Главная / Газета 2 Февраля 2007 г. 00:00 / Спорт

Штурман команды «КамАЗ-Мастер» Семен Якубов

«В Дакаре нас поздравили с поражением»

Андрей СИМОНЕНКО

Попавший в серьезную аварию во время ралли-рейда «Дакар»-2007 экипаж команды «КамАЗ-Мастер» в составе пилота Владимира Чагина, штурмана Семена Якубова и механика Сергея Савостина наконец-то выписался из госпиталя. Отважные гонщики чувствуют себя хорошо, хотя курс их реабилитации еще не закончен. Впрочем, о состоянии своего здоровья, а также о приключениях на недавнем «Дакаре» они решили рассказать сами. Точнее – от имени экипажа это сделал ЯКУБОВ. Хотя ему и карты в руки, ведь он еще и руководитель всей камазовской команды.

Сергей Савостин, Семен Якубов и Владимир Чагин (слева направо) – единый экипаж и в кабине грузовика, и в больничной палате.<br>Фото: WWW.KAMAZMASTER.RU
Сергей Савостин, Семен Якубов и Владимир Чагин (слева направо) – единый экипаж и в кабине грузовика, и в больничной палате.
Фото: WWW.KAMAZMASTER.RU
shadow
– Семен Семенович, как известно, до аварии ваш экипаж лидировал в гонке и был, можно сказать, главным претендентом на победу…

– Сначала казалось, что повторяется прошлогодний «Дакар». С первых же этапов мы стали наращивать свое преимущество. Хотя, надо сказать, в этом году наши соперники были намного сильнее. Экипаж голландца Стейси на «МАНе» стал настоящей сенсацией, просто чудеса показывал. Нам пришлось серьезно потрудиться, чтобы ехать хотя бы чуть быстрее, чем он. Расскажу такую историю. На одном из первых этапов мы финишировали на одну-две минуты впереди него. Сидим у машины, обсуждаем по горячим следам перипетии борьбы, вдруг подлетает к нам Стейси и говорит: «Ручник у меня заело, ручник». Мы не сразу поняли, что он таким образом объясняет: мол, не ходом я вам проиграл. Кстати, когда мы со Стейси догоняем друг друга, то не сигналим. Ждем момента, чтобы можно было красиво, с блеском обогнать. Вот такая у нас с ним борьба.

– Много говорилось о том, что организаторы ралли в этом году изменили порядок старта. Это действительно была серьезная проблема?

– Да. Обычно мы стартовали в смешанном режиме, согласно общему зачету. А в этот раз – после джипов, и это было очень опасно. Дело в том, что самые быстрые грузовики едут в двадцатке лучших в общем зачете, а то и в десятке. И когда в кромешной пыли и на высочайшей скорости приходится обгонять 150 машин – притом, что на трассе камни, ямы, промоины, – это, конечно, очень страшно. К сожалению, смешанный старт был восстановлен только после того, как наш экипаж попал в аварию.

– Что же с вами произошло?

– На обгоне в пыли нам просто не повезло. Мы влетели в огромную кучу песка – больше двух метров высотой. Машина два раза перевернулась, причем не боком, а через кабину. Весь удар пришелся на левый бок кабины, где сидел Чагин. Очень серьезно пострадал Сережа Савостин: у него был перелом позвоночника. Я первый выбрался из машины и сразу начал эвакуацию. Попытался позвать кого-то на помощь, но три грузовика проехали мимо. Четвертый грузовик – голландца Бекса – остановился. Поставили машину на «ноги», потом подъехал Решетников (пилот третьего экипажа команды «КамАЗ-Мастер». – «НИ»), и уже с его помощью растащили кабину и достали людей. Смотреть на все это было, конечно, страшно.

– В чем все-таки причина аварии? Говорили, что Чагин допустил ошибку...

– В профессионализме Володи Чагина сомневаться не приходится. Просто условия, в которые нас поставили, были настолько жесткими и опасными, что с кем-то такая авария обязательно бы случилась. Не повезло, получилось, нам. Причем должен отметить, не повезло вдвойне. За некоторое время до аварии у нас сломался двигатель. Мы потратили 21 минуту на починку, мимо проехали несколько машин, которые мы уже обгоняли. Нам пришлось делать повторные обгоны. Нас не пропускали. Два джипа, мешавшие нам, как раз и подняли злополучную кучу пыли. В общем, еще раз повторю, если бы смешанный старт сделали сразу, а не после того, как мы разбились, никакой аварии бы не случилось. Но организаторы поняли свою ошибку только после того, как «сам Чагин» попал в аварию. Мол, что тогда говорить об остальных.

«КамАЗ» Чагина после аварии.
Фото:WWW.KAMAZMASTER.RU
shadow – Чем вы можете объяснить тот факт, что несколько экипажей проехали мимо вас и не захотели помочь?

– Это трудно объяснить. С одной стороны, каждый участник «Дакара» ценит каждую секунду. И остановка по любой причине крайне нежелательна и чревата потерей времени. С другой стороны – по правилам гонки, если помощь оказывается по причинам, связанным с угрозой здоровью и жизни, то потраченное время затем вычитается. Бекс потратил на нас время, но потом, согласно регламенту, один час и 10 минут у него из общего времени вычли. Я в тот момент чувствовал дикую ярость, когда эти грузовики проносились мимо нас. Думаю, что сейчас эти люди испытывают угрызения совести. И, конечно, такое поведение не должно быть ни для кого примером, в том числе и для нас. Тем более что неоказание помощи регламентом «Дакара» наказуемо, вплоть до снятия с гонки.

– Что было после того, как вам все-таки помогли?

– Нас доставили на бивуак. Все наши соперники пришли к нам, чтобы выразить свое сочувствие. Отмечу, что нашего доктора Бубновского к нам не пустили. Дело в том, что у организаторов был контракт с французскими врачами, и они нам сказали: если вы пользуетесь еще чьими-то услугами, то мы, во-первых, ответственности не несем, а во-вторых, вся команда снимается с соревнований. Пришлось согласиться с их предложением отвезти Чагина и Савостина на Канары, где располагался официальный госпиталь «Дакара»-2007. Я туда не поехал, оставшись на некоторое время с разбитой машиной.

– Где, кстати, она сейчас?

– В марокканском порту Агадир. Ее должны погрузить на ближайшее судно и доставить в Санкт-Петербург. Оттуда мы ее или на буксире, или на трейлере увезем домой. Использовать там можно только двигатель после переборки, и коробку, если с ней все в порядке. Остальное ни на что уже не годится. Но бросать технику не в наших традициях. Точнее, у всех «дакаровцев» это неписаное правило – забирать технику с собой.

– А как вас лечили?

– Сначала несколько дней ребята пробыли на Канарах, потом рассказали, кстати, что не ахти какой был госпиталь. Затем нас перевезли в Берлин. Немецкие врачи выдали нам костыли, Савостина одели в корсет. Хотели делать ему операцию. Бубновский по телефону наложил категорический запрет. Потом приехали мы в Москву. В первый же день и костыли, и корсет Бубновский выбросил. Ничего, ходим… У Бубновского, конечно, феноменальная способность за считанные дни ставить людей на ноги. Но сложный он человек… Хотя и правильный.

– В чем же сложность?

– Расскажу такой случай. Вечером после этой страшной аварии к Бубновскому пришли Ютта Кляйншмидт и Жан-Луи Шлессер – известные вам, полагаю, гонщики. Попросили обследовать их – болела спина. Разъяренный, как лев, Бубновский, которого не пустили к нам, им отказал. Заявил: на «Дакаре» я лечу только русских. Вообще долго его потом успокаивать пришлось.

– Как изменилась после аварии вашего экипажа стратегия команды «КамАЗ-Мастер» в гонке?

– Кардинально. Вся ответственность за результат легла на плечи Ильгизара Мардеева. Вообще должен заметить существенную деталь. Когда едешь на подстраховке, то чувствуешь себя расслабленно, спокойно, совершенно не волнуешься. Когда от тебя требуют занять как можно более высокое место, поневоле начинаешь нервничать, каким бы колоссальным опытом ты ни обладал. Ильгизар со своей задачей справился. В конце гонки он, раскрепостившись, вообще действовал идеально. Теперь он у нас, безусловно, в разряде экипажей, которые могут ехать на победу. Мардеев привез команде подиум, и мы гордимся этим достижением. Оно не менее важно, чем победы прошлых лет. За этот «Дакар» команда выросла чуть ли не больше, чем за все предыдущее время. Очень полезный был «Дакар», и я даже сказал бы, что нужный. И главный его результат – сплоченность команды, ее способность, несмотря на потерю лидирующего экипажа, не терять надежду на победу и работать на результат единым целым. Образно говоря, команда оказалась организмом, который даже с отрезанной головой был способен еще долго-долго бежать.

– Что вы можете сказать о конкурентах «КамАЗа», как они проявили себя в этом году?

– Наши соперники растут. Бегут вперед семимильными шагами. Я всегда говорил, что победы успокаивают любой коллектив. Каждый день я повторял ребятам – расслабляться нельзя. Но к победам «КамАЗа» и мы, и болельщики, и журналисты все же привыкли. К нашим ребятам в Дакаре подошел комиссар гонки грузовых автомобилей и сказал: «От всей души поздравляю вас с тем, что вы проиграли. Не подумайте чего плохого, я не радуюсь вашему поражению. Просто я рад за «Дакар». Интерес к нему теперь сильно возрастет – особенно к грузовикам». И он по-своему прав. Организаторы давно мечтали о смене лидера. Внесли перед нынешним сезоном изменения в технический регламент, чтобы несколько нивелировать наш перевес. Да и в России сейчас, должен сказать, интерес к «Дакару» повысился. Он намного выше, чем когда-либо. Я очень хочу, чтобы у нас «Дакаром» интересовались, как в Европе, где о нашей команде знают намного больше, чем на родине.

– А как отреагировали на этот «Дакар» ваши родные?

– Родные, конечно, переживали. Мы, безусловно, старались не сообщать им все подробности произошедшего. Только когда приехали домой, все рассказали, показали фотографии. И по прошествии определенного времени это воспринималось уже не так остро. А вообще они прекрасно понимают, чем мы занимаемся, они взрослые люди.

– Какие у вас планы на будущее? Даже менее серьезные аварии часто отбивают у людей охоту вновь управлять автомобилем. Вы, конечно, профессионалы, но не появилась ли некая боязнь «Дакара»?

– Послеаварийный синдром, конечно, останется. Чем водитель профессиональнее, тем меньше этот синдром на него влияет, но он существует всегда. Я не могу сказать, что мы это все забудем, на нас авария произвела огромное впечатление. Володя, я знаю, очень переживает. Но собираемся ездить и дальше, это наша работа. Хотя исключить и возможность каких-то последствий я не могу.


ДОСТИЖЕНИЯ КОМАНДЫ «КАМАЗ-МАСТЕР» В РАЛЛИ-РЕЙДЕ «ДАКАР»

1991 г. Париж – Дакар
2-е место – пилот В.Гольцов,
3-е место – пилот Й.Таммека
1996 г. Гранада – Дакар
1-е место – пилот В.Московских
1999 г. Париж – Дакар
2-е место – пилот В.Московских
2000 г. Париж – Дакар – Каир
1-е место – пилот В.Чагин,
3-е место – пилот Ф.Кабиров
2002 г. Аррас – Мадрид – Дакар
1-е место – пилот В.Чагин
2003 г. Телефоника – Дакар
1-е место – пилот В.Чагин,
3-е место – пилот Ф.Кабиров
2004 г. Телефоника – Дакар
1-е место – пилот В.Чагин,
2-е место – пилот Ф.Кабиров
2005 г. Телефоника – Дакар
1-е место – пилот Ф.Кабиров
2006 г. Лиссабон – Дакар
1-е место – пилот В.Чагин,
3-е место – Ф.Кабиров
2007 г. Лиссабон – Дакар
2-е место – пилот И.Мардеев

Опубликовано в номере «НИ» от 2 февраля 2007 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Финал Российской серии кольцевых гонок обещает быть захватывающим


Под стенами Казанского Кремля разыгралась жаркая гонка


Подтвердил свой чемпионский класс

Победу на Гран-при Германии одержал действующий чемпион «Формулы-1» Льюис Хэмилтон, а россиянин Даниил Квят на «Торо Россо» финишировал только 15-м

Хэмилтон великолепный

Действующий чемпион мира одержал пятую победу в текущем сезоне и третью кряду

«Мерседесовцам» разрешили драться

Хэмилтон одерживает вторую победу подряд в чемпионской гонке «Формулы-1», Квят финиширует в десятке

Хэмилтон выиграл второй этап «Формулы-1» кряду, Квят заработал одно очко


Хэмилтон стартует первым на Гран-При Великобритании, Квят – 15-й


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: