Главная / Газета 22 Ноября 2007 г. 00:00 / Спорт

Волейболисты Дмитрий Барсук и Игорь Колодинский

«Боже упаси от отдыха на пляже»

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО

Российские мастера пляжного волейбола Дмитрий БАРСУК и Игорь КОЛОДИНСКИЙ стали настоящим открытием минувшего сезона. Объединившись в пару всего год назад, наши спортсмены выиграли серебряные медали чемпионата мира, в итоговом рейтинге Мировой серии заняли третье место, а также обеспечили себе путевку на Олимпийские игры в Пекин. Кроме того, по результатам сезона Колодинский был признан новичком года и лучшим подающим, а Барсука назвали самым прогрессирующим волейболистом. «Новые Известия» поговорили с нашими лучшими «пляжниками».

Дмитрий Барсук (слева) принимает, Игорь Колодинский готовится атаковать.
Дмитрий Барсук (слева) принимает, Игорь Колодинский готовится атаковать.
shadow
– В нынешнем сезоне после серии успешных выступлений на турнирах вас стали везде воспринимать как фаворитов. Психологически это тяжелее, чем быть «темными лошадками»?

Д.Б.: – В принципе нет, все осталось так.же. Да и результаты к нам пришли совсем недавно, так что к роли фаворитов привыкнуть не успели. Самое тяжелое для нас, честно скажу, – это играть дома, в России. Здесь от нас все требуют побед, вот и испытываем дополнительное давление. К тому же у нас тут так много умных болельщиков. В Питере на SPb Open один подошел, на полном серьезе стал мне рассказывать, как надо в волейбол играть.

И.К.: – Культуры боления у наших людей нет. Сидят на трибунах и каждое твое действие комментируют. Под руку что-то пытаются подсказывать, прямо во время розыгрышей. Это неправильно, я считаю.

– То есть вы все эти выкрики слышите? Спортсмены обычно говорят, что абстрагируются от трибун…

Д.Б.: – Да слышим, конечно! Это за границей, когда народу много и вокруг сплошной шумовой фон, отдельных реплик не слышно. Один вот у нас закричал: давайте, играйте, что мы здесь сидим, жопу морозим. Думаю: заткнулся бы ты, что ли. Не нравится – не смотри. Выгонять с трибун таких надо.

– В Санкт-Петербурге действительно было зябко. Наверное, редко где еще в таких сложных погодных условиях приходится играть?

Д.Б.: – В этом году на чемпионате Европы в Австрии было очень холодно. Градусов девять, не больше. И жуткий ливень. Мы тогда подумали: ну, просто сумасшедший дом. Но Санкт-Петербург потом показал, что по-настоящему означает плохая погода. На «Европе» хоть один день такая беда была. А в Питере – каждый день дубак.

И.К.: – Да, сентябрь не самое лучшее время для SPb Open. В прошлом году в июле играли, совсем другое дело… Может, это международная федерация заставила их изменить даты.

– А в пляжном волейболе в принципе есть какие-то ограничения по погоде? Когда матчи отменяют?

И.К.: – Ну, в ливень, как мы уже сказали, играем. Снега, слава богу, пока не было, хотя в Питере почти его дождались. Бывает, из-за сильного ветра переносят игры. В этом году однажды вообще штормовое предупреждение объявили.

Д.Б.: – Бывают вообще экстремальные матчи. В Бахрейне на жаре в 48 градусов играли. Солнце все силы забирало. Песок так раскалился, что его постоянно водой приходилось поливать.

И.К.: – А на холоде в Питере долго разогреваться приходилось. И термические носки надевать. Хотя если они намокнут, тоже гадко становится. Пальцы мерзнут.

– Не обидно вам, ведущим спортсменам мира, выступать у себя на родине при полупустых трибунах?

И.К.: – Обидно. Но мы уже привыкли. А вообще с чего народу в том же Санкт-Петербурге на пляжный волейбол идти? Вот, к примеру, в Клагенфурте, в Австрии, идем на разминку в восемь утра. Игра только в одиннадцать. А народу за три часа до матча – полный стадион, десять тысяч. Хотя на улице дождь и холод. Люди приходят, по-настоящему болеют, получают удовольствие от шоу. Вокруг площадки кафешки, призы какие-то разыгрывают. Народ прямо вперемешку с любимыми волейболистами может тусоваться.

Д.Б.: – А у нас куда не ткни – одни охранники. Сюда нельзя, туда нельзя. Здесь одну аккредитацию покажи, там другую. Даже нас, игроков, иногда не пускают. Доктора нашего вот в Питере тормознули. С этой стороны, говорят, нет входа, вокруг обходи. За границей для того, чтобы привлечь болельщиков на трибуны, подарки раздают, футболки там всякие. У нас же – вход 200 рублей. И так мало кому пляжный волейбол здесь интересен, на метро до Петропавловской крепости не доедешь... Ну кто за 200 рублей пойдет?

– Может, стоит попробовать провести турнир в центре – на той же Дворцовой площади, например?

И.К.: – Может, и стоит. В Париже, в Берлине вообще-то играем в самом центре. Но там организаторы дают гарантию, что зрителей будут полные трибуны. У нас, боюсь, это нереально. Интерес к пляжному волейболу в России только-только появляется. Вот про наши успехи писать стали – народ потихоньку просыпается. А раньше была каста, маленькая семья тех, кто интересовался этим видом спорта. Да что говорить, я сам, пока не стал заниматься пляжным волейболом, не в курсе был, что это такое.

– Как, кстати, произошло ваше знакомство с «пляжкой»?

И.К.: – Предложили. Попробовал. Понравилось. Заболел этим делом. Даже если мы сразу проигрываем и заканчиваем выступления – иду на трибуны, смотрю, как другие играют. Очень интересно.

– Ваш родной Белгород – это Мекка российского волейбола. К пляжной его разновидности там столь же трепетное отношение?

И.К.: – О, да. В этом году проводили финал чемпионата России. Не в центре, на окраине города, на местном пляже. Так все загорающие, как увидели, что мастера в волейбол играть собрались, разом на стадион рванули. В общем, пять-шесть тысяч человек на каждом матче, трибуны переполнены. Очень приятно.

– По «большому» волейболу скучаете?

Д.Б.: – Я скучаю.

И.К.: – Я никогда не переходил из пляжной версии в обычную. Это Дима туда-сюда переключается. Хочу вот сам попробовать, мне интересно, как это на игре отразится.

Д.Б.: – На здоровье твоем это отразится (смеется).

– А чем опыт пляжного волейбола может потом помочь в зале?

Д.Б.: – В зале прыгать после песка намного легче. Мышцы подкачиваются, получаешь преимущество в физической подготовке. Потом, пляжники в принципе намного техничнее.

– В этом году не планируете после окончания пляжного сезона продолжить выступления в зале?

Д.Б.: – Посмотрим. Это зависит от того, сколько предложат.

И.К.: – Видите ли, в классическом волейболе сейчас крутятся бешеные деньги. По сравнению с нашими «зальными» коллегами можно сказать, что мы играем на чистом энтузиазме. Получаем, конечно, зарплату, призовые на турнирах, но это совершенно не те деньги, которые мы могли бы зарабатывать в «зале». Не сочтите за цинизм, это копейки по сравнению с доходами коллег-«миллионщиков». Вот я, например, перед тем, как с Димой начать выступать в паре, отклонил несколько предложений о переходе в различные клубы суперлиги. Хотя там получал бы раза в три больше.

– Чем же вы тогда себя мотивируете? Олимпиадой?

Д.Б.: – Да. Олимпийские игры в Пекине для нас основная цель на данный момент. А дальше будем смотреть, что нам предложат. Может, будем снова, как это я делал раньше, переходить с песка в зал и обратно. Получать деньги и там, и там.

И.К.: – Но эти переходы, честно говоря, не дело. Чтобы достичь успеха, побеждать на чемпионатах, надо заниматься пляжным волейболом профессионально. Концентрироваться только на нем. Должна быть специализированная подготовка, хороший тренер. Вот у нас все это минувшей весной было – видите, есть результат. А ездить чисто на энтузиазме летом по турнирам – ну это уже хобби получается, а не профессия.

– То есть ваша дальнейшая постолимпийская судьба зависит от руководства федерации?

И.К.: – Конечно. От хороших контрактов отказываться не будем, останемся в пляжном волейболе. Зачем нам бегать туда-сюда, тем более что «пляжку» мы намного больше любим.

Д.Б.: – Поймите, мы не с жиру бесимся. Мы 11 месяцев в разъездах. А у нас ведь жены, дети. Когда я домой приезжаю, меня ребенок не узнает, не папой, а дядей называет. Это морально очень тяжело. И обидно за такую кочевую жизнь получать меньше, чем мог бы, сидя дома, в своем клубе.

– Конкретные переговоры по контрактам были с федерацией?

Д.Б.: – Да были, будем еще разговаривать... Что-то плохо переговоры продвигаются.

И.К.: – Спрашивали нас, что мы хотим. Объяснили мы. Но просветов никаких нет пока…

– Интересно, во время отпуска вас к морю, на пляж не тянет?

Д.Б.: – Упаси боже. Друзья, бывает, спрашивают – на отдых за границу поедешь? Нет, говорю, домой бы попасть! Хотя жена, конечно, на пляж хочет (смеется).

И.К.: – Эти разъезды страшно утомляют, если честно. Каждую неделю – переезд с места на место. Один раз в каком-то посольстве нам визу не дали, вот праздник был – лишняя неделя с родными. А так, самолеты А320 и А319 – наш дом родной, мы там прописались. Штамп в паспорте можно поставить: место жительства – самолет. В прошлом году отдыхали дома, может, месяца полтора. В этом – еще меньше будет. Наш итальянский тренер сказал: в ноябре две-три недели дома побудете, потом ко мне в Италию, потом в Бразилию, затем опять в Италию и так далее.

– Грустную какую-то картину вы рисуете. Есть хоть что-то положительное в вашей жизни?

Д.Б.: – Медали радуют, конечно.

И.К.: – Нет, не все так плохо. Но когда снимем себе квартиру в Италии и жен туда перевезем, будет лучше. Хотим с руководством на эту тему поговорить. Все равно в России тренироваться не можем. Тренер – итальянец, спарринг-партнер – австриец.

Д.Б.: – Да и цены в Москве знаете, какие? Аренда площадки в Серебряном Бору – 800 рублей в час. С ума можно сойти! И в бытовом плане намного дешевле в Италии жить.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 ноября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: