Главная / Газета 8 Июня 2007 г. 00:00 / Спорт

Игорь Андреев

«Это был хороший турнир»

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО, Париж

Российский теннисист Игорь АНДРЕЕВ дошел на Открытом чемпионате Франции до четвертьфинала. Это лучший результат в его карьере. Причем до начала турнира мало кто воспринимал Игоря всерьез – ведь он всего лишь 125-я ракетка мира. Но в данном случае место в рейтинге – не показатель, оно такое неприглядное по той причине, что Андреев почти весь прошлый сезон не играл из-за травмы. «Новые Известия» поговорили с одним из героев нынешнего «Ролан Гарроса».

Фото: АP. DAVID VINCENT
Фото: АP. DAVID VINCENT
shadow
– Игорь, с точки зрения обывателя в Париже вы были возмутителем спокойствия. Выносили одного «сеяного» игрока за другим. Начали с третьей ракетки мира Энди Роддика, потом был киприот Маркос Багдатис…

– Ну, без ложной скромности признаюсь, что большой сенсацией мою победу над Роддиком я не считаю. Энди великий игрок, но на грунте он не показывает своего лучшего тенниса. Еще до начала матча с ним я знал, что у меня неплохие шансы на победу. Просто мне надо было сконцентрироваться и не делать глупостей. Так и вышло – я играл в свою игру, а он нет.

– Если подводить итоги вашего выступления на Открытом чемпионате Франции, чего больше осталось – удовлетворения или разочарования?

– Удовлетворения. Думаю, что это был хороший турнир. Я обыграл несколько приличных теннисистов. Не хватило, к сожалению, сил на вторую неделю, ведь это был мой первый опыт такого долгого пребывания на турнире «Большого шлема». Думаю, что в будущем этот опыт мне поможет.

– Иногда складывается впечатление, что на грунтовых кортах вы играете, как автомат, не делаете ошибок. Как получилось, что земля стала вашей стихией?

– Очень просто. Вы знаете, что я вырос как теннисист в Испании. Было бы удивительно, если бы для меня грунт был неудобен. На земле мяч отскакивает медленно, и у меня куча времени, чтобы «включить» свой любимый удар справа.

– Насколько тяжелыми для вас были полгода без тенниса? Ведь в прошлом году вам пришлось делать операцию на колене…

– Даже больше чем полгода. Скучал, конечно, без турниров. Восстанавливаться пришлось долго. Ногу нельзя было нагружать, и я потерял очень много мышечной силы. Но сейчас я чувствую себя очень хорошо. Особенно на грунтовых кортах, ведь они мягкие. Я хорошо передвигаюсь и, кажется, возвращаюсь к тому физическому состоянию, в котором находился до травмы.

– Что-нибудь положительное в вынужденных каникулах вы увидели?

– Ну, во-первых, я профессионал и должен быть готов к травмам, это неизбежные вещи. А положительное, конечно, было. Я провел прекрасное лето в Москве, общался со своими друзьями, старался получать удовольствие от жизни. Но потом, конечно, приходит ощущение неполноценности – ведь теннис моя работа. И я рад, что снова в строю.

– Расскажите немного о своей жизни в Испании. Она изменила вас как человека?

– Нет, я как был, так и всегда буду на сто процентов русским. А Москва всегда будет моим родным городом, моим домом. Валенсия, конечно, дает мне очень много, спору нет, но только в профессиональном плане. Как-то раз, давно еще, я приехал в Москву надолго и чуть не бросил теннис, потому что результаты резко пошли на убыль. Пришлось срочно возвращаться в Испанию. Это отличное место для тренировок, и я благодарен всем людям, которые научили меня играть. Они дали мне шанс стать профессиональным теннисистом.

– Почему вы выбрали Валенсию, а не, к примеру, Барселону?

– Из-за Сафина. Его мама – Рауза Исланова – порекомендовала этот город моим родителям, когда они решали, куда меня отправить. Это отличный город. Не такой большой, как Барселона, тихий. Для тренировок лучше места не найти.

– Интересно, а в чем различие между российской и испанской методиками обучения?

– В Испании более индивидуальный подход. Для каждого игрока тренеры стараются найти то, что он хочет, что ему удобнее. Что он понимает и воспринимает. Есть, конечно, основа – это удары справа, игра на задней линии и физическая подготовка, потому что на грунте надо много бегать. Но потом идут нюансы. А в России более стандартизированная программа. Удар справа, слева и так далее. Мне кажется, у нас не всегда понимают, что каждый теннисист индивидуален.

– А если говорить об особенностях других школ тенниса? Например, о французской и американской, двух самых популярных, помимо испанской и российской?

– У французов очень много талантливых игроков. Санторо, Ллодра – это самобытные теннисисты, их стиль невозможно охарактеризовать, они играют на ощущениях. Американцы делают упор на мощь. Роддик, Робби Гинепри или любой другой игрок – они мочат по мячу что есть силы. А вообще тем теннис и прекрасен – ведь если бы все играли в одну игру, ее было бы очень скучно смотреть.



Смотрите фоторепортаж: Красавицы большого тенниса на Ролан Гаррос. Пикантные моменты

Опубликовано в номере «НИ» от 8 июня 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: