Главная / Газета 8 Декабря 2006 г. 00:00 / Спорт

Ирина Слуцкая

«Я еще не решила – кататься или уйти»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Самую титулованную на сегодняшний день российскую фигуристку-«одиночницу» Ирину СЛУЦКУЮ в последнее время можно было видеть только в телевизионном проекте «Звезды на льду», после которого она, кстати, стала еще популярнее. Даже появились сообщения, что двукратная чемпионка мира и призер Олимпийских игр решила покинуть любительский спорт. К счастью, они оказались неверными. Хотя получить комментарий от самой Ирины долго не удавалось. Застать ее в Москве или дома сегодня очень трудно. С корреспондентом «Новых Известий» она беседовала, буквально надевая коньки для выступления на только что открывшемся катке на Красной площади.

Фото: AP
Фото: AP
shadow
– Ира, жизнь бьет ключом, и вам, похоже, это нравится.

– Мне двадцати четырех часов не хватает. Так много у меня сейчас интересного. Я пробую себя, ищу, где мне в будущем будет интересно, где я смогу свой адреналин выплескивать.

– А, по-моему, за вас уже все решили. Видите, как все заволновались, когда информация о вашем уходе прошла. Значит, рано, наверное, любительский лед покидать, не готовы еще к этому ваши болельщики…

– У любой популярности есть плюсы и минусы. Я болельщиков своих очень уважаю, и популярность моя, когда, тебя, конечно, за рукав на улице не хватают с просьбой автограф дать, мне нравится. Но я прекрасно понимаю: сегодня она есть, а завтра – нет. Когда новость о моем уходе появилась, я в Канаду летела. Не успела с самолета сойти, как мне американские журналисты звонить начали. Я в шоке была. Конечно, если я приму решение оставить спорт, то объявлю об этом не одному корреспонденту, а официально.

– Знаете, наверное, что уже и другими слухами успели обрасти. Вот, говорят, что вы с мужем разводитесь.

– Бред полнейший. Да вот же он стоит. (Со смехом кивает в сторону стоящего неподалеку Сергея.)

– Ира, а какие-то сроки для принятия решения, кататься или нет, вы сами себе установили?

– Нет. Сейчас могу сказать одно: пока не хочу ставить точку. А там, думаю, все само собой должно решиться. И мне кажется, когда такой момент настанет, решение будет принято очень быстро.

– Что главным критерием будет – ваше здоровье, состояние соперниц?

– Здоровье в первую очередь. Потом возможности мои, конечно. Я же все-таки разумный человек, смотрю, что в фигурном катании происходит. Ну и желание. Желание – это, наверное, главное.

– Как, кстати, со здоровьем?

– Сейчас у меня даже времени нет, чтобы к врачу сходить, провериться.

– Но это, наверное, и хорошо.

– Пока все нормально, да. Но хотелось бы все равно врачам показаться. С одной стороны, таких тренировок тяжелых, которые в олимпийском сезоне были, сейчас нет. У меня, как я говорю, сейчас вся нагрузка в том, что я дома практически не бываю. Постоянно где-то летаю, езжу, бегаю… В спорте физическая нагрузка тяжелая была, а сейчас больше эмоциональная.

– В «Звездах на льду» вас сразу на роль ведущей пригласили или можно было в качестве участницы посоревноваться?

– Кататься я сразу отказалась, потому что я «одиночница» все-таки и не представляю, что это такое – в паре кататься. Да еще с человеком, который в принципе на коньках не стоит. Я чувствую себя некомфортно, когда моя жизнь не в моих руках. Если бы я «парницей» была, то могла хотя бы партнеру помочь, а здесь я в таком же положении, как и он, получается. Поэтому только роль ведущей… Я ведь немножко уже училась этому. Вот Жене Плющенко гораздо сложнее было. Он абсолютно с нуля начинал.

– Как раз хочу спросить: а почему в свое время вы от роли ведущей спортивных новостей на телевидении отказались?

– Когда ты в спорте большом находишься, его с чем-то другим нереально совмещать. Перед Олимпиадой, например, я вообще забыла, что такое люди. Тупо вставала утром, ехала на каток. Каталась, потом ела, спала, опять каталась, домой приезжала, все забывала и снова спать. Вот это большой спорт. Я уверена, что когда к какой-то цели идешь, надо чем-то одним заниматься.

– Спорт затягивает, а телевидение?

– Тоже… Мне во всяком случае там очень интересно. Жалею, что проект заканчивается, потому что я действительно ушла в него с головой. А вообще психологически мне сейчас гораздо легче, чем четыре года назад. Тогда, после Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, я думала только об одном – кататься дальше или нет? А сейчас я знаю, что даже, если не катаюсь, – жизнь не останавливается. Я занимаюсь другими интересными для меня вещами, у меня новые знакомства, и перспективы открываются другие….

– И страха, что можете не найти себя в послеспортивной жизни, абсолютно нет?

– Нет. Думаю, я в принципе не такой человек, который может не найти себя в жизни.

– А мама и муж что говорят – кататься или закончить?

– Что бы они ни говорили и как бы я их ни любила, решать все равно буду сама. Человек я достаточно упертый. Если ставлю перед собой какие-то цели, переубедить меня сложно. Вот пока лбом не ткнусь, не пойму, что неправильно это, все бесполезно. Но сейчас, мне кажется, я на правильном пути. Делаю то, что мне интересно. Может быть, маме и хотелось бы, чтобы я вернулась, но захотеть-то тренироваться, как прежде, я должна. Сейчас прихожу на тренировку, не выспалась, но знаю: работать заставлять никто не будет. Могу просто постоять, бортик подпереть, «проснуться», потом поехать сделать что-то, а могу и уйти с катка. Иметь возможность дать себе поблажку – в этом тоже есть какой-то кайф. Форму я поддерживаю, конечно. Всеми тройными прыжками владею, как и прежде. Действительно тренируюсь, но не усиленно. Поэтому, если почувствую, что хочу и смогу бороться и опять с утра до ночи находиться на катке, вернусь обязательно. Для меня это не в первый раз.

– Как вам, кстати, недавний московский этап Гран-при?

– Грустно, если о выступлениях наших девочек говорить. Ребята, может быть, еще не в форме, хотя до Жубера, конечно, пока никто не дотягивается. Я все-таки надеюсь, что Лена Соколова раскатается и на чемпионатах Европы и мира за «золото» сможет побороться.

– Когда спорту есть альтернатива, расстаться с ним гораздо проще. Но сколько раз такое было: уходят звезды, казалось, навсегда, как та же Алина Кабаева, к примеру, а потом возвращаются. Возвращаться сейчас стало даже модно.

– А почему бы нет? Если вся наша жизнь в спорте прошла. Может, не хватает людям того адреналина, ощущения публики? Я, например, очень люблю быть на публике. Когда тысяч десять на трибунах сидит – это класс! И те ощущения, которые тебя захватывают в соревновательной обстановке, в шоу ты не всегда найдешь. Некоторые просто не могут без этого. Мне кажется, что так получилось и у Алины.

– Между прочим, она призналась, что захотела вернуться, когда ваш потрясающий прокат на чемпионате мира в Москве увидела.

– Правда?! Я об этом не знала. Но состояние ее понимаю: она внутренний толчок почувствовала. Почувствовала и доказала всем, что еще многое может, что она – действительно лучшая.

– Тогда попробуйте объяснить: за что вы так телевидение любите?

– Я люблю общение, люблю разговаривать с людьми, пускай и через камеру. Мне в этой профессии интересно. Если бы еще творчества при этом побольше было… Но главное, наверное, в том, что ты все это делаешь для кого-то. Я знаю, что «Звезды на льду» многим нравятся, их многие смотрят. Веду передачу и думаю: вот люди тоже удовольствие получают, когда смотрят на это. Значит, стараюсь не зря.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: