Главная / Газета 2 Марта 2007 г. 00:00 / Спорт

Сергей Белов

«Даже не знаю, где валяются мои медали»

СВЕТЛАНА НОВАКОВСКАЯ

Имя легендарного Сергея БЕЛОВА, едва ли не лучшего игрока в истории отечественного и европейского баскетбола, в особом представлении даже для нынешнего поколения болельщиков не нуждается. Хотя в последнее время он явно не на виду. Пермский клуб «Урал-Грейт», президентом которого он является, давно утратил лидирующие позиции в российском чемпионате. Тем не менее Сергей Белов – это по-прежнему марка нашего баскетбола. «Новые Известия» встретились с человеком, которого знаменитый писатель Василий Аксенов в свое время так представил: «Скромный парень, с лицом цвета слоновой кости, с необъяснимо печальным и смиренным взглядом. Но, о Боги – греческие и римские! Что делает этот скромняга на площадке!»

shadow
– Сергей Александрович, вы закончили спортивную карьеру почти 30 лет назад. Как изменился баскетбол?

– Изменились прежде всего люди. Как в баскетболе, так и в спорте вообще. В мое время спортсмены не называли себя профессионалами. Не имели астрономических контрактов. Но когда выходили на площадку, у них горели глаза. Они сами получали удовольствие от игры и дарили радость зрителям. А сейчас, когда я смотрю на выражение лиц, с которыми игроки выходят на площадку, у меня чешутся кулаки. Вспомните, как играл Пеле. Человек уже имел миллионы, а бегал, как молодой теленок. Или Майкл Джордан. Да, большую часть своего состояния он сделал на рекламе. Но не позволял себе опуститься до того, чтобы люди о нем говорили – халтура! Если зрители шли на Джордана, они ждали чуда. А вот Бекхэм для меня не профессионал. Он ничего не выиграл и никогда не выиграет. Потому что так и будет продавать свое тело, лицо и татуировки. Настоящих профессионалов сейчас очень мало. Особенно у нас, в России. Потому что профессионализм – это стабильное выступление и полная самоотдача. Спорт справедлив по своей сути. Каждому воздает в соответствии с затраченным трудом. И все эти разговоры о загадочности русской души – ерунда. Вопрос только в одном – это главное дело твоей жизни или нет.

– Тогда спасут ли нас иностранные тренеры?

– Какое дело тренерам-иностранцам до российской сборной? Их роль в нашем баскетболе локальна и связана с конкретной задачей на определенный период. Они не создают школу и систему. Просто дают команде принципы тренировочной работы и тактические схемы. Но самое страшное в тренерах-иностранцах то, что русские для них – зачастую изгои. Наши игроки сидят на «банке» не только потому, что не могут играть. Тренеры-иностранцы считают их второсортными людьми. Если человеку каждый день говорить «ты дурак», он в конце концов поверит в это. А в сборной ему придется быть на первых ролях. Играть весь матч, а не какие-то жалкие две-три минуты. Как он научится забивать и брать инициативу на себя? Израильтянин Шарон Друкер, который тренировал наш клуб, так и говорил одному игроку: «Ты – «баночник». Сиди и хлопай». Но самое глубокое мое разочарование – это Куртинайтис (литовский тренер, от услуг которого «Урал-Грейт» недавно отказался. – «НИ»). Я знал его давно, как спортсмена и человека. Собирался с ним работать три года. Но никогда не думал, что он способен растоптать и унизить игроков. Я до сих пор не могу их привести в нормальное психологическое состояние. В общем, только женская волейбольная сборная показала высокий результат с тренером-иностранцем. Мужская провалилась. Не знаю, в чем тут дело. Может, действительно в русских мужиках-раздолбаях?

– Вы играли атакующего защитника. Известный американский баскетболист, а ныне телевизионный комментатор Уолт Клайд писал в своей книге, что представителям этого игрового амплуа свойственна бесконечная уверенность в себе…

– Я с ним полностью согласен. Но никто из всей баскетбольной братии – тренеров, игроков и функционеров – не знает Белова-человека. Потому что я о себе ничего не рассказываю. Не хочу никого пускать в свою жизнь. Никогда не буду участвовать в программе «Женский взгляд». Не буду, и все. С кем я жил, с кем спал... Кому какое дело? Я до 30 лет вообще молчал… А уверенность в себе складывалась из многих факторов. Я прекрасно знал, что обладаю стабильным броском и психологической устойчивостью. В самые ответственные минуты матча всегда брал игру на себя. И каждая встреча с соперником была для меня – или жизнь, или смерть. Но я никогда не подчеркивал свою значимость. Баскетбол – командный вид спорта. И важен не твой личный вклад в игру, а цифры, которые горят на табло в конце матча. Я даже не знаю, где сейчас валяются мои медали. Хотя, думаю, я даже слишком много брал на себя ответственности. Не только на площадке. И в остальной жизни. Это вообще черта моего характера. Я всегда был свободен внутри себя. И честен. Как по отношению к себе, так и к другим. Был честен со своими женами. Если чувствовал, что нет чего-то большего, чем прожитые годы и дети, вставал и уходил. Считаю, что лучше просто сказать: «Извини, между нами все кончено», чем гулять направо и налево, а жене говорить: «Я тебя люблю». Может быть, поэтому у меня сохранились прекрасные отношения со всеми моими женами. Ну… почти со всеми. По гороскопу я – Водолей. Должен верить в идеальные чувства, в любовь. И я верю. Но я уходил не только из семьи. Уходил из команды. Из сборной ушел в 1999 году. Почувствовал, что руководство федерации готовит мне замену, и ушел. Но это была не гордость, не демарш и не бегство. А своеобразная борьба. У меня вообще такой стиль жизни. Это касается и семьи, и работы. Если чувствую, что я обуза для кого-то, ухожу. Молча. Никогда ни с кем не выясняю отношений. Господь создал меня таким. И я не хочу притворяться.

– Что в Белове-тренере осталось от Белова-игрока?

– Да я почти не изменился. Мудрость пришла, конечно. Но до тех пор, пока не стал тренировать, не знал себе настоящую цену. А меня и сейчас узнают на улице. Даже алкоголики у магазина. Кстати, с ними остановлюсь и поговорю прежде всего. Потому что они не делают дежурную мину. Говорят то, что думают и чувствуют. А тренерский почерк я выбрал свой собственный. Хоть и тренировался у самого именитого тренера – Александра Гомельского, но не учился у него. Работал так, как подсказывало собственное мироощущение и понимание баскетбола. Я вообще считаю, что тренера учить бесполезно. Он все равно будет делать то, во что верит. Моя философия – «приподнять» игрока. Но это вовсе не означает, что я тренер-демократ. Могу и похвалить, и подзатыльник треснуть. Но главное – на каждой тренировке я должен помочь игроку чему-то научиться.

Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
shadow – Говорят, что Аркадий Чернышев, тренер Виктора Тихонова в московском «Динамо», относился очень ревностно к успехам своего ученика на тренерском поприще. А как относился к вашим тренерским победам ваш наставник?

– В 1971 году Александр Яковлевич был невыездным. Поэтому тогда на всех гостевых матчах ЦСКА в Кубке европейских чемпионов мне пришлось взять на себя функции играющего тренера. Мы не потерпели тогда ни одного поражения. В финале выиграли у итальянского «Иньиса», который пять раз побеждал в этом турнире. А когда прилетели в Москву, и в «Шереметьево» я увидел глаза Гомельского, понял: мне тренером никогда не работать. О нашей победе не написала ни одна московская газета. В то время как вся Европа стояла на ушах. Александр Гомельский был феноменальным человеком. Меня всегда поражали его бесконечная преданность баскетболу и умение выйти сухим из воды. Вы только представьте себе. Будучи невыездным, он стал главным тренером ЦСКА! Он умел держать удар. Был вдохновителем. Умел завести игроков, настроить на борьбу. Обладал огромной силой убеждения. У него была «коронка» – после тренировки положит всех на пол, ходит между нами и говорит: «У вас самый лучший тренер. А вам до меня еще расти и расти». Он, конечно, давил на игроков. И не все это выдерживали. Но, надо отдать ему должное, нужного игрока он никогда не «душил». «Папа» очень тонко чувствовал – его это игрок или нет. Знал, кого нужно «приложить», а кого «приподнять». И в зависимости от ситуации умел трансформироваться. Но с игроками ему обычно везло во все времена. Он был очень сложным и парадоксальным, как многие великие тренеры. Болезненно воспринимал конкуренцию. Думаю, на нем не одна сломанная тренерская судьба. Да все это знают. Просто не говорят об этом вслух. В 1981 году я начал тренировать ЦСКА. В первый же сезон мы выиграли чемпионат и Кубок страны. А потом в «компетентных органах» появилась информация о том, что я, гордость Советского Союза, при первом же выезде за границу могу там остаться. Я тоже стал невыездным, и для меня все закончилось. То, что я мог бы остаться за границей, – полная чушь. Но кто-то «наверху» этому поверил.

– А как вы пережили отлучение от баскетбола?

– Мне полгода снились кошмары… Чуть не свихнулся от всего этого. Я нисколько не драматизирую. Это на самом деле было так. Но у меня был маленький сын. И я сказал себе: ради него выдержу все. Ходил на все игры. Выглаженный, чистый, бритый. Не пьяный. Находился среди тех, кто сделал это черное дело. По закону такие дела пересматривают через пять лет. И если человек за это время ничего не натворил, снимают запрет. Но мою папку забрал один генерал и сказал, что мне «свободы не видать». Я сначала рвал тельняшку на груди, пытался что-то доказать всем – начиная от ЦК КПСС и заканчивая тем же КГБ. Но потом сменились начальники в высоких кабинетах, а среди новых нашлись те, которые захотели мне помочь. Нашлись и люди, которые помогли выстроить путь к спасению и душевному равновесию. Я даже где-то благодарен судьбе, что все так случилось. Если бы не та история, многого не понял бы. Не пришел бы к Богу. Мы с сыном крестились в один день. Ему было 5 лет, а мне 38. Представляете, что значит в 1982 году покреститься офицеру с партийным билетом? Сам факт крещения можно было скрыть, но ведь надо было и первое причастие сделать. Это сейчас наши руководители стоят со свечками в церкви, а раньше…

– В одном из своих интервью вы сказали: «Не в деньгах счастье». А в чем?

– У каждого свое понятие о счастье. Кому-то нужно 18 миллиардов долларов, замки в Лондоне и семиэтажные яхты. А для меня деньги – это средство, чтобы прожить сегодняшний день. Мое игроцкое счастье было – забить нужный и сумасшедший по красоте мяч, выиграть Олимпиаду. Тренерское – обыграть ЦСКА. Отцовское – чтобы дети были здоровы. А мужское – чтобы рядом была любимая женщина. Для меня счастье в том, чтобы дело, которому я посвятил свою жизнь, приносило людям пользу и радость. А поел вкусно – ну какое это счастье? Мне по большому счету все равно, что есть – картошку с селедкой или икру. Если ты с утра до вечера работаешь, а команда не играет, то хоть завались этой икрой... Она меня что, спасет? Или бриллианты спасут? Главное – состояние души. Вдохновение – это тоже счастье. Знаете, что хотел сказать Малевич, когда писал свой «Черный квадрат»? Люди не понимают мироздание. Свое место в нем. Есть такая теория, что все мы здесь, на Земле, как бы в командировке. И каждый должен выполнить свою миссию. Но люди не понимают этого и занимаются не тем, для чего посланы сюда. Так вот счастье в том, чтобы познать мироздание. Найти себя в нем.

– Несколько лет назад из Москвы вы переехали в Пермь и до сих пор не возвращаетесь...

– Столичная мишура меня никогда не прельщала. Мне в Перми хорошо. Душа спокойна. Успеваю сделать много дел и побыть с семьей. Успеваю посмотреть на березу, сосну, елку, птичек послушать. Для кого-то это пустой звук. А я не могу без этого. Я сам из Сибири, из-под Томска. Отец был лесником, мать – преподавателем биологии. Я вырос на природе. А потом уехал оттуда со своим любимым баскетболом. Я хочу отдать свой долг главному делу своей жизни. Школу открыть, построить систему. Если уж Господь дал мне талант, я его должен использовать. Потому что время разбрасывать камни прошло. Пришло время их собирать.


СПРАВКА

Сергей Александрович БЕЛОВ родился 23 января 1944 года в Томской области. Играл в «Уралмаше» (Свердловск) и ЦСКА. 11-кратный чемпион СССР, победитель Кубка европейских чемпионов-1968/70 и 1970/71. С 1967 по 1980 год играл за сборную СССР. Олимпийский чемпион-1972. Бронзовый призер Игр 1968, 1976 и 1980 годов. Двукратный чемпион мира (1967 и 1974 гг.). Серебряный призер ЧМ-1978, бронзовый – ЧМ-1970. 4-кратный чемпион Европы 1967, 1969, 1971, 1979 годов. По результатам опроса, организованного ФИБА в 1991 году, – лучший баскетболист Европы всех времен. В мае 1992 года стал первым европейским игроком, включенным в баскетбольный Зал славы в американском Спрингфилде. Карьера тренера: ЦСКА, «Касино» (Италия), «Урал-Грейт» (Пермь). Чемпион СССР-1981/82. Чемпион России-2000/01 и 2001/02. Серебряный призер чемпионатов России-1999/2000 и 2002/03 годов. С 1993 по 1999 год – главный тренер сборной России. Серебряный призер ЧМ-1994 и 1998. Бронзовый призер чемпионата Европы-1997. В 1994 году по итогам опроса журнала FIBA Basketball на звание лучшего тренера Европы занял второе место. С 1995 по 1998 год возглавлял Российскую федерацию баскетбола.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: