола Евгений Ловчев. – Как сейчас помню, за победу выделили одну тысячу шестьсот долларов на каждого. Всем хотелось купить себе красивую рубашку за пять баксов или жене подарок – за десять. В Мексике мы проиграли еще в четвертьфинале и получили на руки двести долларов. Это были, скорее всего, даже не премиальные, а суточные. Так что даже трудно сравнивать, что было тогда и что есть сейчас. Не хочу никого критиковать, но боюсь, как бы на следующем крупном турнире наши футболисты не предъявили ультиматум. Мол, либо вы повышаете и без того баснословные гонорары, либо мы и шагу на поле не сделаем. Тогда будет конец».

Многие ветераны давно жалуются, что и клубный патриотизм ушел в прошлое. «Мы во многом играли за идею, – признается футболист московского «Динамо» и сборной СССР 1960–1970-х годов, восьмикратный чемпион мира по хоккею с мячом Валерий Маслов. – В русский хоккей мы вообще играли почти бесплатно. А выбивать из руководства повышенную премию – такое и в голову не приходило». Действительно, психология спортсменов, и не только футболистов, с советских пор изменилась. И это, видимо, естественный процесс. Но все-таки «материализация» футболистов приобрела, пожалуй, уже какие-то крайние формы. Один известный менеджер, работавший в «Спартаке» и «Динамо», на условиях анонимности высказался следующим образом: «Нужно понять: для современных игроков и тренеров футбол – это обычный бизнес. Они на этом зарабатывают деньги. Кто бы что ни говорил. И не важно, играют они за клуб или за сборную. И руководители должны идти навстречу спортсменам. По большому счету, задача босса – найти средства и обеспечить результат. На Евро-2008 впервые за долгие годы мы выиграли медали. Чего вы еще от нашей сборной хотите? Ждали результата – получите и деньги заплатите. А бесплатный сыр бывает только в мышеловке».


Кто ж не хочет стать миллионером
Миллионы английских болельщиков в свое время были раздосадованы не только тем, что их сборная не попала в финальную часть чемпионата Европы-2008. Они сильно расстроились после того, как узнали, что футболисты даже после провального выступления все равно получат (уже, видимо, получили) шестизначные премии. Возмущению фанатов не было предела. Руководство федерации футбола Англии попыталось объяснить им, что никакого отношения к этим деньгам не имеет, что премии будут выплачиваться из отчислений спонсоров. Но это народ не успокоило. Больше всего – предположительно около 150 тыс. фунтов (около 300 тыс. долларов) – должен был получить за отборочный цикл Стивен Джеррард. Кстати, особый разговор о тренере сборной. Стив Макларен (на фото), уволенный на следующий же день после поражения от хорватов, получил 2,5 млн. фунтов отступных. Деньги, которые, по мнению Макларена, были заработаны заслуженно, он быстро потратил. Бывший тренер англичан купил за 1,9 млн. фунтов площадку под виллу на барбадосском курорте Ройял Вестморелэнд, славящемся своей безопасностью. Эта вилла на Барбадосе у Макларена вторая. Многих в Англии особенно возмутило то, что, сказав «вину за поражение я беру на себя», в то же время он взял и большие деньги. К слову, помощник Макларена – Терри Венейблс – за провал сборной получил от федерации «всего» лишь 1 млн. фунтов.

Сергей ЛАВИНОВ

Опубликовано в номере «НИ» от 18 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: