Главная / Газета 4 Апреля 2008 г. 00:00 / Спорт

Глава Росспорта РФ Вячеслав Фетисов

«Я мог бы быть хорошим тренером, но стал чиновником»

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

У руководителя Росспорта Вячеслава ФЕТИСОВА крайне напряженный график работы. Времени на интервью в обрез. Помимо кабинетной деятельности – нескончаемый поток деловых встреч, командировок, церемоний, пресс-конференций... После одной из них «Новым Известиям» удалось поговорить с глазу на глаз с главным спортивным чиновником страны. За полчаса нашей беседы мы успели задать далеко не все вопросы, ответы на которые хотелось бы услышать, но наиболее актуальные проблемы вроде бы обсудили: финиш хоккейного первенства России и создание новой лиги, Олимпийские игры в Пекине, чемпионат Европы по футболу... Фетисов был предельно откровенен в своих ответах.

shadow
– Вячеслав Александрович, давайте начнем с самой актуальной сегодня темы. Завершается плей-офф чемпионата России по хоккею. Многие специалисты отмечают, что турнир захватывающий и непредсказуемый, а интересных матчей было как никогда много. Вы, как легендарный хоккеист, согласны с такой точкой зрения?

– Вообще-то сама идея игр на выбывание в том и состоит, чтобы подогреть ажиотаж, создать дополнительное напряжение.
Следовательно, какая-то интрига в плей-офф всегда присутствует. Это мы видели и в четвертьфиналах, и в полуфиналах. Но мы сейчас должны говорить не об этом. Надо заострить внимание на качестве игры, которую показывали хоккеисты. И не в обиду нашим лучшим командам будет сказано, оно сильно разочаровывает. Вот пошел я на четвертьфинальный матч между московским «Динамо» и магнитогорским «Металлургом» и очень расстроился. Честно, лучше бы и не ходил, а только слышал и читал, какая в нашем чемпионате интрига, какие страсти. А тут мне бросилось в глаза отсутствие серьезной силовой борьбы, не наблюдалось напора, спортивной злости. Да даже в «Танцах со звездами», причем не на льду, а на паркете, можно увидеть больше контакта. Не хочу критиковать, но и тактика с техникой хромали. Игроки отдавали друг другу не пасы, а пасики – не глядя, абы куда. А сколько раз обе команды теряли шайбу у синей линии?! Да что там говорить, такой хоккей не дотягивает даже до уровня фарм-клубов НХЛ. Так что качество игры такое, что извините. С любым специалистом могу поспорить и отстоять свою точку зрения.

– Большинство команд играло в плей-офф строго от обороны. Неказистая тактика…

– Да, потому что самая простая. Отбиваться всегда легче, чем созидать. Но и тут качество исполнения безобразное. Я об этом еще и как бывший защитник могу сказать. Если бы сейчас работал тренером, то, наверное, мог бы что-то поменять.

– Кстати говоря, есть вероятность, что вы вновь вернетесь к тренерской деятельности?

– А где и кого, скажите, я буду тренировать, будучи федеральным чиновником?

– А в будущем? Можете в теории представить такую ситуацию?

– Уже не могу. Куда я поеду? На Запад уже поздно. Мой поезд уже ушел. А ведь до того, как я вернулся в Россию, мне трижды предлагали возглавить команды НХЛ. А сейчас кому нужен тренер без практики? Даже в России... Сейчас могу быть только тренером на общественных началах для своих внуков. Или детей и внуков своих друзей. Вот в этом качестве, уверен, я буду очень полезен. Много чего знаю, могу научить, подсказать.

– Не жалеете, что профессия тренера оказалась для вас потерянной?

– Знаете, когда сам был игроком, никогда даже не думал, что займусь тренерством. Но так получилось, что нашлись люди, которые меня в это дело втянули. И у меня уже стало кое-что получаться, появились наработки, был опыт работы и в НХЛ, и со сборной России, но потом я пересел в кресло чиновника…

– В новом сезоне откроется Континентальная хоккейная лига. Как думаете, что она даст нашему хоккею?

– Я рад, что проведение чемпионата переходит от Федерации хоккея России к КХЛ. В ней будут собраны команды совсем иного уровня. Это для меня очевидно. Сейчас главная беда нашего хоккея – постоянная миграция игроков из клуба в клуб. Эта порочная практика развратила всех, а прежде всего самих хоккеистов и многочисленных посредников. Сейчас игрок знает, что, даже если будет плохо делать свою работу, все равно всегда сможет перебраться в другой коллектив. Скажем, вслед за тем тренером, с которым у него сложились хорошие отношения. И вот кочуют хоккеисты из одного города в другой, играя зачастую спустя рукава. Теперь вводится принципиально иная система переходов. Во-первых, это очень эффективная система драфта. Во-вторых, отменено право отзаявлять или отдавать в аренду хоккеистов, находящихся на контракте. В-третьих, клуб сохранит за собой возможность требовать выплаты компенсации за игрока не старше 28 лет, собирающегося, допустим, в НХЛ.

– Но как это будет осуществляться на практике?

– Если говорить о драфте, то будет создан определенный реестр молодых хоккеистов, начиная с 15-летнего возраста. Если парень хорошо играет, то он обязательно попадет «на карандаш» тренерам или селекционерам клуба, выступающего в открытой лиге. И к моменту драфта у молодого человека появится отличный шанс получить работу. И клуб будет обязан выполнять все пункты контракта. Другое дело, если хоккеист не сможет закрепиться в главной команде, тогда его могут перевести в фарм-клуб. Если и там ничего у него не получится – предстоит второй драфт. Спортсмены будут финансово заинтересованы выкладываться в каждом матче, поскольку в противном случае рискуют потерять работу. К тому же молодые, талантливые игроки будут распределяться по разным командам. От Москвы до Сибири. Те, кто хорошо играет еще в юношах, наверняка не пропадет.

– Значит, ситуация, когда наши хоккеисты, подобно Евгению Малкину, убегали в НХЛ, больше не повторится?

– Нет. Клубу НХЛ придется обратиться сначала, предположим, к Величкину (гендиректор магнитогорского «Металлурга». – «НИ»). И если с ним будет достигнуто соглашение, хоккеист сможет уехать за океан. В противном случае новая лига собирается отстаивать свои интересы на уровне самой НХЛ.

– А если хоккеист уедет все-таки без согласия своего клуба?

– Профессиональный хоккеист должен осознавать, на какой риск идет. Если уйдет не по-хорошему, то ему сложно будет вернуться в открытую лигу, тем более что клубы и профсоюз собираются действовать солидарно. А то сейчас многие наши звездочки сначала улетают за океан без компенсации, а потом возвращаются в Россию, словно ничего и не произошло. Такого уже не будет.

– Но с введением драфта игроки, получается, лишаются права выбора. Уже не они решают, в каком клубе, в каком городе им выступать?

– Сейчас многие хоккеисты готовы поехать хоть в самый дальний уголок страны, лишь бы получить работу. И многие москвичи с удовольствием едут выступать в другие регионы. Так что ничего страшного я тут не вижу.

shadow – В одной из ведущих спортивных газет недавно появилась статья, в которой указывается фактически на неподконтрольность финансовой деятельности Федерации хоккея России. Будет ли какая-то реакция со стороны Росспорта?

– Я очень расстроился, прочитав этот материал. Тем более мне известно, что на Западе внимательно изучают нашу хоккейную прессу. Да и имидж нашего хоккея пока достаточно хрупкий, а тут такое… Конечно, руководству ФХР придется ответить на многие вопросы, поднятые в статье.

– Помимо хоккейных у Росспорта и других проблем хватает. Например, в академической гребле. В прошлом году сразу девять наших спортсменов были дисквалифицированы за применение допинга. Кто понесет ответственность за это чрезвычайное происшествие, нанесшее удар престижу страны?

– Проблема допинга существует давно и не только в России. В Америке случаев с применением запрещенных препаратов еще больше. И огромную роль тут играет не государство, а пресловутый человеческий фактор. Вот представьте себе: Росспорт за бюджетные, замечу, деньги регулярно закупает самое современное оборудование, оплачивает спортсменам допинг-контроль. Они за это ни копейки не платят. И вот после того, как проделана большая работа, какой-нибудь «товарищ» прямо перед соревнованием что-то глотает. Он в такой ситуации сам должен понимать, что его ждет длительная дисквалификация. Причем ее сроки сейчас увеличиваются. И вот из-за одного дурацкого поступка он на четыре года может оказаться без работы. Таким образом, он наказывает прежде всего себя. Столько лет пахать, вкалывать – и в один миг все коту под хвост. Ну, как я, например, могу нести персональную ответственность за его поступок? Сейчас мы создаем российское антидопинговое агентство, которое наделяется полномочиями расследования случаев применения допинга. Вот по итогам расследований и будем наказывать виновных, а не крайних. Что же касается академической гребли, то уже уволены все прежние руководители федерации. Новым президентом стал зампред правления РАО «ЕЭС России» Леонид Драчевский. Ему и его единомышленникам и предстоит разгребать авгиевы конюшни.

– А как вы отнеслись к ситуации, когда президент Союза конькобежцев России Владимир Комаров решил не отправлять женскую команду на первенство планеты? Причиной этого поступка стал, как известно, нашумевший конфликт между лидерами сборной Екатериной Лобышевой и Екатериной Абрамовой.

– Безобразие, конечно. В футболе, хоккее люди часто конфликтовали друг с другом, а потом выходили вместе на игру и побеждали. По-моему, внутренние конфликты – это не повод не допускать команду к старту. Вообще считаю, что чиновники должны помогать спортсменам и тренерам, а не мешать им. Тем более что государство тратит большие средства на подготовку атлетов к различным турнирам. Так что и в этой странной ситуации будем разбираться. То, что произошло, – это, конечно, не дело.

– Есть у нас еще федерации, доставляющие головную боль?

– Шесть лет назад ситуация с федерациями была вообще непонятной. Но с тех пор половина руководителей в них сменилась. Сейчас есть еще несколько проблемных спортивных организаций, где не все гладко. Называть их не буду. Руководители этих федераций постоянно обращаются к нам за помощью, поскольку без государства им никуда не деться. Ведь даже мощный Российский футбольный союз не может обойтись без финансовой поддержки государства. И не верьте, если вам будут говорить обратное. Это в Америке спортивные федерации живут на взносы, а у нас средства на строительство площадок, полей, экипировку, зарплату детским тренерам предоставляет государство. Именно из муниципального, регионального, федерального бюджетов федерации получают деньги. Даже если тот же Виталий Мутко (президент РФС. – «НИ») откажется от государственной помощи, то и спонсоры к нему не придут.

– Накануне пекинской Олимпиады уже составлен так называемый медальный план?

– Скажу так: Росспорт не ставит задачи выиграть определенное количество золотых медалей. Но по итогам прошлого года наши спортсмены в разных видах спорта выиграли на чемпионатах мира 28 высших наград. Следовательно, есть шанс рассчитывать на победу в этих дисциплинах и в Пекине. Недавно состоялось совещание, на котором присутствовали тренеры сборных и руководители федераций, которые следят за текущими результатами спортсменов-олимпийцев. И вот по итогам этого совещания выяснилось, что мы уже можем рассчитывать на 38 золотых медалей. Что ж, посмотрим... Но хочется, чтобы в Пекине «выстрелили» и те атлеты, на которых мы пока не делаем ставку. Чтобы в Китае наши вообще побеждали как можно чаще.

– Как планируется и финансируется подготовка спортсменов к Олимпиадам, а также другим крупным стартам?

– В структуре Росспорта есть управление спорта высших достижений. Создан Всероссийский научно-исследовательский институт физической культуры. Это как бы центр, координирующий подготовку. Затем каждая федерация ежегодно представляет план мероприятий на следующий сезон. Под него составляется смета расходов, начиная от участия в турнирах и заканчивая затратами на экипировку и медикаменты. Этот план необходимо «защитить», то есть доказать целесообразность расходов, и только тогда под него выделяются средства.

– Вы не только возглавляете Росспорт, но еще и активно участвуете в работе Всемирного антидопингового агентства (ВАДА). Как удается совмещать?

– Моя основная работа, конечно, в Росспорте. Но уже в ближайшее время предстоит слетать в Монреаль на два очень важных мероприятия по линии ВАДА, в частности, на заседание Совета учредителей, где будет выработана новая стратегия борьбы с допингом. А так, работа идет в четком соответствии с планом. Так что все это не в ущерб работе в Росспорте. Наоборот, деятельность в такой крупной организации, как ВАДА, поднимает имидж России. Еще шесть лет назад о нас просто вытирали ноги, наказывая по поводу и без. Сейчас с Россией уже считаются. Но наша позиция такова – если спортсмен действительно попался на допинге, пусть несет ответственность. Выгораживать мы его не будем.

– В этом году состоится еще одно очень значимое событие – чемпионат Европы по футболу, на котором выступит наша сборная.

– Может, не надо о футболе? Чудес-то в спорте не бывает. И даже если мы нечаянно выиграем европейское первенство, то, как ни странно, я не уверен, что это пойдет на пользу нашему футболу. Пока в этом виде спорта у нас очень много проблем. И чтобы их решить, нужно терпение и время. Сейчас же уровень игры наших футболистов, при всем уважении к ним, мягко говоря, оставляет желать лучшего.


ЦИТАТА

«Сейчас главная беда нашего хоккея – постоянная миграция игроков из клуба в клуб. Эта порочная практика развратила всех, а прежде всего самих хоккеистов»



Опубликовано в номере «НИ» от 4 апреля 2008 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Песков прокомментировал высказывания Мутко о намерении уйти в отставку


Неограниченные возможности

Репортер «НИ» узнала, как тренируются и живут параспортсмены

Армия чемпионов

Многие наши и зарубежные спортсмены по-прежнему проходят службу в вооруженных силах

Исинбаева отложила возвращение в спорт до 2016 года


Любовь к спорту

Браки заключаются не только на небесах, но и на стадионах

Нашаманить победу

Ради высоких результатов спортсмены прибегают к услугам психологов, гипнотизеров и колдунов

Футболист сборной Бразилии подаст в суд на СМИ, назвавшее его гомосексуалистом


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: