Главная / Газета 10 Апреля 2008 г. 00:00 / Спорт

Двукратный олимпийский чемпион Дмитрий Саутин:

«После свадьбы прыгается по-другому»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

На открывающемся сегодня в московском спорткомплексе «Олимпийский» традиционном международном турнире по прыжкам в воду «Весенние ласточки» выступят все лидеры российской сборной, за исключением Юлии Пахалиной и Анастасии Поздняковой. Особенно представительным обещает быть мужская часть соревнований – Дмитрий Саутин, Глеб Гальперин, Александр и Дмитрий Доброскоки московским стартом начнут последний этап подготовки к Олимпиаде в Пекине. Перед турниром «Новые Известия» поговорили с самым титулованным на сегодняшний день прыгуном планеты – двукратным олимпийским чемпионом, пятикратным чемпионом мира и 12-кратным чемпионом Европы Дмитрием САУТИНЫМ. Выдающийся спортсмен, которому недавно исполнилось 34 года, рассказал о том, с каким настроением он подходит к своей пятой Олимпиаде и что изменилось в его личной жизни.

shadow
– Дима, с недавних пор вы – человек семейный. Спортсмены обычно такие события после Олимпиад справляют, чтоб хотя бы нормальный медовый месяц был…

– Вот он у меня после Пекина и будет. А сейчас времени, конечно, нет. Со свадьбой решил больше не тянуть, потому что сыграть ее собирался еще прошлой осенью. Но… умерла моя мама. Не случись этого, было бы все, как у нормальных людей, – свадьба в конце сезона, отдых, медовый месяц…

– Жена сейчас с вами?

– Нет, дома в Воронеже. У нас же нет такого, чтобы близкие люди на турниры и сборы ездили. Но знаете, когда чувствуешь, что дома за тебя родной человек болеет, больше всех ждет, все равно по-другому прыгается.

– Не жалеете, что так надолго задержались в прыжках?

– Нелегко, не спорю. Встаешь, бывает, утром, все косточки, все позвонки хрустят. Допрыгался, думаешь... И начинаешь собираться на тренировку. Как на работу. Сложись моя жизнь удачно после Афин, закончил бы со спортом четыре года назад. Но не сложилось. Год ждал обещанной должности (старшего тренера ЦСКА. – «НИ»), но так и не дождался. Мне говорили: «Надо допрыгать Олимпиаду, и с работой все нормально будет». Допрыгал. Звонил, спрашивал, но понял потом, что никто ничего для меня делать не будет. А как жить? Чем зарабатывать? Помню, пришел в бассейн посмотреть, как ребята прыгают. И решение пришло само собой. Сказал себе: начну тренироваться. Если результаты вверх пойдут, останусь еще на год-другой. Так и задержался. Врать не буду: в глубине души признавался себе, что таким образом пытаюсь оттянуть момент, когда придется окунуться в обычную жизнь. Слишком уж она мне показалась неуютной, когда сидишь без дела. Но об Олимпиаде тогда и не думал. Жил сегодняшним днем, потому что в прыжках в воду, да еще в моем возрасте, строить далеко идущие планы просто опасно. Я и сейчас себя берегу. На «Ласточках» и потом на этапах Гран-при буду прыгать только в синхронных прыжках. Не потому, что халтурю, не хочу выкладываться. А потому что до Игр еще четыре месяца, и самое опасное сейчас – это травмы. Нужно быть аккуратней, здоровье беречь, раз уж дожил до пятой Олимпиады.

– На медаль в Пекине настраиваетесь тоже только в синхронных прыжках?

– Нет, и в индивидуальных тоже. Просто в «синхроне» она кажется более реальной.

– Первая Олимпиада – самая трудная, вторая, третья, как говорят, спортсмены, дается легче. На четвертой чувствуешь себя счастливчиком уже потому, что вновь сумел оказаться там. А на пятой?

– Мне почему-то кажется, что именно она будет для меня самой тяжелой. Первая? Нет, тогда я вообще не понимал, куда попал. Интересней всего было в автоматы игровые в олимпийской деревне поиграть, кино посмотреть… Звездный час для меня наступил в Атланте (1996 год. – «НИ»), когда выиграл вышку. Потом в Сиднее взял «золото» в «синхроне» с Женей Лукашиным, а вот от индивидуальных прыжков осталось чувство досады (Саутин лидировал на трехметровом трамплине, но в последнем прыжке ошибся и получил «бронзу». – «НИ»). В Афинах с Доброскоком мы тоже взяли «бронзу», и хотя могли бы быть лучшими, не случись моей ошибки, я был рад и этой медали. А сейчас… Вот думаю, что вам ответить, и не знаю. Эйфории от того, что вновь попаду на Игры, не испытываю. Эмоции совершенно другие. Но настраиваюсь, как и прежде, по максимуму.

– Что нужно сделать нам, чтобы обыграть китайцев? Они пообещали взять в прыжках в воду все золотые медали.

– Не допускать даже маленьких ошибок. Это вполне возможно. Ведь выиграть можно за счет сложности, а можно за счет класса исполнения. Иногда это сделать даже труднее. И в этом смысле мой возраст – большой плюс. У меня крепче нервы, тверже психика, больше опыта. Вот если бы еще лет восемь скинуть… Тогда с такой головой их точно смог бы победить.

– В своем партнере по синхронным прыжкам – Юре Кунакове вы уверены?

– Он прибавляет на глазах. И вообще отличный парень. Не паникер, спокойный, слова лишнего не скажет, несмотря на юный возраст. Я его даже прошу иногда: «Юр, ты порезче, позлее прыжочек сделай!» Чтобы вам понятно было: когда мы в «синхроне» прыгаем, его не должно быть видно из-за меня. А у меня немного другая амплитуда. Вот эту резкость мы и напрыгиваем сейчас. Юрка – он вдумчивый очень. Мне кажется, думает много даже во время прыжка. Но, кстати, поэтому хорошо и учится.

– Дима, Олимпиада пройдет, и на вопрос – что делать дальше – так или иначе отвечать придется.

– Я знаю. Но думать сейчас об этом не могу и не хочу. Если еще об этом сейчас думать, то как тогда готовиться? Пока все мысли только об Олимпиаде.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 апреля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: