Главная / Газета 4 Октября 2006 г. 00:00 / Спорт

Дмитрий Клоков

«Сил у меня – вагон»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Дмитрий Клоков – одна из главных надежд сборной России на проходящем сейчас в Доминиканской Республике чемпионате мира по тяжелой атлетике. Хотя на взрослом мировом помосте он дебютировал лишь год назад – в Катаре вчерашний юниор сразу же завоевал золотую медаль в весовой категории до 105 кг. «Новые Известия» побеседовали с богатырем.

shadow
– Дима, после золотой медали прошлогоднего чемпионата мира от вас все ждут победы и сейчас? Вы в курсе?

– Вот-вот, и вы туда же. Раз чемпионом однажды стал, все думают, что уж теперь-то он будет у всех выигрывать.

– А вы с этим не согласны?

– Не согласен. Мало ли что с человеком может случиться. Меня, например, в последнее время травма больше беспокоила. Думал, как от ее последствий избавиться, а не о том, какую медаль выиграть.

– Что случилось?

– Летом после победы на чемпионате России в Невинномысске во время тренировки плечо травмировал. Сама по себе травма не очень серьезная была, но два месяца самые простые упражнения со штангой делать не мог. А когда начал потихоньку к ней подбираться, оказалось, что силы у меня – вагон, а вот технические навыки надо восстанавливать. Чемпионат покажет, сумел я это сделать или нет.

– Летом как раз вашу федерацию допинговые скандалы сотрясали. Берестов с Писаревым дисквалифицированы. Вся эта история на настроение в команде повлияла?

– Конечно, повлияла. Когда первая допинг-проба положительная пришла, еще ничего. А когда вторая – все заволновались. Потому что попадись третий – и команду бы дисквалифицировали. Тогда прощай Олимпиада! Честно говоря, даже думать об этом не хочется. Ты вроде невиновен, вкалываешь с утра до вечера, а выступать не сможешь.

– «Убить» провинившихся не хотелось?

– Такого, чтобы они сразу врагами народа стали, не было. И в зале тренировочном, несмотря на всю тревогу и волнение, никто ни на кого волком не смотрел. Все же прекрасно понимают: ну, невозможно пока нашей допинговой лаборатории за кельнской угнаться. Кто знает, что там через неделю еще придумают. Может, например, элементарные капли в нос завтра в запрещенном списке препаратов окажутся. У меня вот, например, гайморит, я нафтизином лечусь, а вдруг он наркотиком окажется?

– Вас разве об изменениях в списке разрешенных и запрещенных к приему лекарств не информируют?

– Общий список есть. Но пополнения к нему каждый год могут появляться, и уследить за всеми изменениями не всегда получается.

– Николай Дурманов, руководитель российской антидопинговой службы, уверял, что после случая с Берестовым и Писаревым проверки у тяжелоатлетов такие начались, что не позавидуешь.

– Да, нас очень тщательно проверяли, но мы спокойно к этому отнеслись. Надо – значит надо.

– Ваш отец Вячеслав Клоков, тоже тяжеловес, чемпион мира 1983 года, сегодня занимается бизнесом, ведет ваши дела, но в тренировочном зале вы сам себе хозяин. Нет желания все-таки взять себе наставника?

– Я человек творческий. Мне самому интересно постигать эту науку. Поэтому, пока справляюсь, буду тренировать себя сам. Главное ведь в том, что я моральное удовлетворение от того, что делаю, получаю. Ну, травма случилась, это плохо, конечно, но от них никто не застрахован. В остальном я со своими задачами пока справляюсь. Заставлять меня что-либо делать никому не надо. Режим отработан до автоматизма: подъем – в восемь, построение, зарядка, в девять – завтрак, после него – обратно спать ложишься, а в одиннадцать – снова подъем, на первую тренировку пора... Два часа в зале, обед, тихий час, в полпятого еще одна тренировка. Потом – ужин, отдых, сон и завтра все сначала.

– Вас, молодого и красивого парня, сборы бесконечные не выматывают?

– Да нет, я их легко переношу. Наверное, потому, что с самого начала занятий штангой сидел на сборах. Меня брали туда по блату, друзья отца, хотя я, конечно, этого еще не заслуживал. Но зато уроком хорошим мне эти поездки стали на всю жизнь. Я вообще уверен, что начинающий спортсмен должен расти в среде профессионалов. Потому что, когда кругом дилетанты, не на кого равняться. А вот сами тренировки меня поначалу выматывали. Когда с тренером занимался, уставал страшно. Сами знаете, когда тебе говорят «надо, надо, надо» – это выматывает. А когда сам себе голова – можешь одно делать, другое, третье. Интересно. Не могу, когда кто-то сверху давит, не умею подчиняться.

– В сборной говорят, что вы во всем ни на кого не похожи. Вот скажите, например, зачем вам сразу пять языков изучать?

– Так интересно же! В жизни все может пригодиться. Ну и время на сборах есть. Не один же телевизор смотреть. На меня здесь тоже никто не давит. Захотел – взял словарь и поучил. Нет настроения – и не надо.

– Английский, немецкий, французский…

– Английский как обязательный. А дальше – испанский, итальянский, французский и китайский.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: