Главная / Газета 18 Августа 2006 г. 00:00 / Спорт

Зоран Гаич

«Спортсменов можно назвать гениями»

СВЕТЛАНА НОВАКОВСКАЯ

На следующей неделе, с 23 по 27 августа, в Москве пройдет финальная часть Мировой лиги – крупнейшего коммерческого старта в мужском волейболе. На правах хозяина в нем будет участвовать и сборная России, которую возглавляет Зоран ГАИЧ. Несмотря на то, что главная цель команды в этом году – ноябрьский чемпионат мира, сербский специалист не прочь завоевать первый большой титул с нашими волейболистами уже сейчас. «Новые Известия» встретились со знаменитым тренером. И, кстати, в беседе с корреспондентом «НИ» он уточнил, что его фамилию надо писать Гаич, а не Гайич, как это принято в российских СМИ.

Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
shadow
– Господин Гаич, вопрос приглашения тренеров-иностранцев в Россию неоднозначный. С одной стороны, мы получаем «свежую кровь», но с другой – подрываем традиции отечественной тренерской школы, которая во все времена имела большой авторитет на международной арене.

– Отчасти я согласен с такой постановкой вопроса. Скажем, российский волейбол – это большая сила. Никакие итальянцы и бразильцы не могут сравниться с тем, что было у вас в советские времена. Первые чемпионы мира и Европы – ваши мужская и женская сборные. А такого количества игроков международного класса нет ни в одной стране. Но сейчас российскому волейболу не хватает хорошей организации. Многие тренеры имеют очень широкий диапазон обязанностей. Кроме своих основных функций, занимаются организацией встреч, заказом билетов и еще массой других дел. Статистики, врачи, физиотерапевты – тоже. Это ужасно! Они не успевают следить за тем, что делается в команде. Не могут сосредоточиться на своей работе. Каждому из моих помощников сейчас не хватает и 24 часов в сутки, чтобы быть в курсе тех новшеств, которые появляются в технологическом процессе волейбола. А что касается тренеров-иностранцев – по-моему, если человек может внести что-то новое в ситуацию, это хорошо. И пусть лучше будут два-три иностранных тренера, чем 30–40 иностранных спортсменов. Кстати, вы смотрели чемпионат мира по футболу в Германии? Половину команд возглавляют иностранные специалисты.

– Что изменилось в сборной России с вашим приходом?

– Мы применяем самые передовые методики. Ведем тщательную и скрупулезную статистику по каждой тренировке. Все снимаем на видео. У нас документально зафиксировано каждое касание мяча игроком. По этим цифрам можно объективно сказать – кто как работал. Мы просчитываем каждый шаг. Рядом со мной находятся еще и русские тренеры, которые наблюдают за моей работой и в любой момент могут ее проанализировать. Поэтому при формировании состава к чемпионату мира и пекинской Олимпиаде будет исключена субъективная оценка.

– Кстати, как вам нынешний состав команды?

– В сборной произошла резкая смена поколений. Это процесс очень болезненный. И лучше, когда он происходит постепенно. Но у нас, к сожалению, нет на это времени. К примеру, на последних четырех Олимпиадах сборная играла только двумя связующими одного года рождения. Нашему основному распасовщику (Ушакову. – «НИ») уже 36 лет. Для спорта он, конечно, ветеран. Но талантливый игрок этого амплуа – большая редкость в волейболе. Нападающим можно стать, а связующим надо родиться. Это мозг команды, главный проводник тренерских идей. Он несет на своих плечах груз куда больший, чем остальные игроки. Сейчас мы наигрываем молодого связующего. Но ему пока не хватает опыта и тактической прозорливости. Впрочем, так же как и молодым игрокам других амплуа. Но могу с уверенностью сказать, что состав перспективен. Это самое главное. А опыт – дело наживное. Команда сейчас в движении. Она растет, развивается. Мы двигаемся в правильном направлении. Правда, многое будет зависеть от скорости этого движения… Что касается методологии, мы увеличили интенсивность нагрузок и поменяли свой облик, стиль. Уделяем более серьезное внимание тактике обороны. Тактика – это высшая математика игры.

– Есть ли в математике игры место для импровизации?

– Сейчас во всех игровых видах спорта импровизации становится все меньше. Степень свободы игроков – когда они могут делать все, что хотят на площадке, – уменьшается. Каждый должен четко знать свои функции. И определенность каждого шага должна быть почти стопроцентной.

– Вы пришли, как у нас говорят, со своим уставом в чужой монастырь. Пришлось ли столкнуться с трудностями?

– Я пришел потому, что меня пригласили. Думаю, если бы у меня не было результата, я бы здесь не работал. А что касается «чужого монастыря», все было в рамках ожидаемого. Здесь не труднее, чем было в Греции, Турции и Сербии. Игроки делают то, что я хочу и требую от них. И если команда не добьется высокого результата, всю вину возьму на себя.

– А как складываются отношения в коллективе?

– Спортивные психологи пишут, что самая хорошая профессиональная команда – это та, которая по своим человеческим отношениям похожа на любительскую. Там рациональный вид отношений, здесь – эмоциональный. И если в профессиональной команде, где всегда острая конкуренция, живет дух товарищества и мужского братства, это очень помогает. Мои игроки – профессионалы и сплочены общим интересом. Поэтому у нас проблемы отношений нет вообще. Наша цель – стать чемпионами мира и выиграть пекинскую Олимпиаду. И это для ребят самое главное. Мы договорились. Дали друг другу слово. Я – им, они – мне. Все, это закон.

– Бытует мнение, что с русскими из-за их особого менталитета очень трудно работать.

– У вас бытует мнение, которое мне очень не нравится. Для вас все зарубежное – это отлично, а все ваше – плохо. Нельзя иметь такую философию. Я работаю тренером уже много лет. У меня были игроки из разных стран. Разница между сербами, греками, турками, болгарами, аргентинцами и русскими – незначительная. Люди различных национальностей и вероисповедания, если занимаются одной и той же профессией на самом высоком уровне, становятся очень похожими друг на друга. Это можно назвать спортивной глобализацией. По-моему, есть только некоторые незначительные особенности русских людей, которые нужно учитывать. Славянин очень любит свободу. И это хорошо. Человек должен быть свободным в своих убеждениях и поступках. Но в этом смысле у меня с игроками нет проблем. Вообще-то русский менталитет – один из сильнейших в мире. И я бы здесь не работал, если бы не был уверен в этом. Я верю в своих игроков. Им трудно сейчас. В сборной они работают больше, чем в своих клубах. Но думаю, они выдержат. В каждом из них огромная сила. А вот профессиональный уровень необходимо повышать. И над этим надо работать много лет.

– Что вам больше всего нравится в русских людях?

– Честность. С честными людьми можно построить хороший коллектив.

– А что привлекает вас в тренерской профессии вообще и в волейболе в частности?

– В профессии – творчество. А в волейболе… Его элитарность. Это доступный и демократичный вид спорта. Но в то же время он очень труден в освоении. В этом его элитарность. На профессиональном уровне – это игра вообще для небольшого количества людей. Потому что предъявляет высокие требования к атлетическим и интеллектуальным качествам человека. У волейболиста должен быть рост великана, ловкость акробата, скорость мысли авиадиспетчера, быстрота спринтера, сила удара боксера. Эти качества редко сочетаются в одном человеке. Волейбол – очень тонкий и особый вид спорта. Здесь крайне важны мотивация и психологический настрой. Чем больше мотивация, тем выше результат. Но до определенной степени. Если ты перевозбужден и перенастроен, страдает качество игры. Грубо говоря, перенастроился – сделал подачу в аут, недонастроился – попал в сетку. Поэтому мотивация и психологический настрой должны быть оптимальными. Это саморегуляция. Она тренируется, как и все остальное.

– Говорят, что вы не любите футбол.

– Нет, почему? Но после волейбола больше люблю баскетбол. Потому что лучше понимаю его.

– От одного известного человека из мира искусства я слышала, что людей творческих профессий можно назвать гениями, а спортсменов – того же Майкла Джордана – нет.

– Скажите ему, что он не прав. Спортсменов тоже можно назвать гениями. Когда мы говорим – гениальный музыкант, имеем в виду только его умственные способности. А гений в игровом виде спорта, в том же баскетболе, – это интеллект плюс физическая подготовка. Если баскетболист отлично владеет мячом, вполне можно сказать – он гениально играет. И это его умение не только от природной физической одаренности и тренировок до седьмого пота, но и от ума. Победить в спорте – значит приблизиться к границе своих возможностей. Поэтому, может быть, гениальный спортсмен даже чуточку ближе к совершенству, чем гениальный музыкант. А имя Майкла Джордана люди будут помнить и через тысячу лет. Гораздо дольше, чем имена многих победителей музыкальных конкурсов.

– Кстати, как переводится ваше имя на русский язык?

– Рожденный на заре. Но я не «жаворонок». Я – «сова». Вечером обычно чувствую себя лучше. И работоспособность выше.

– А как проводите вечера, свободные от тренировок?

– И сейчас – в России, и раньше – в Сербии у меня две тренировки в день. И все свободное время уходит на подготовку к следующему тренировочному дню. К тому же по два-три часа провожу в Интернете. Читаю газеты, чтобы быть в курсе событий. А когда прихожу с тренировки, иногда смотрю телевизор. Но только не кино. Не люблю кино. Пустая трата времени. Только если моя семья что-то смотрит, могу присоединиться. Выходные провожу, как правило, с друзьями. Они в основном из мира спорта.

– Вы живете в России уже больше года. Скучаете по родным местам?

– Нет, не скучаю. Мне хорошо здесь.


СПРАВКА

Зоран ГАИЧ родился 28 декабря 1958 года в городе Панчево в Воеводине на севере Сербии. В волейбол играл на любительском уровне. Тренерскую карьеру начал в 25 лет. Работал с юношескими командами клубов второй и первой лиг чемпионата Югославии. В 1984 году пришел в «Воеводину», где пробыл до сезона 1992/93 (с сезона 1988/89 – главный тренер). Затем уехал в Грецию, где возглавлял «Арис» (1993/94–1994/95), «Орестиаду» (1995/96, 1996/97, 2000/01), «Олимпиакос» (1997/98–1999/2000) и АЕК (2001/02). После этого работал в турецком «Арчелике» в качестве главного тренера (2002/03) и менеджера (2003/04). Двукратный чемпион Югославии (1991/92, 1992/93). Чемпион Греции (1996/97). Двукратный обладатель Кубка Греции (1997/98, 1998/99). Чемпион Турции (2002/03). С 1995 по 2002 год – главный тренер сборной Югославии, которая под его руководством выиграла Олимпиаду-2000, чемпионат Европы-2001, завоевала «серебро» ЧЕ-97 и ЧМ-98, «бронзу» Олимпиады-96, ЧМ-96, ЧЕ-95 и ЧЕ-99. В сезоне 2004/05 – старший тренер «Локомотива-Белогорья». 1 февраля 2005 года назначен главным тренером сборной России. В том же году под его руководством наша сборная завоевала серебряные медали на чемпионате Европы.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: