Главная / Газета 11 Апреля 2007 г. 00:00 / Спорт

Чемпион Европы по дзюдо Саламу Межидов

«Я не знаю, что такое звездная болезнь»

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

Сборная России по дзюдо вернулась на родину с чемпионата Европы, который завершился в минувшие выходные в Белграде. Два человека в ее составе пользуются сейчас наибольшей популярностью – это новоиспеченные чемпионы континента Руслан Кишмахов из Ставрополя и Саламу Межидов из Аргуна. Причем они первенствовали в проблемных для нашей сборной легкой и средней весовых категориях, где у нее уже очень давно не было столь весомых успехов. «Новые Известия» задали несколько вопросов одному из героев чемпионата Европы МЕЖИДОВУ.

Саламу Межидов (слева) в финале чемпионата Европы.<br>Фото: AP. DARKO VOJINOVIC
Саламу Межидов (слева) в финале чемпионата Европы.
Фото: AP. DARKO VOJINOVIC
shadow
– С победой вас, Саламу. Вы выступили просто здорово. Но что случилось с командой? Как показалось, «золота» в ее копилке могло бы оказаться и побольше...

– Спасибо за поздравления. Я долго шел к этому успеху и пахал до седьмого пота ради золотой медали. Счастлив, что удалось достойно представить Россию и Чеченскую Республику в Европе. Но я, конечно, тоже ожидал, что мы увезем из Сербии не две, а как минимум четыре золотые медали. Все очень рассчитывали на Ваню Першина, Руслана Гасымова, Сашу Михайлина. Но у них что-то не сложилось. Мне трудно сказать почему, особенно по горячим следам. Тренеры должны разбираться в этом.

– Раньше считалось, что у нас все в порядке с дзюдоистами, выступающими в тяжелых весах, а вот с борцами легкой и средней категорий дело обстоит неважно. Однако сейчас все вышло наоборот.

– Даже для меня это в какой-то степени неожиданность. Мне рассказывали, что в легкой категории, где выступал Кишмахов, мы не побеждали лет пятнадцать. А Михайлин – трехкратный чемпион мира в весе до 100 кг. Думаю, если на Олимпиаде в Пекине ничего неординарного не случится, то и наши тяжеловесы скажут свое веское слово. У нас ведь много сильных дзюдоистов.

– Женщины в Белграде, увы, не блеснули. Согласны?

– Честно говоря, за девушками я следил не так внимательно. Но я знаю, как могут бороться Верка и Теа (соответственно Москалюк и Донгузашвили. – «НИ»), и надеялся на их успех. В женском дзюдо у нас не все так плохо, просто сейчас с медалями было туговато.

– А вообще как относитесь к женскому дзюдо?

– Я уважаю девушек, которые занимаются борьбой. Но, на мой взгляд, это не лучший вид спорта для дам. Им лучше увлекаться легкой атлетикой, фигурным катанием, гимнастикой. В зале не все мужики-то нагрузки выдерживают. Но наши дзюдоистки сами сделали свой выбор.

– Интересно, что в своей весовой категории вы выступаете всего второй год. Не жалеете?

– Да, надо было раньше в нее уходить (Смеется.). Когда я выступал в категории до 81 килограмма, то у меня всегда был «недовес». Где-то два килограмма недобирал. Из-за этого, кстати, мне было очень сложно бороться с Димой Носовым (бронзовый призер Олимпиады в Афинах. – «НИ»). А потом я травмировал ногу, перенес операцию и в результате сбросил килограммов пять.

Но не подумайте, что я специально сбрасывал вес. Теперь слежу за ним. Бывает, появляются два лишних кило. Тогда работаю в зале еще больше, чтобы вернуться на прежний уровень.

– Где сейчас тренируетесь и готовитесь к большим турнирам?

– В данный момент в Москве, на Шаболовке. Здесь хорошие условия.

– В родном Аргуне сложно заниматься?

– Когда шли военные действия, было не просто сложно, а страшно. В любой момент могла настичь шальная пуля. Или бомба рядом взорваться. Сейчас в республике относительная стабильность. Но для меня есть другая проблема. Трудно найти сильных спарринг-партнеров. Тяжелые времена не прошли бесследно и для школы дзюдо. Поэтому тренируюсь в Москве.

– Вы, кстати, довольно поздно пришли в аргунскую секцию, которая известна в России. Это так?

– Мне было лет пятнадцать, когда мальчишки с нашей улицы примерно моего возраста, всего человек двадцать, пошли записываться в дзюдо. Через какое-то время из компании в секции остались всего человека три. Кто-то не поверил в свои силы, у кого-то появились другие интересы. А я остался, потому что мечтал о больших победах. Кстати, до этого я никакими единоборствами не занимался. Но можно прийти в зал в пять лет и в итоге ничего не достичь. А можно, как я, в пятнадцать, но затем выиграть первенство Европы. Просто надо иметь способности и пахать до седьмого пота.

– Не знаете, чем сейчас занимаются те ваши приятели, с которыми вы однажды пошли в секцию дзюдо?

– Двоих, по-моему, убили. Большинство работает в чеченской милиции. Обзавелись семьями. По-прежнему для себя занимаются дзюдо.

– В прошлом году вас вроде бы не пускали на турнир в Париже, потому что вы чеченец. Было такое?

– Не совсем так. Просто были проблемы с визами. Незадолго до поездки во Францию я поменял паспорт. Это и вызвало подозрения на таможне. Думали, что я хочу остаться на родине Виктора Гюго навсегда. Но все закончилось благополучно.

– Часто приходится сталкиваться с подобными проблемами?

– Я привык к тому, что на таможне меня проверяют очень тщательно. Иногда теряю на этом минут двадцать. И то, что я спортсмен, выступающий за Россию, людей в погонах не волнует. Они отвечают: у нас такая работа. Я отношусь к этому философски. Пусть выполняют работу. Я ведь ничего не могу изменить в этой процедуре.

– Известно, что в прошлом году вы были признаны лучшим спортсменом Чечни и получили ключи от машины.

– Да, правда. Только «Волгу» мне подарили на другом основании. Дело в том, что на каком-то сайте в Интернете проходило голосование, и меня действительно признали лучшим спортсменом республики. Для меня это было насколько неожиданно, настолько и приятно. Я ничего не знал про голосование. Вручили мне грамоту и кубок. А вот машину подарили от правительства Чечни за спортивные достижения.

– Неужели вы ездите на «Волге»? Наверное, у вас более серьезный автомобиль?

– Да машина мне не очень нужна. Я ведь дома бываю не так часто. А в столице мне автомобиль особо ни к чему. Я спокойно отношусь к таким вещам.

– Ваш тренер Ибрагим Аюбов как-то сказал, что кому-кому, а вам звездная болезнь абсолютно не грозит.

– Я, правда, не знаю, что это такое. В борьбе надо пахать и пахать, иначе против тебя однажды проведут «иппон». А потом я не смешиваю спорт и обычную жизнь. В зале нужно быть жестким, неуступчивым, по-спортивному злым, нацеленным на победу. А в жизни ты должен всегда с уважением и пониманием относиться к людям и не кичиться своими титулами или известностью. Даже если я выиграю Олимпиаду в Пекине, то останусь таким же, как и был. Без звездной болезни.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 апреля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: