Главная / Газета 31 Мая 2007 г. 00:00 / Спорт

Раиса Гальперина

«Иногда хочется побыть мамой»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Сегодня в Москве в спорткомплексе «Олимпийский» стартует традиционный международный турнир по прыжкам в воду – Гран-при «Весенние ласточки», в котором примут участие все сильнейшие российские спортсмены, за исключением чемпионов мира Александра Доброскока и Глеба Гальперина. Руководство сборной пошло им навстречу и дало возможность отдохнуть, залечить старые травмы. О том, каким непростым оказался минувший сезон для героя недавнего мирового первенства в Австралии Глеба Гальперина, единственного из наших прыгунов, завоевавшего там золотую медаль, о трудностях работы с собственным сыном «Новые Известия» побеседовали с мамой и тренером спортсмена Раисой ГАЛЬПЕРИНОЙ.

shadow
– Главный тренер сборной России по спортивной гимнастике Андрей Радионенко с сожалением заявил, что наших многоборцев пора заносить в Красную книгу. Это в гимнастике-то, где многоборье – одна из самых престижных дисциплин. В прыжках в воду такого понятия не существует в принципе. Однако ваш сын на недавнем чемпионате мира в Мельбурне прыгал на трех снарядах – в индивидуальной программе с вышки, а также в синхронных прыжках с той же вышки и с трамплина. Причем с разными партнерами. Выходит, он у вас тоже в Красную книгу первый кандидат.

– А что делать, если прыгать пока больше некому? Да, те же китайцы подобный «универсализм» не практикуют. У них четкое разделение – либо вышка, либо трамплин. Но у них скамейка длинная, могут себе позволить. А мы нет. Поэтому решили попробовать иной путь, проверить – сможет ли Глеб потянуть три снаряда? Потянул. Хотя после инцидента с Сашей Доброскоком (выступая в синхронных прыжках с трамплина в паре с Гальпериным, он сорвал две попытки. – «НИ») было очень непросто. Мы же готовили перед этим чемпионатом «синхрон» на трамплине, на вышку времени не хватало. И когда случилось это ЧП, Глеб очень переживал. Получалось, что пожертвовал одним ради другого, а в результате – ни тут, ни там...

– Что же помогло собраться и выиграть «золото» на индивидуальной вышке?

– Знаете, у Глеба непростой характер. Внешне он кажется невозмутимым, спокойным парнем. Никогда никому ничего не скажет, ни на ком свое настроение не сорвет. Но все его недовольства всегда отражаются на мне. Чего скрывать, после того, что случилось на трамплине, ему было очень тяжело. А мне еще тяжелее. Очень помог старший тренер сборной Олег Алексеевич Зайцев. Он несколько раз беседовал с Глебом, убеждал его в том, что все у него получится, что он все сможет. Если бы не Зайцев, не знаю, как бы мы из этой ситуации выпутались. Глеб же, повторю, мальчик с тяжелым характером.

– По нему действительно этого не скажешь…

– Нет, у него много положительных качеств. Он собран, целеустремлен, но с ним тяжело. Иногда я готова бросить эти тренировки и побыть мамой обыкновенного сына, не спортсмена. Бывают такие моменты… Но вот эти победы, радость от них все собой затмевают.

– И уже второй сын в бассейне подрастает?

– Да, Егору девять лет, и на днях он «вышку» выиграл. Но все равно тяжело быть родителями спортсменов, да еще и их тренерами. Ведь все неурядицы, которые случаются на тренировках, они и дома продолжаются. Хорошо, что руководство ЦСКА выделило Глебу квартиру, и теперь он отдельно от нас живет. Ругаемся на тренировках, потом расходимся по разным углам и на следующий день начинаем работать. А раньше…

– Наверное, от этого есть только один рецепт – детей в бассейн не приводить.

– Дело в том, что Глеб с двух лет постоянно находился со мной на всех сборах и соревнованиях – оставить его было не с кем. Как в театральных семьях, дети вырастают за кулисами, на подмостках сцены, так и у нас – только у бортика бассейна.

– Вы тоже прыжками в воду занимались?

– Нет, гимнастикой. В воду у нас папа прыгал. У Глеба потрясающая координация. Специалисты помнят его отца, сравнивают, говорят – гены передались. Младший тоже такой же спортивный. Голова хорошая, как у Глеба. И характер такой же тяжелый.

– Почему тяжелый-то?

– Потому что не любят они проигрывать. Не могут быть вторыми. Для спортсмена – отличное качество. Но когда у них не получаются прыжки на тренировках, начинается психоз. Все, нужно заканчивать! Не могут мои ребята плохо прыгать. И каждый раз приходится объяснять, что так не бывает. Ни у кого, потому что мы – не роботы. Этот вид спорта психологически очень тяжелый. Я вот, сама гимнастка, часто спорила с мужем: что тяжелее? Сейчас уверена: прыжки в воду сложней. Гимнастика не то что легче, она другая. Гимнасты разучивают трюки в руках у тренера, он их страхует на снарядах. Потом тренер руки опускает, и спортсмен – на коне. Мы же только имитируем движения. Подняться на 10-метровую вышку и держать там спортсмена мы не можем. Все зависит от головы прыгуна. От его психики, точнее психологической устойчивости. Когда спортсмен стоит на высоте 10 метров, мы уже ничем ему не можем помочь. А ошибки случаются. И биться о воду с такой высоты – больно.

– Через год Олимпиада в Пекине. За счет чего мы можем обыграть там безоговорочных лидеров мировых прыжков в воду – китайцев?

– За счет все той же психологической устойчивости. Когда идешь с ними ноздря в ноздрю, балл в балл, тогда они ломаются. Так было в свое время с Димой Саутиным. Китайцы не такие железные, как все говорят.

– Несмотря на железную подготовку?

– Да, бороться с ними можно, что Глеб в Мельбурне и доказал. А подготовка у них, вы правильно заметили, просто железная. Перед чемпионатом мира мы две недели провели на сборах в Китае. Жили в небольшом городке в спортивном интернате. И я была потрясена, что вытворяют их дети, как тренируются. В 13 лет выполняют прыжки – согнувшись в три с половиной оборота назад. И это в провинции, не в столице. Тренируются три раза в день, родители навещают раз в неделю. Тренировки тяжелейшие, «на выживание». Говорят, у нас тренеры иногда бьют детей по ногам, чтобы носки тянули. А там это в порядке вещей.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 мая 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: