Главная / Газета 17 Января 2007 г. 00:00 / Спорт

Утомленная солнцем

Мария Шарапова едва не «пала» жертвой сорокаградусной жары

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО

Второй день Открытого чемпионата Австралии выдался таким же неспокойным, как и первый. На сей раз сумятицу внесла удушающая жара, из-за которой большую часть запланированных матчей пришлось проводить вечером, причем некоторые из них завершились далеко за полночь. Среди тех немногих, кому пришлось выйти на корт в самое пекло – первая ракетка турнира Мария Шарапова. Россиянка провела на раскаленной солнцем площадке три часа и лишь чудом избежала поражения от француженки Камилл Пэн.

Фото: AP. RICK STEVENS
Фото: AP. RICK STEVENS
shadow
В отличие от болельщицких драк сверхжаркая погода не является для Открытого чемпионата Австралии чем-то непривычным. Январь – самый горячий для Мельбурна летний месяц, причем каждый год хотя бы несколько недель температура здесь достигает совершенно экстремальных значений. В общем, как у нас в июле, хотя московское лето с австралийским, конечно, не сравнить. Так вот, специально для таких неблагоприятных условий на австралийском турнире действует особое правило. Как только температура воздуха достигает 35 градусов, все матчи прерываются. То есть почти все. На двух главных аренах «Мельбурн Парка» – «Род Лэйвер» и «Водафон» – имеется раздвижная крыша. Но закрыть площадку от солнца согласно все тому же правилу можно только в перерыве между поединками.

Теперь вам понятно, в какую «засаду» попала первая ракетка России и Australian Open Мария Шарапова, чей матч с француженкой Камилл Пэн проходил на центральном корте и был назначен на 11 часов местного времени. Когда теннисистки только начинали играть, условия были еще терпимыми. Однако очень быстро они превратились в невыносимые. Столбик термометра поднялся до отметки в 39 градусов по Цельсию! На всех остальных кортах игра была немедленно прекращена. А Шараповой и Пэн пришлось мучиться до победного конца.

Но при этом надо подчеркнуть, что пенять наша прима, кроме как на себя, ни на кого не может. Она взяла первый сет 6:3 и вполне могла завершить поединок во втором. Как, например, это сделала сербка Ана Иванович, на соседнем «Водафоне» уже после объявления температурного предупреждения «добившая» американку Ванию Кинг, или наша Анна Чакветадзе, разобравшаяся с австрийкой Сибиль Баммер. Шарапова же зачем-то отдала Пэн вторую партию 4:6. Правда, в решающем сете Мария повела 5:0, но затем у нее начались серьезные проблемы. Она вдруг стала передвигаться по корту с огромным трудом, как будто на ее ногах повисли тяжеленные гири. «Я в этот момент могла думать только о том, как бы поскорее убраться отсюда, – сказала Шарапова после матча. – Я, как могла, пыталась экономить силы и разыгрывать очки быстрее».

Ни к чему хорошему это не привело. Восставшая вдруг из пепла Пэн выиграла пять геймов подряд. В эти моменты Шарапова была очень плоха. Она испытывала судороги мышц живота, пыталась брать передышки, прячась в затененных участках корта, однажды сорвалась и отпустила бранное слово в адрес судьи, а при счете 6:6 арбитру даже пришлось ей напомнить, что тай-брейка в решающей партии на Australian Open не бывает. Когда француженка выиграла 13-й гейм и повела в следующем 30:15, показалось, что Шарапова повержена – для победы Пэн оставалось выиграть всего два мяча. Но тут соперница Марии сама практически остановилась из-за дикой усталости, после чего россиянка завершила-таки матч в свою пользу – 9:7.

«Иначе как нечеловеческими такие условия для игры в теннис не назовешь, – сказала Шарапова на пресс-конференции, на которую пришла лишь через два часа после окончания мучительного поединка. – Не думаю, что наши тела предназначены для такого. Но о том, чтобы прекратить борьбу, я не думала. Надеялась на победу, даже когда мне было совсем плохо».

Что ж, остается только восхититься стойкостью духа лучшей российской теннисистки (как, впрочем, и ее соперницы) – в этот день под натиском жары сдавались даже некоторые мужчины. Так, серб Янко Типсаревич не смог доиграть до конца свою встречу с аргентинцем Давидом Налбандяном, также начавшуюся в 11 утра. Та же участь постигла бельгийца Кристофа Рошю – он не закончил матч с французом Себастьяном Грожаном. А иные игроки публично потребовали пересмотра «особого правила». Например, Налбандян заявил, что в сорокаградусную жару теннисистам надо разрешить получать неограниченную помощь врачей и массажистов. Другие же теннисисты предложили закрывать крышу, не дожидаясь окончания проходящих в момент объявления температурного предупреждения матчей.

Первой ракетке России Николаю Давыденко повезло намного больше, чем Шараповой. Его встреча с аргентинцем Серхио Ройтманом началась уже вечером, когда палящее солнце стало клониться к закату. Николай особо и не мучился, более или менее спокойно разобравшись с оппонентом в трех партиях – 6:2, 7:5, 6:2. Выиграл свой поединок у немца Александра Вашке и Дмитрий Турсунов – 5:7, 6:4, 6:3, 6:4. В женской части соревнований, кроме Шараповой и Чакветадзе, во вторник одержали победы и две другие россиянки – Алла Кудрявцева и Анастасия Родионова. Неудачным же второй день Australian Open стал для Евгения Королева, Игоря Куницына и Василисы Бардиной.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 января 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: