Главная / Газета 17 Августа 2006 г. 00:00 / Спорт

Главный тренер сборной России по легкой атлетике Валерий Куличенко

«Никто из зарубежных коллег меня не поздравил»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Сборная России по легкой атлетике вернулась на родину после блистательного выступления на чемпионате Европы в Швеции, где завоевала 34 медали, буквально разгромив всех своих соперников. Однако вместо того, чтобы спокойно наслаждаться победой, руководство нашей команды и спортсмены сейчас вынуждены отвечать на нападки со стороны недоброжелателей, которые поспешили очернить последние успехи россиян, обвинив их едва ли не в массовом употреблении допинга. Масла в огонь подлила и шведская полиция, обнаружившая возле отеля, где проживали наши атлеты, пакет со шприцами и использованными медицинскими препаратами сомнительного происхождения. О том, почему рекордный результат российских спортсменов вызвал столь неоднозначную реакцию, «Новые Известия» попросили рассказать главного тренера сборной Валерия КУЛИЧЕНКО.

shadow
– Валерий Георгиевич, камней в ваш огород было брошено предостаточно. А кто-то из зарубежных коллег вас с таким грандиозным успехом на чемпионате Европы поздравил?

– Нет. Только свои – белорусы, украинцы… А из остальной Европы никто не подошел. Более того, мне рассказывали, что во время чемпионата во многих странах даже не знали, сколько мы завоевали медалей. О своих рассказывали, а нас, русских, как будто и нет. Видели бы вы, что творилось за кулисами, когда шведы лишились золотой медали сначала в мужских, а потом и в женских прыжках в высоту. Великий Хольм – и без медали! Это было сродни национальной трагедии.

– Как, по-вашему, это мы выложились на все 100 процентов или соперники оказались слабые?

– Ну, на все сто процентов мы все-таки не выложились. У нас мужские средние дистанции, можно сказать, на нуле. Мужские прыжки в длину и тройным – тоже. А это еще пять медалей. Полно проблем и в женских видах… Вообще я бы не хотел, чтобы после нашего успеха сложилось впечатление, что все у нас так замечательно. Ведь никто не знает, как на самом деле эти медали достаются. Вот у нас две мировые рекордсменки в метании молота – Лысенко и Ханафеева, чемпионка Европы в метании диска Дарья Пищальникова. А ведь никто не знает, что в стране нет ни одного специализированного стадиона для этой дисциплины, соответствующего мировым стандартам. Даже элементарной сетки для метания, той, которой весь мир пользуется, нет. Кто знает о том, что Николай Белобородов, создавший прекрасную школу по метанию молота в Батайске и вырастивший Татьяну Лысенко, находясь на сборах в Подольске, лично косит траву – снаряд просто-напросто в секторе теряется, – потому что никому до этого больше дела нет. Что опять-таки на базе в Подольске, которая когда-то была действительно центром олимпийской подготовки, спортсменам теперь приходится соседствовать с пионерлагерем и другими отдыхающими. Они, к слову, вечером приходят на стадион, пьют пиво, дети на самокатах гоняют по дорожкам, покрытие которых, между прочим, 200 тыс. долларов стоит.
Поэтому, когда сейчас нас спрашивают, за счет чего мы добились такого успеха, нам с Валентином Балахничевым (президентом Всероссийской федерации легкой атлетики. – «НИ») хочется предложить всем интересующимся просто приехать и посмотреть, как наши ребята тренируются.

– Ну а если попытаться сформулировать – за счет чего все-таки такой скачок в результатах?

– Все-таки отношение в России к спорту в целом изменилось. За последние годы вложения Росспорта в легкую атлетику увеличились в четыре с половиной раза. Сыграли роль президентские и другие стипендии, которые теперь получают члены сборной страны. Звезды мирового уровня могут получать от 5 до 8 тысяч долларов в месяц. Улучшилась мотивация не только спортсменов, но и тренеров. Плюс совсем по-другому заработали медико-восстановительная система и система организации тренировочного процесса. У нас каждый месяц 20–22 человека находятся на централизованных сборах. Мы пришли к этому успеху не сразу и не вдруг. У нас же еще год назад на чемпионате мира в Хельсинки было семь золотых медалей. Но там были американцы, африканцы и австралийцы. В Гетеборге круг претендентов сузился, поэтому двенадцать золотых в Европе – ожидаемый, несенсационный результат.

– Между тем руководитель испанской федерации легкой атлетики Хосе Мария Одриосола уверен, что он достигнут благодаря запрещенным технологиям. В частности, он ссылается на якобы имеющуюся у него информацию о повышенном уровне гемоглобина и гемотакрита в допинг-пробах наших чемпионов и призеров.

– Конечно, допинг очень удобное объяснение чужих побед. В Гетеборге мы сдали 59 проб, и пока нет информации о том, что хоть одна была положительной. Окончательные результаты будут известны на следующей неделе. Это – во-первых. А во-вторых, сегодня в мировом спорте нормы гемоглобина установлены ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство. – «НИ») только в двух федерациях – велосипедной и лыжного спорта. Не надо забывать и о том, что гемоглобин повышается и у обычного человека, если он находится в условиях высокогорья, где, кстати, проходили подготовку наши Инга Абитова и Светлана Поспелова. Есть люди, у которых показатели крови меняются даже после пребывания в самолете. А что касается пакетов со шприцами… Знаете, когда человек бежит 10 тысяч метров и у него после финиша глаза на лоб лезут, врач имеет право ввести ему восстановительные препараты. Тот же разрешенный неотон, например. Хотя я не исключаю, что эти самые пакеты могли элементарно подбросить.

– Члены сборной проходили перед чемпионатом Европы внутреннюю российскую проверку?

– Конечно, и не один раз. У нас постоянно проходит соревновательный и внесоревновательный допинг-контроль. Вообще спортсмены стали относиться к приему всяких лекарств более тщательно. Иногда даже в ущерб себе. Вот уходят девушки в декретный отпуск, а там кто знает, как сложится. Иногда приходится ведь и лекарства против выкидыша применять. Пишем справку в ВАДА – можно колоть или нельзя? Чтобы не было потом претензий… А там таких справок штук пятьсот, не всегда быстро реагируют. И был случай, когда одна наша известная спортсменка по этой причине потеряла ребенка…

– Тем не менее испанец обещал выдать весь имеющийся у него компромат в конце августа на совете Международной федерации легкой атлетики (ИААФ) в Пекине. Вы какие-то ответные меры намерены предпринять?

– Я здесь согласен с позицией нашего президента Валентина Балахничева. На голословные обвинения мы отвечать и подавать в суд не будем. Потом, уровень гемоглобина – это проблема многих команд, если не всей мировой легкой атлетики. Будем вносить предложение, чтобы какие-то нормы все-таки установить. Кроме того, выяснилось, что информацию о допинг-пробах наших спортсменов руководителю испанской федерации передал председатель медицинской комиссии ИААФ господин Алонсо, нарушив тем самым служебный кодекс. Балахничев уже попросил организовать ему встречу с главой ИААФ, где будет обсуждаться этот вопрос.


«Русский допинг» оказался витаминами?

Антидопинговые службы Швеции признали вчера, что так называемый скандал с обнаружением использованных запрещенных препаратов и приспособлений для их употребления возле гостиницы, где жили участники чемпионата Европы по легкой атлетике, был высосан из пальца. «Ничего страшного в том, что нашла полиция, нет, – заявил Ян Энгстрем, представитель Антидопингового агентства Швеции. – Это всего лишь витамины. По крайней мере, так сказал шеф нашей стокгольмской лаборатории, увидев фотографии найденных упаковок». Энгстрем добавил, что все предметы, вокруг которых поднялся такой шум, в действительности были найдены не только возле гостиницы Scandic Opalen, где во время европейского первенства жила сборная России. Несколько упаковок были выброшены рядом с отелем, где жила немецкая команда. В свою очередь, Стефан Гадд, шеф медиаслужбы чемпионата Европы, заявил, что доказать принадлежность находок вообще практически невозможно.
Андрей СИМОНЕНКО

Опубликовано в номере «НИ» от 17 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: