Главная / Газета 31 Января 2007 г. 00:00 / Спорт

Мерлин Отти:

«Зарабатывают те, кто быстро бегает»

НАТАЛЬЯ МАРЬЯНЧИК, агентство спортивной информации «Весь спорт» – специально для «Новых Известий»

Мерлин Отти – участница семи Олимпийских игр, обладательница восьми олимпийских медалей, первая женщина в истории легкой атлетики, «разменявшая» 7 секунд на дистанции 60 м и 11 секунд – на стометровке. Но самое удивительное, что в свои 46 лет знаменитая спортсменка по-прежнему в строю, по-прежнему на дорожке. Правда, на турнире «Русская зима», который прошел в Москве в минувшее воскресенье, она выбыла из соревнований в первом же круге со смешным для себя прежней результатом. Проиграла и как-то буднично пошла складывать вещи, бормоча под нос слова, которые не стоит печатать. Наверное, привыкнуть к поражениям такой спортсменке невозможно. А будут ли у нее новые победы? О своей уникальной карьере Мерлин Отти поговорила с «Новыми Известиями».

Мерлин Отти на афинской Олимпиаде.<br>Фото: АР
Мерлин Отти на афинской Олимпиаде.
Фото: АР
shadow
– Мерлин, как бежалось в Москве?

– Что тут говорить? Вы и сами все видели... Москва всегда была счастливым для меня городом, но на этот раз… Стартер творил что-то невероятное. После первого фальстарта я едва успела встать на колодки, как он дал новый старт. С такой форой перед соперницами шансов у меня не было никаких. Но в остальном организация турнира мне очень понравилась.

– Более 25 лет назад, в 1980 году, вы завоевали в Москве первую в своей жизни олимпийскую медаль. Ностальгия присутствует?

– Да, некоторые моменты всплывают в памяти. Помню усталость, которую чувствовала после перелета в Москву. Помню финальный забег – атмосферу, азарт борьбы, волнение... На соседней дорожке бежит русская Наталья Бочина. И вдруг яростный вопль с трибуны: Лин, Мерлин, Лин! Я сделала все, что могла, но проиграла – осталась третьей. Фотофиниш оказался в пользу Бочиной. Но я не расстроилась, ведь это была первая медаль. И о Москве у меня самые светлые воспоминания.

– В последние годы с медалями у вас туго. Что удерживает в спорте – деньги, слава, привычка?

– Точно не деньги. Зарабатывают ведь только те, кто бегает быстро! Я просто люблю спорт, бег. И хочу найти предел, крайнюю точку – насколько быстро смогу бегать в своем возрасте. Это моя планка, мой личный вызов. И пока я способна соответствовать, не уйду с дорожки.

– В 1998 году вы переехали с родной Ямайки в Словению, а с 2002 года официально выступаете за эту страну. Словения – ваш окончательный выбор?

– Пока я бегаю за Словению и не занимаю ничье место. Если у них появятся девочки, способных бежать быстрее меня, – добро пожаловать! Я ведь могу себе и другую страну подыскать. Хотя, если серьезно, вряд ли я на это пойду. Бегать имеет смысл, только пока можешь выполнить отборочный норматив на чемпионаты мира и Европы. Если в какой-то момент это перестанет получаться, за какую страну выступать, уже неважно. Но пока этот норматив – для меня вполне реальный результат.

– Сейчас вы тренируетесь так же, как 10–15 лет назад?

– Нет, я очень сильно изменила свои тренировки. В своем нынешнем возрасте я уже не могу выполнять такой же объем тренировочной работы, да это сейчас и не нужно. У меня где-то три тренировки в неделю, а еще десять лет назад их было восемь. Я стала больше отдыхать, внимательнее прислушиваться к себе. Если я, скажем, вчера провела тяжелую тренировку, сегодня будет отдых или облегченное занятие. Иногда я не уверена до самого последнего момента – выхожу на разминку и прислушиваюсь, что говорит мое тело. И только если оно говорит «тренируйся», я тренируюсь. Именно поэтому у меня нет личного тренера. Я слушаю только себя и никого другого.

– Вы уже создали себе какой-то задел на послеспортивное время?

– У меня есть бизнес в Словении. Я совладелец фирмы по изготовлению диагностического измерительного оборудования для спорта. У нас контракты с Олимпийским комитетом Словении, Институтом спорта Великобритании, футбольным клубом «Барселона». Приходилось работать и на Украине. Наше изобретение – это машина, которая исследует мышцы спортсмена. Она может определить максимальную скорость, возможные травмы, желательный объем силовой тренировки, время восстановления с точностью до секунды и прочее.

– Значит, будущее собираетесь связать с бизнесом?

– Какую бы работу я в будущем ни выбрала, главное, чтобы она не занимала все мое время. Я привыкла путешествовать, привыкла быть свободной и ни от кого не зависеть. Я безумно люблю свободу, люблю работать над своим телом, люблю слушать музыку и ходить на джазовые концерты. Не знаю, какие возможности передо мной еще откроются. Пока я остаюсь в Словении, потому что имею там бизнес и выступаю за эту страну. Но в будущем я ничего не исключаю. Может быть, стану работать в спорте, например, в качестве консультанта.

– Не хотите попробовать себя на тренерском поприще?

– Если честно, я абсолютно не вижу себя тренером. Я буду слишком… Как бы это сказать… Требовательной, даже жестокой! Я привыкла ставить перед собой самые высокие цели и непременно стану требовать того же от своих спортсменов. В то же время я не смогу заставлять, гнать вперед пинками, убеждать – это не в моем характере. Лучше вообще не браться за дело. Но если попадется атлет, способный соответствовать моим целям и достигать их, мы сумеем что-то сделать вместе. Ты можешь проиграть на соревнованиях, но если ты думаешь о поражении еще до старта – ты не мой спортсмен.

– Неужели сами до сих пор руководствуетесь этим принципом?

– Знаете, в последнее время, когда я выхожу на дорожку, чувствую себя, как новенький ребенок в дворовой песочнице. Кругом новые лица, незнакомые фамилии. Хотя подруги на дорожке мне и не нужны. У меня есть друзья повсюду – на Ямайке, в Словении, США, и мне вполне хватает общения с ними. Ну а в спорте… Я живу сегодняшним днем и не строю далекоидущих планов. Я просто бегаю и получаю от этого удовольствие.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 января 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: