Главная / Газета 13 Апреля 2007 г. 00:00 / Спорт

Никому ничего не скажу

Почему даже под угрозой штрафов звезды российского спорта все чаще отказываются от общения с прессой

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ АНДРЕЙ СИМОНЕНКО

Во время недавнего четвертьфинального поединка Кубка Дэвиса наши теннисные звезды игнорировали просьбы российских журналистов об интервью. Чуть раньше волейболисты московского «Динамо» после поражения в полуфинале Лиги чемпионов покинули Дворец спорта на Ходынке, минуя смешанную зону, где проходит общение с прессой. Аналогичные трудности возникают у представителей СМИ едва ли не после каждого матча в чемпионатах России по футболу или хоккею. Случаи неуважительного, а подчас даже хамского отношения к работе журналистов, похоже, становятся нормой в современном российском спорте.

Журналисты и футболисты после матчей часто играют друг с другом в «А ну-ка, догони!».<br>Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
Журналисты и футболисты после матчей часто играют друг с другом в «А ну-ка, догони!».
Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
shadow
В советские времена подобное было, конечно, невозможно. И изданий поменьше в свет выходило, и вообще спорт в СМИ не пользовался таким вниманием. Даже в отчетах о матчах журналисты тогда стремились как можно реже упоминать конкретные фамилии. В основном называли авторов голов или победителей турниров. Более того, спортсменов постоянно подозревали в наличии «звездной болезни», и по малейшему поводу ведущие газеты готовы были обрушиться на строптивца с разгромным фельетоном. Жертвами острых публикаций в разное время становились Эдуард Стрельцов и Валерий Воронин, Лев Яшин и Игорь Численко, Игорь Нетто и Александр Севидов, Валерий Харламов и Александр Мальцев. Доставалось даже мэтрам тренерского цеха – Анатолию Тарасову и Валерию Лобановскому. Поэтому идти на открытый конфликт с четвертой властью никто не хотел. Сейчас времена сильно изменились.

«Смешная» зона

Вообще у журналиста есть три возможности пообщаться со звездой. Сразу после матча или старта в так называемой смешанной зоне, то есть в помещении, специально отведенном для общения с прессой. Можно обратиться в пресс-службу (они уже существуют в обязательном порядке при каждом профессиональном клубе или иной спортивной организации) с просьбой организовать интервью. Наконец, можно узнать телефон спортсмена у коллег и связаться с ним напрямую. Однако не то что интервью, даже комментарий взять зачастую не удается. Смешанную зону многие журналисты давно называют смешной. В «Лужниках», на «Динамо» и «Локомотиве» те же футболисты нередко сбегают через черный ход. А многие (в частности, армейцы Игорь Акинфеев, Юрий Жирков, Сергей Игнашевич, нападающий «Локомотива» Дмитрий Сычев) просто превращаются в глухонемых, делая вид, что ничего не слышат и не видят. А если уж дают интервью, то в стиле «лишь бы отстали побыстрее», и только после побед. В случае поражения шансы журналиста практически равны нулю.

Есть, конечно, даже среди футболистов приятные исключения – например, спартаковцы Егор Титов, Денис Бояринцев, Войцех Ковалевски, Максим Калиниченко, выступающие за «Локомотив» Марат Измайлов, Дмитрий Сенников, динамовцы Александр Точилин, Дмитрий Хохлов, Денис Колодин. Этот список можно продолжить, но факт в том, что «отказников» гораздо больше. Да и тот же Титов недавно тоже почему-то перестал контактировать с прессой. На звонки отвечает: «Извините, но больше никаких интервью, даже по конкретной игре никому не даю». И никаких объяснений.

Обращение в пресс-службу также, как правило, не приносит результата. Иногда складывается впечатление, что это подразделение создается лишь для того, чтобы скрывать информацию, а не наоборот. Например, в пресс-службе хоккейного ЦСКА на просьбу организовать интервью с тренером Вячеславом Быковым ответили: пришлите, мол, официальный запрос и едва ли не список вопросов, а мы еще подумаем, помочь с организацией встречи или отказать. В пресс-службе футбольного «Динамо» любят говорить: «У нас нет контактных телефонов игроков». Мол, если можете, то берите интервью. А если нет, то и мы не причем. А как взять интервью или комментарий, если звезды просто не поднимают трубку или предлагают оставить сообщение на автоответчике, на которое не отвечают? Например, капитан питерского «Зенита» и сборной России Андрей Аршавин вежливо заявляет: «Интервью не даю, потому что не хочу. Извините». Вероятно, сильно занят.

Вирус Романцева

Во второй половине 90-х годов в нашем футболе ввели такое мероприятие, как обязательные послематчевые пресс-конференции для тренеров. Потом «прессухи» стали проводиться и в других видах спорта. Многим специалистам эта затея откровенно не понравилась. Так, главный тренер московского «Спартака» Олег Романцев с завидной регулярностью отказывался от свиданий с акулами пера. Его не пугали ни штрафы (всего он заплатил за это прегрешение 200 тысяч рублей), ни раздражение журналистов, которые не могли простить ему такого отношения. Если же наставник чемпионов страны все-таки появлялся в зале для пресс-конференций, то болезненно реагировал на каждый второй вопрос.

Вскоре и некоторые другие специалисты (тот же Валерий Газзаев, например) стали позволять себе прогуливать пресс-конференции, если были не в духе. Сейчас, правда, и штрафы за неявку возросли (с 10 тыс. рублей до 30–50 тысяч), и тренеры стали более ответственно относиться к этой процедуре. Вот только плохой пример оказался заразительным для игроков. Даже начинающие мастера позволяют себе «вольности». Так, после недавней встречи столичного «Спартака» с владивостокским «Лучом-Энергией» в чемпионате страны автор победного мяча Александр Прудников заявил через пресс-атташе, что общаться с журналистами не желает. Что же говорить про таких знаменитостей, как Дмитрий Лоськов или Александр Кержаков? Даже когда перед матчами национальной сборной по футболу устраивают день открытых дверей, все, как правило, заканчивается фарсом. К прессе направляют нескольких наиболее адекватных игроков (не больше пяти человек). В итоге в десятках изданий можно прочитать на следующий день одни и те же слова одних и тех же персонажей.

Не берите пример с футболистов

Ради объективности надо отметить, что футболистов испортили отчасти сами журналисты. Наша страна давно не имеет успехов в футболе (за исключением победы ЦСКА в Кубке УЕФА в 2005 году да «золота» юношеской сборной под руководством Игоря Колыванова на чемпионате Европы). Тем не менее СМИ уделяют огромное внимание даже мало-мальски известным игрокам, делая из них звезд, которыми они на самом деле не являются. Со временем многие, начитавшись, видимо, про себя в газетах, начинают верить в собственную исключительность, а это уже чревато. В прошлом году вратарь московского «Динамо» Сергей Овчинников, находясь в ракурсе телекамер после скандальной игры с «Москвой» (Босса тогда удалили с поля за слишком бурную реакцию на решение арбитров), в нецензурной форме пригрозил одному журналисту расправой, если он задаст еще один неудобный вопрос. А его спросили буквально следующее: «Почему после удаления вы сорвали и бросили на землю капитанскую повязку?»

В то же время многие заслуженные мастера спорта, чемпионы мира и Европы, победители Олимпийских игр из других видов спорта у нас остаются в тени. Хотя именно они, а отнюдь не футболисты реально вкалывают каждый день и приносят славу стране. Впрочем, эти люди (перечислять их не будем, слава богу, таковых немало) не только сами много работают, но и уважительно относятся к чужому труду. Но пример почему-то иные представители «нормальных» видов спорта стали брать с футболистов. Так, после матча хоккейного первенства страны между ЦСКА и подмосковным «Химиком» форвард гостей, кандидат в сборную России Сергей Мозякин в ответ на просьбу ответить на несколько вопросов просто буркнул: «Некогда мне».

Обязанность Шевченко

Конечно, среди спортсменов есть и те, кто просто стесняется внимания прессы. Или не сильно уверен в своих ораторских способностях. К таким в свое время относился защитник столичного «Локомотива», «Спартака», дортмундской «Боруссии» и сборной СССР Сергей Горлукович. А нынешний тренер московского «Динамо» Андрей Кобелев недоволен, что иногда журналисты просто неподготовлены к беседе. Или неверно трактуют его высказывания в прессе. С ним согласен и Сергей Игнашевич. Хотя оба подчеркивают, что в принципе никогда не отказывались от интервью. Вопрос только где, с кем и когда. Есть и те, кто меняет отношение к прессе, в зависимости от своего, скажем так, местонахождения. К слову, во время выступлений в Италии и Португалии Дмитрий Аленичев охотно общался по телефону с российскими журналистами, не делая никаких исключений. Сейчас он сам решает, когда ему выйти в свет или на связь. То же самое можно сказать и про бывшего капитана сборной России Виктора Онопко, долгое время выступавшего за испанский «Овьедо». «Пиренейский» Онопко был открыт для общения. В России он старается быть немногословным, незаметным и не слишком контактным.

А вот иностранцы ведут себя по-другому. Даже проиграв четвертьфинал Кубка Дэвиса в Москве, французские теннисисты пусть без особого настроения, но обязательно беседовали с корреспондентами различных изданий, не отказывая никому. Так ведут себя и другие зарубежные спортсмены. Кстати, недавно произошел интересный случай. Знаменитый футболист лондонского «Челси» и сборной Украины Андрей Шевченко практически инкогнито побывал в Санкт-Петербурге. Чуть ли не на улице его опознала одна журналистка, которая про футбол в принципе не пишет, но такого шанса пообщаться со звездой не могла упустить. И нападающий ответил на несколько вопросов, что вызвало немалое удивление у самой девушки. Она поинтересовалась: «Андрей, а я думала, что вы меня пошлете». На это Шева ответил, что в его контракте записано: он обязан отвечать на вопросы журналистов, в каком бы месте не находился и какие бы издания те не представляли.

Страшно далеки они от болельщиков

В контрактах российских спортсменов, насколько удалось узнать, такой записи нет. Зато их могут оштрафовать или отчислить из команды (прошлогодний пример с Аленичевым еще на слуху) за публичную критику в адрес руководства или тренера. Поэтому спортсменам проще промолчать. За это рублем никто не накажет, и неприятностей точно не будет. Такая позиция более или менее понятна. Не понятно только, о чем думают руководители клубов. На словах они заявляют, что спорт без болельщиков немыслим. И спортсмены бьются, не щадя живота, именно ради зрителей, а не только за деньги. Но ведь именно журналисты являются посредниками между звездами и их поклонниками, которые черпают всю информацию из прессы. Кроме того, много говорится о том, что наш спорт должен стать привлекательным продуктом. Казалось бы, спортсмены в первую очередь и должны быть заинтересованы в собственной «раскрутке».

А что на деле? Плюют не только на журналистов, но и на своих же болельщиков, среди которых, кстати, есть и богатые, так сказать, потенциальные спонсоры. И никого, видимо, не волнует, что многие игры проходят при полупустых трибунах или заполняются курсантами военных училищ. Доходы от продажи билетов и атрибутики мизерные (если они вообще есть), вот боссам и не очень интересно, что думают простые люди об их командах. К сожалению, и многие наши спортсмены уже «наелись» популярностью и давно подхватили пресловутую звездную болезнь. Футболисты, хоккеисты, баскетболисты получают десятки тысяч долларов в месяц. Многие передвигаются по городу с личным водителем в тонированных джипах. Они далеки от простых смертных, живут другими интересами и в другом мире. Бывает, что игнорируют просьбы об автографах, а на критику реагируют крайне болезненно. Готовы броситься в драку, если услышат обвинения в слабой игре, хотя на поле до этого 90 минут откровенно валяли дурака.

Чем Роналдо отличается от Шараповой

Среди традиционно «трудных» в плане личного общения спортсменов можно отметить, например, Марию Шарапову. Прима знает себе цену, причем с каждым годом эта цена заметно растет. Если еще пару лет назад на пресс-конференциях она с удовольствием общалась с журналистами, то теперь Маша обычно отделывается малозначащими ответами. А если вопрос ей не нравится, то, бывает, и отвечает откровенной грубостью. Интервью «один на один» взять у Шараповой практически невозможно. Во время редких визитов Марии в Россию шансы вообще равны нулю, а на турнирах, проходящих за границей, добиться аудиенции можно только в случае большой личной удачи. Обычно Шарапова и там максимально закрыта для общения. Например, в прошлом году на Открытом чемпионате Франции одна журналистка, используя все свое личное обаяние, взмолилась: ну Маша, уделите хотя бы одну минутку… «Я делаю только то, что мне велят организаторы», – железным голосом, означавшим, что планов на «тет-а-тет» у нее не имеется, ответствовала красавица. Но исключения бывают. Так, коллеге из «Российской газеты» посчастливилось взять интервью у Шараповой… в Австралии. Легче добиться разговора с Марией и в Америке – на своей «второй родине» теннисистка ведет себя куда доброжелательнее.

Наш спортсмен в России и наш спортсмен за границей – это очень часто на самом деле совершенно разные люди. Тот же Марат Сафин подолгу и с большим удовольствием общается за рубежом с иностранной прессой. Даже любит пофилософствовать. У нас же к Марату за нормальным интервью можно не подходить. В лучшем случае это будут краткие сухие ответы. В худшем – не будет ничего. Когда Сафин был помоложе, он позволял себе более радикальные выходки. Например, лет пять назад во время Кубка Кремля послал прямым текстом журналиста, задавшего не понравившийся ему вопрос, по всем известному адресу. Тогда же крайне неуважительно высказался о понимании тенниса известнейшими в прошлом специалистами Анной Дмитриевой и Александром Метревели – не понравилось Марату что-то сказанное о нем в телерепортаже. Сейчас же, если Сафин не в настроении, то он просто молчит – например, как на том же прошлогоднем «Ролан Гаррос», где его за неявку на пресс-конференцию оштрафовали на 10 тысяч долларов.

Примечательно, что за границей в общении журналистов со спортсменами проблем никаких нет и в принципе быть не может. Во-первых, все четко регламентировано и зафиксировано соответствующими пунктами в контрактах. Во-вторых, в сознании атлетов нет никакого ощущения собственного превосходства – к журналистам они относятся как к равным себе людям, выполняющим свою работу. Воспитание, пожалуй, и является определяющим фактором в отношениях спортсменов с прессой. Журналист знает, что ему не надо унижаться и упрашивать звезду о великом одолжении, как это происходит у нас. И здесь, в России, неоднократно приходилось наблюдать, как действует этот закон жизни.

К примеру, в прошлом году после товарищеского матча бразильской и российской сборных в смешанной зоне журналисты из «страны диких обезьян» всего лишь окрикивали своих игроков по их прозвищу – Роналдо, Паррейра, и те подходили для того, чтобы ответить на вопросы. Уважительно относятся иностранные спортсмены и к российской прессе. Например, великий хоккеист Пол Коффи, минувшей зимой приезжавший в составе сборной мира на матч на Красной площади, специально, как показалось, дефилировал по конференц-залу от одного журналиста к другому, чтобы дать максимальное количество интервью. Баскетболист ЦСКА Дэвид Андерсен, общаясь с корреспондентом «НИ», нарочно снизил темп своей обогащенной австралийским акцентом речи, чтобы было понятнее.


Игорь КОЛЫВАНОВ, главный тренер юношеской сборной России по футболу:
– Я много лет выступал в Италии за «Фоджу» и «Болонью». Там вообще нет такого понятия, как отказ от общения с прессой. Даже великий Роберто Баджо, с которым я целый сезон отыграл в одной команде, не мог себе такого позволить. Да и в мыслях у него такого, похоже, не было. Правда, иногда сам клуб накладывает своеобразное вето на разговоры с журналистами. Это делается для того, чтобы игроки не выносили сор из избы в то время, когда в клубе возникает конфликтная ситуация (например, между футболистом и тренером). Но это бывает редко, потому что хозяева команд заинтересованы, чтобы про них писали в газетах. Кстати, никаких штрафов за отказ от общения с прессой в контрактах не было предусмотрено. Просто к тебе мог подойти спортивный директор и сделать замечание. Это действовало безотказно. В России, видимо, другой менталитет. Кстати, во времена Советского Союза спортсмены охотно общались журналистами. Интервью брали редко, и они были, как правило, на две машинописные странички. Сейчас все изменилось. Видимо, кто-то из спортсменов просто оказался избалован вниманием.

Евгений ГОМЕЛЬСКИЙ, президент баскетбольного клуба «Динамо» (Москва):
– Неуважение к прессе со стороны спортсменов во многом идет от недостатка общей культуры. И не от большого ума. Они должны понимать, что журналисты тоже выполняют свою работу. В советские времена даже звезды никогда такого себе не позволяли. Вместе с тем я не считаю, что в контракт нужно вносить специальный пункт, обязывающий игрока к контактам с журналистами. По-моему, это анахронизм. Спортсмены – не роботы и могут в отдельных случаях действительно сильно устать после матча, и тогда им не до разговоров. И еще отмечу, что проколы случаются и со стороны журналистов. Бывает, что они пишут то, что игрок не говорил. Но нормальный, рабочий контакт между прессой и спортсменами, основанный на взаимном уважении, необходим.

САМЫЕ ЗАМКНУТЫЕ СПОРТСМЕНЫ

Андрей АРШАВИН (футбол).
В интервью откажет вежливо и решительно, без объяснения причин.

Сергей ИГНАШЕВИЧ (футбол).
Просто пройдет мимо, не замечая никого вокруг.

Евгений ПЛЮЩЕНКО (фигурное катание).
Чаще всего говорит, что очень устал.

Марат САФИН (теннис).
Может послать куда подальше.

Мария ШАРАПОВА (теннис).
Доступ к телу имеют только избранные.

САМЫЕ КОММУНИКАБЕЛЬНЫЕ СПОРТСМЕНЫ

Татьяна ЛЕБЕДЕВА (легкая атлетика).
Признается, что к любому труду, в том числе и журналистов, мама научила ее относиться уважительно.

Александр ОВЕЧКИН (хоккей).
Главный «связной» российского хоккея всегда в контакте с прессой.

Алексей СМЕРТИН (футбол).
Будет общаться с журналистами, даже если нет никакого настроения.

Сергей ТЕТЮХИН (волейбол).
Каждого встречает улыбкой и готов отвечать на все вопросы без исключения.

Юлия ЧЕПАЛОВА (лыжи).
Считает себя просто общительным человеком.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 апреля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: