Главная / Газета 27 Октября 2006 г. 00:00 / Спорт

Ирина Кириллова

«На площадке незаметно, что я и тренер – одна семья»

СВЕТЛАНА НОВАКОВСКАЯ

Ирина КИРИЛЛОВА – одна из самых ярких связующих в истории мирового волейбола. Лучший игрок мира и Европы. Многократная чемпионка и призер первенств СССР, Хорватии и Италии. Победитель мирового и европейского форумов. Обладатель олимпийского «золота» сеульской чеканки. К числу ее побед смело можно причислить... и известного итальянского специалиста Джованни Капрару. С ним она сегодня не только воспитывает дочь, но и готовит нашу национальную команду к чемпионату мира, который стартует 31 октября в Японии. Ведь Капрара – главный тренер женской сборной России, а Кириллова – его правая рука. И, судя по последним результатам, они состоялись и как семейный, и как тренерский дуэт. «Новые Известия» решили узнать у Ирины, каково это быть женой и помощником тренера-иностранца.

Ирина Кириллова и Джованни Капрара не стесняются своих чувств.<br>Фото: WWW. FIVB.ORG
Ирина Кириллова и Джованни Капрара не стесняются своих чувств.
Фото: WWW. FIVB.ORG
shadow
– Ирина, сейчас едва ли не самое слабое звено российской сборной – позиция связующего игрока, на которой долгое время блистали вы. А кто, кстати, сделал плеймейкера из вас?

– Связующую во мне открыл Николай Карполь (знаменитый тренер. – «НИ»). Я достаточно быстро прогрессировала. И еще в тринадцать лет он хотел забрать меня к себе в Свердловск. Там тогда была единственная в стране спортивная школа-интернат. А на базе клуба «Уралочка» формировалась сборная. Но родители меня отпустили только через два года – когда немного повзрослела.

– Как вам работалось с Карполем?

– У каждого свой стиль. Карполя называли «папа», потому что он все делал для клуба и сборной. Но он не был папой в привычном понимании этого слова. Нельзя сказать – случись что, он всегда был рядом. Хотя и нельзя сказать, что к нему невозможно было обратиться с серьезной проблемой. Если девочки обращались, он помогал. Не всегда, но помогал. Я обращалась только в исключительных случаях. Он держал дистанцию с игроками. Во всяком случае, я всегда это чувствовала. Как-то плохо отработала на тренировке, и он спросил: «В чем проблема?» Но это было только один раз. Карполь – сильный человек. Но у него есть одна маленькая слабость. Он не любит женских слез. Просто не выносит. Тает сразу же. Так его легко можно было размягчить и разжалобить. Но я этим никогда не пользовалась. Тем более, думаю, Карполь хорошо знал своих игроков и понимал – какие слезы настоящие, а на какие не нужно обращать внимание. На тренировках он был со всеми примерно одинаковый – требовательный. Сейчас, когда сама работаю тренером, я поняла, что это правильно. Надо быть требовательным и строгим. Особенно если работаешь с женщинами. Потому что есть такие, которым дашь палец, они руку откусят.

– Сейчас вы работаете помощником главного тренера, а планируете начать самостоятельную карьеру?

– Вообще-то по образованию я экономист. Но мне всегда пророчили большое тренерское будущее. Карполь меня так и называл – «тренер на площадке». Я уже работала в московском «Динамо». Но меня не очень устроили условия, которые предложило руководство клуба. Поэтому ушла. Буду дальше работать тренером или нет, не знаю. Два года, которые я провела в сборной, оказалось недостаточно, чтобы понять это. Во-первых, нужно, чтобы работа нравилась. А во-вторых, я очень люблю волейбол, но до сих пор изнутри, как игрок... По сути, я еще не ушла из большого спорта. Ведь психология наставника и игрока – это совсем разные вещи. На площадке ты должна выполнять задание, видеть игру, вести ее, понимать. А подвести команду к финальной точке – это другое. Как игрок, ты можешь исправить свои ошибки, а тренер не имеет возможности выйти на площадку и помочь. И мне тяжело в этом смысле. Как тренеру, мне еще очень многому надо учиться. И я с удовольствием учусь. Не только у мужа. У Карполя училась. У других. В сборной есть еще два тренера. Я и у них учусь.

– Чего, по вашему мнению, до прихода иностранных специалистов в национальные команды не хватало российскому волейболу?

– Если смотреть правде в глаза, организация работы и игры была на очень низком уровне. У нас бытовало устаревшее понимание того, как надо играть. А волейбол меняется, как и вся наша жизнь. Это можно понять на простом примере – весь мир уже давно работает на компьютерах, а мы все еще на счетах. Российский волейбол – это сплошной парадокс. Ни у одной сборной мира нет такого количества высококлассных игроков, как у нас, но все идут вперед, а мы находимся все там же, где и были. Наши клубы не могут конкурировать даже в Европе. Из трех европейских кубков в прошлом сезоне не выиграли ни одного. Потому что волейболом, в который играли двадцать лет назад, уже ничего не выиграешь.

– А в чем еще вы видите преимущества нынешнего главного тренера женской сборной?

– Это очень большой профессионал. Методика и подход к тренировочному процессу у него предельно детальные и эффективные. Он ведет серьезную статистику тренировок команды. Чего никогда не было в нашем женском волейболе. Раньше мы вообще против всех соперников играли практически одинаково. Теперь каждый из них тщательно изучается. Сейчас все ведущие команды мира так работают. У нынешнего главного тренера совсем другой подход к людям. Он добивается понимания не криком и приказом – я сказал, и это не обсуждается! Старается все объяснить, чтобы игрок понял. Когда человек понимает, его не надо заставлять. Джованни доступный, теперь игрокам не надо записываться в очередь, чтобы поговорить со своим тренером. Он сказал: «Если у кого-то будут проблемы или вопросы любого плана, я всегда в вашем распоряжении». Джанни шутит с игроками, что Карполь делал довольно редко. Особенно девчонки смеются, когда он скажет что-то новенькое по-русски. Раньше, если кто-то пытался над ним подшутить, он говорил: «Плутовка!» И вся команда падала со смеху. Теперь к «плутовке» привыкли, стал говорить: «Хитрющая!» Сборная сейчас совсем другая. Игроки раскрепостились. Но это не значит, что главный тренер перестает быть требовательным. Он всегда требователен. В том числе и к себе.

– Вы не ревнуете его к игрокам?

– Нет. Он достаточно серьезный человек. Даже если на первый взгляд таким не кажется.

– Чем итальянские мужчины лучше русских?

– Я не знаю чем. Просто знаю, что он самый лучший. Для него семья на первом месте. Это вообще национальная особенность итальянских мужчин. Это не значит, что в России плохие мужчины. У меня здесь есть много знакомых, которые тоже о своей семье очень заботятся. Но в Италии таких мужчин намного больше. Мы познакомились семь лет назад. Я играла у него в клубе. Но это не служебный роман. Все началось, когда закончился сезон. И, несмотря на то, что он мне давно нравился, пока играла, он оставался только тренером. Нравилась его манера вести себя на тренировках. Он умел шутить – вовремя и в правильной дозе. Был очень внимательный. Всегда находил теплые слова, чтобы поддержать после неудачного выступления. Он романтик. Независимый, заботливый, надежный. Я за ним, как за Китайской стеной. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. Я уже была в зрелом возрасте, когда выбрала Джованни. Поэтому и не ошиблась в нем.

– Какая все-таки у вас семья – итальянская или русская?

– Скорее итальянская. Муж любит итальянскую кухню. Его мама очень вкусно готовит. Поэтому он привык к разнообразию. Он и сам хороший кулинар. Но готовит не изысканные блюда, а простые, чтобы не остаться голодным. Домработницы или гувернантки у нас нет. Я предпочитаю дома все делать сама. Человек я требовательный, с претензиями, и не люблю, когда в доме хозяйничает чужой. Но у нас есть няня. Сейчас нашей дочке полтора года. И уже с трех месяцев мы возим ее с собой на сборы и соревнования. Когда Ника с нами, главный тренер дает мне меньше заданий, чтобы я больше была с ребенком.

– Вы вместе и на работе, и дома. Удается ли сохранять свежесть отношений?

– Удается, конечно. У нас и времени-то свободного мало остается. На сборах, на тренировках каждый делает свою работу. И на площадке совсем незаметно, что мы муж и жена. Хотя Джанни может вдруг подойти и поцеловать меня. У нас, в России, для этого выбирают момент, чтобы никто не видел. А он говорит: «Почему я должен скрывать свои чувства? Это те чувства, которых не надо стыдиться».

Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: