Главная / Газета 8 Июня 2006 г. 00:00 / Спорт

Ирина Лашко

«Боялась от скуки превратиться в медведя коалу»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Главной сенсацией стартовавшего в Электростали чемпионата страны по прыжкам в воду стало появление чемпионки мира, призера трех Олимпиад знаменитой Ирины ЛАШКО. Последние шесть лет спортсменка жила в Мельбурне и наряду с российским имеет австралийское гражданство. Однако, завоевав на Играх в Афинах для Зеленого континента бронзовую медаль в синхронных прыжках, Лашко вдруг решила вернуться в родной Екатеринбург и вновь выступать за Россию. О том, что заставило ее так круто изменить свою жизнь, прыгунья рассказала «Новым Известиям».

Фото: AP. ALBERTO ESTEVEZ
Фото: AP. ALBERTO ESTEVEZ
shadow
– Ира, как идея-то подобная вам в голову пришла?

– Она не пришла. Она никогда меня и не покидала, жила со мной все это время, а сейчас просто осуществилась, и все.

– То есть, когда шесть лет назад уезжали в Австралию, когда в Афинах на пьедестале стояли под австралийским флагом и даже плакали от счастья, знали, что все равно в Россию вернетесь? Как-то не верится…

– Я понимаю, со стороны ведь все по-другому видится. Муж-миллионер, дом, жизнь безоблачная в Австралии… Чего еще человеку надо? А мне все эти шесть лет несмотря ни на что России очень не хватало. Ко мне там очень хорошо относились – и в спортивных кругах, и вообще, но жизнь эта спокойная… Понимаете, одним она нравится, а меня, как в болото, засасывать стала. Иногда казалось, что еще чуть-чуть, и в медведя коалу от этой размеренности превратишься. Нет, я в самом деле жила мечтой снова выступать за Россию... Даже не мечтой, в моем понимании это была реальность. Знала: обязательно вернусь. Как в песне у «Машины времени» – уйти, чтобы вернуться. Тогда мой уход был просто необходим. А теперь надо вернуться. Вот и все.

– А откуда уверенность была, что вас примут здесь с распростертыми объятиями? Президент Российской федерации прыжков в воду Алексей Евангулов честно сказал, что когда вы позвонили, он в первый момент просто растерялся.

– Только в первый момент. (Смеется.) Потом он сказал, что это прекрасно, но что отбираться в команду я буду на общих основаниях. А мне ничего другого и не надо было. Я быстро вещички собрала, и домой, в Екатеринбург, к тренеру своему родному Николаю Петровичу Мамину. Как шагнула в бассейн!.. Представляете, там ничего не изменилось. Ничего. Даже тетеньки, которые всегда там сидели, так и сидят. Уютно там, тепло, по-домашнему…

– А муж-то не пытался ультиматумы ставить – либо Россия, либо Австралия?

– Да нет, вы же помните Кэрола. Он всегда мои занятия прыжками поддерживал, говорил, что если брошу их, совершу большую ошибку. У нас хорошая семья, но он прекрасно понимает, что Австралия – не моя родина и никогда ею не будет. Когда я решила ехать, он поначалу тоже сумку собрал, но потом мы решили, что ему все-таки лучше остаться. Работа, дом, да и Алинка несмотря на то, что моя мама сейчас там с ней, все равно его внимания требует. Конечно, там, где хорошо моей семье, там буду и я, но пока мы решили пожить таким вот образом.

– Сколько лет уже дочке?

– Двенадцать. В прыжки она не пошла. Легкой атлетикой занимается.

– Ира, ну а вас-то что в прыжках до сих пор держит?

– Люблю я их, и все. Тренировки люблю. Это не то, когда ты привыкаешь и просто не можешь остановиться, нет. Это вообще такое неописуемое чувство. Чувство собственного тела, координации своего организма… Когда получаешь удовлетворение именно от той физической работы, которую любишь. Ну, а если еще и люди, которых ты любишь, тебя в этом поддерживают…

– Со стороны кажется, что вы сами себе еще что-то доказываете, доказываете…

– Да никому я ничего не доказываю! Я просто знаю и еще раз убеждаюсь в том, что нет предела человеческим возможностям. Мне 33, но я еще могу, хочу и буду прыгать!

– Хорошо, пока перед вами стоит задача отобраться в команду на чемпионат Европы. Допустим, она выполняется. Дальше Олимпиада в Пекине? Или обратно в Австралию?

– Назад мне дороги нет! И в Пекине буду прыгать за Россию! Я хочу быть… российской историей. Почему история, которую я создаю, – а в моих планах стать участницей пяти Олимпиад, в прыжках в воду еще никто подобного не добился, – должна принадлежать другой стране? Она должна быть российской!

– И все же такое впечатление, что австралийцы вас чем-то обидели.

– Никто меня ничем не обижал.

– Просто, если вы хотите на пятую Олимпиаду попасть, наверняка в австралийскую команду в тот же Пекин отобраться было бы легче.

– А вы думаете, я бы выбрала легкий путь?



Чистая эстетика

Опубликовано в номере «НИ» от 8 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: