Главная / Газета 8 Июля 2008 г. 00:00 / Спорт

Лучший финал

Рафаэль Надаль стал победителем самого выдающегося матча в истории тенниса

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО

В воскресенье завершился Уимблдон, третий в сезоне турнир «Большого шлема». Его чемпионом после победы в потрясающем по красоте и драматизму финале стал испанец Рафаэль Надаль (на фото), сумевший превзойти первую ракетку мира Роджера Федерера. Собственно, теперь именно Рафа, по мнению подавляющего большинства экспертов, имеет полное право считаться королем тенниса. Ведь он выиграл в один год «Ролан Гаррос» и Уимблдон, чего никому не удавалось сделать со времен великого шведа Бьорна Борга.

Фото: AP. ANJA NIEDRINGHAUS
Фото: AP. ANJA NIEDRINGHAUS
shadow
В 21 час 15 минут лондонского времени, перед наступлением полной темноты, Рафаэль Надаль без сил распластался на потертой траве центрального корта Всеанглийского клуба лаун-тенниса и крокета. Только что он стал чемпионом турнира, который мечтает выиграть – не верьте тем, кто это отрицает, – каждый теннисист. И не было, наверное, в эту секунду человека счастливее Надаля. И несчастнее, чем его поверженный соперник Роджер Федерер. Но когда-нибудь швейцарец будет гордиться тем, что принял участие в самом выдающемся, по мнению и простых, и очень уважаемых людей, матче в истории тенниса, в котором он точно так же был достоин победы. Но что поделаешь – в теннисе не бывает ничьих.

У каждого болельщика в памяти есть игра, которая когда-то заразила его любовью к теннису. Многие современные российские поклонники этого вида спорта, уверен, «заболели» им благодаря невероятному подвигу Андрея Чеснокова, отыгравшего в полуфинале Кубка Дэвиса 1995 года у немца Михаэля Штиха девять матчболов. Кого-то наверняка сподвиг на увлечение теннисом выигранный в безнадежной ситуации Михаилом Южным решающий матч Кубка Дэвиса-2002 у француза Поля-Анри Матье. Автор этих строк, извините за нескромность и немасштабность, окончательно и бесповоротно впал в теннисную лихорадку после драматичной победы Андрея Черкасова над швейцарцем Якобом Хласеком в финале Кубка Кремля-1991. Ну а в минувшее воскресенье, можно не сомневаться, в мире еще прибавилось несколько сотен тысяч, а может, и несколько миллионов любителей тенниса.

Мир, возможно, и видел более драматичные теннисные развязки, но пусть победитель финала Уимблдона-2008 и не «летел» со счетом 0:5, 0:40 в решающем сете (история знает случаи счастливого выхода из подобного пике), этот матч и без таких коллизий заслужил самые превосходные эпитеты. Совершенно точно никто, никогда и нигде не играл в теннис лучше, чем в минувшее воскресенье это делали Федерер с Надалем. Оба теннисиста выдали в одном поединке столько невозможных по красоте ударов, сколько хватило бы на целый турнир. Роджер был исключительно хорош, он заслужил рекордную шестую победу подряд на Уимблдоне. Но Рафа оказался еще лучше. Хотя, казалось, сама судьба в этот день болела за Федерера. В нужные швейцарцу моменты дождь предоставлял ему паузы для отдыха. К тому же публика неистово поддерживала Роджера. Во многом благодаря зрителям он, уступив в первых двух сетах 4:6, 4:6, сумел взять третью партию (7:6), а затем, вновь на тай-брейке, оставил за собой четвертую. Причем в ней королю тенниса пришлось творить форменные чудеса: он отыграл два матчбола, причем один – сумасшедшим обводящим ударом через «коридор» на подаче Надаля. И все же испанец оказался чуточку более стойким и перед усталостью, и перед надвинувшимися сумерками – 9:7 в решающей партии.

«Не могу описать свои чувства, – признался на церемонии награждения Рафаэль. – Я всю жизнь мечтал просто сыграть на Уимблдонском турнире. И никогда не думал, что смогу его выиграть. Думаю, это был лучший матч в моей жизни». Федерер, в свою очередь, говорил о самом тяжелом поражении в карьере. «Когда-нибудь я соглашусь с вами в том, что это была выдающаяся игра, – заметил швейцарец на пресс-конференции. – Но пока у меня в душе иные ощущения. И мне тяжело осознавать, что я проиграл самый главный для меня турнир в темноте». Надаль, кстати, согласился, что матч, возможно, следовало отложить. «В последнем гейме я тоже ничего не видел», – заметил испанец. Представители же оргкомитета заявили, что если бы счет стал 8:8, то доигрывание отложили бы на понедельник. Но это уже не так важно. Во-первых, соперники находились в равных условиях, во-вторых, свои шансы Федерер упустил, когда было еще светло.

«Мы стали свидетелями невероятного матча двух самых выдающихся игроков в истории тенниса, – так оценил финал Уимблдона-2008 трехкратный чемпион этого турнира Борис Беккер. – И на первом месте сейчас стоит, бесспорно, Надаль как победитель и французского, и британского этапов «Большого шлема». Официальный рейтинг, в котором Федерер пока выше, в данном случае ничего не значит. Это был лучший уимблдонский финал из всех, что я когда-либо видел». Американец Джон Макинрой пошел еще дальше – он назвал воскресный матч самым великим в истории тенниса. Подобными фразами пестрят сейчас и теннисные интернет-форумы, и газетные статьи, и колонки экспертов. А между тем Федереру 26 лет, Надалю – 22, и эти ребята могут сыграть еще с десяток эпических матчей.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: