Главная / Газета 28 Апреля 2006 г. 00:00 / Спорт

Лучший тренер года Ирина Винер

«Мы тоже не всегда королевами были»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Главный тренер сборной России по художественной гимнастике Ирина ВИНЕР ко всем своим многочисленным наградам недавно добавила еще одну – национальную спортивную премию «Слава». Она победила в номинации «Лучший тренер 2005 года», причем в конкуренции с наставником футбольного ЦСКА Валерием Газзаевым и теннисным «гуру» Шамилем Тарпищевым. «Новые Известия» одними из первых поздравили лауреата и использовали удобный случай, чтобы взять интервью.

shadow
– Ирина Александровна, с вашими заслугами и титулами эта премия что-то значит?

– Конечно, значит. Признание общественности, журналистов, народа всегда важно. В этом году я уже получила премию от «Аргументов и фактов», так там победителя определяли только читатели, а не журналисты. Ну а «Слава» – это вообще соревнование между тренерами, между командами… У нас ведь еще Оля Капранова в номинации «Дебют года» победила. Поэтому, конечно, все это имеет для меня огромное значение. Мы даже не поехали никуда, когда узнали, что нас выдвинули на эту премию, несмотря на то, что у нас соревнования в Словакии были.

– У Капрановой действительно получился сумасшедший дебют. Даже Алина Кабаева не выигрывала сразу четыре золотые медали на чемпионате мира. Но в этом сезоне Алина выигрывает, хотя пропустила полтора года, а вот Ольга что-то не блещет…

– Сейчас у нее все в порядке. А в начале года проблемы действительно были. Я это называю вторым переходным возрастом. Как у Толстого, помните? От детства к отрочеству, потом к юности. Вот этот второй период даже более тяжелый, чем первый. Начались варианты, когда она что-то не доделала, в чем-то сомневалась, чему-то не верила. Хотя все уже доказано ее выступлением на чемпионате мира. У меня даже был момент, от которого до сих пор не по себе. Я сказала ей: «Олечка, ты не забывай, что я все-таки главный тренер. Я могу тебя отчислить со сборов». Она все бубнила, бубнила что-то, но сейчас все перевернулось. Хорошо, даже очень хорошо тренируется, все замечания внимательно слушает. Раскачалась, словом.

– А как вообще дела в сборной? Все-таки Алина вернулась…

– Дела хорошие. Настолько хорошие, что… очень тяжелые. Такие тяжелые, что пятикратная чемпионка мира Капранова, двукратная чемпионка мира Вера Сесина и олимпийская чемпионка Кабаева будут бороться за два места в сборной на сентябрьский чемпионат Европы, который, скорее всего, пройдет в Москве (в числе претендентов еще Краснодар и Одинцово. – «НИ»). Кто-то из них должен будет уйти, к сожалению. К большому сожалению. И поэтому я, как Понтий Пилат, умываю руки и полностью полагаюсь на спортивный принцип отбора. Кто набирает больше всего очков за победы в многоборье в течение сезона, тот и попадет в команду. На сегодняшний день, обращаю внимание – именно на сегодняшний день, первой идет Кабаева, второй – Сесина, третьей – Капранова. Конечно, существует еще такой термин, как готовность номер один, поэтому окончательное решение будем принимать уже в сентябре.

– Говорят, что и Ирина Чащина начала тренироваться?

– Мне бы очень этого хотелось. У нас с ней недавно состоялся разговор, и я ее просила, чтобы она вернулась. Но она на меня внимательно посмотрела и сказала: «Зачем?» Понимаете, если такое настроение… Вот Алина сегодня – это Алина образца 99-го года. Она вся горит и живет гимнастикой, хочет выступать. Я бы очень хотела, чтобы и Чащина была такой же. Если Ира по эмоциональному состоянию и по физическому, естественно, тоже, вернется в 99-й год, то она вполне может начать все сначала. Алина, кстати, на чемпионате России очень нервничала, очень. Я даже спросила: «У тебя что, поминальные обеды? Ничего из прошлого не вспоминай! Ты ведь вернулась для того, чтобы доставлять удовольствие себе и людям. Так иди и доставляй! А на результат мы с тобой не обращаем внимание. Мы обращаем внимание только на любовь». Она сразу повеселела и пошла. Так выдала упражнение с булавами, что ей стали и топать, и хлопать. И если у Чащиной в этом смысле будет такой же настрой и она вернется в художественную гимнастику, я буду счастлива. Потому что это спорт для женщин, а не для детей.

– И все-таки Кабаева – особый случай. Подобного возвращения художественная гимнастика еще не знала. За счет чего, как вы думаете, ей все так удается?

Ирина Винер со своей лучшей ученицей Алиной Кабаевой.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow – Дело в том, что по природным данным у нее нет верхней планки, ее возможности безграничны, а все держится на эмоциях. Если она эмоционально заряжена – горы может свернуть. Но если эмоции у нее подвержены какому-то испытанию или негативу – все, это ничто, это тряпка. И потом, Алина очень изменилась, повзрослела. Но по отношению к гимнастике, я уже говорила, ей сейчас 17 лет. Она очень внимательно слушает все замечания, все, что говорю ей, выполняет беспрекословно. Она стала другим человеком по сравнению с тем, каким была в том же 2004 году.

– О вашем умении заставлять девочек работать легенды ходят. Очевидцы утверждают, что вы иногда замечания свои так делаете, что кровь в жилах стынет…

– Я просто нытья не люблю. Поэтому, чтобы его не было, говорю: «Тяжело? Тогда в спортивную гимнастику прошу. Будете делать сальто на бревне с приземлением ноги врозь. Или в фигурное катание, в парное, чтобы на пять метров, как эту китаянку в Турине, вас бросили и темечком об лед. Или в синхронное плавание, на семь часов под хлорную воду с закрытым носом. Просто прелесть!.. То же самое все эти разговоры, что все у нас в стране плохо. Вот это нытье, роптание – самое страшное, что может быть у человека. Нельзя роптать. Надо делать. Все у нас хорошо. Допустим, почему в прыжках в высоту, если планку на метр поставил, а прыгнул на сантиметр ниже и попытку не засчитали, это нормально? А у нас в гимнастике, если поворот не докрутила и оценку снизили – обида? Ты докрути! Это все-таки спорт. И искусство, конечно. Но спорт!

– Год прошел, как в вашем виде спорта стали действовать новые правила. Поначалу многие сомневались, жаловались, что они под россиянок сделаны. Сейчас, когда все успокоилось, устоялось, можно сказать, что художественная гимнастика движется в правильном направлении?

– Да, президент нашего технического комитета в ФИЖ (Международной федерации гимнастики. – «НИ») мадам Абруцини – гений. Я хотела эти правила еще сложнее сделать. И когда узнала, что поощрительные бонусы за сложные элементы убираются, честно говоря, хлопнула дверью (Винер – вице-президент техкома ФИЖ. – «НИ»). Все, сказала, заканчиваю! Кстати, точно так же, когда я давала предложения по этим правилам, хлопала дверью Абруцини. А теперь вот я. Ну не понятно мне, почему гимнастка должна делать какой-то прыжочек маленький, если она может сделать красивый, к примеру, бросок с кольцом? Почему на двух ногах, а не на одной? Но потом остыла, убрала из программ девчонок все эти рисковые элементы и увидела, что Абруцини на сто процентов права. Действительно, программы стали легче, лучше, дети могут себя показать. Я даже сказала Абруцини, что она умная, а я была глупая, и что делаю перед ней реверанс. Но, конечно, эта легкость программ весьма относительная. Упражнения все равно очень сложные.

– Помню, как вы рассказывали, что несколько лет назад брали с собой на летние сборы внука и вечерами уходили с ним на море, садились на берегу и рассказывали сказку про Ассоль и «Алые паруса». Это общение давало вам такую энергию, что утром вы снова могли спокойно смотреть на все эти ленты и булавы. А в отпуске вы когда последний раз были?

– Год назад неделю на море провела. И, кстати, буквально на днях опять туда ненадолго поеду. Я вообще сидеть дома и отдыхать не умею. У меня всякие проблемы со здоровьем от такого сидения начинаются. Но когда целый год не отдыхаешь, как было у меня как раз перед той поездкой, это тоже очень здорово чувствоваться начинает. Потому что фанатизм так же наказуем, как и безделье. Мне тут один человек сказал, что можно на двадцать процентов свою работу сделать и получать просто фантастический результат. Честно говоря, я иногда останавливаюсь и вижу, что это действительно так. Поэтому в какой-то момент я сказала себе: «Стоп! Программы уже все поставлены. Все, что я могла туда вложить, вложено. Сейчас в сезоне маленькая передышка, и я уезжаю с легким сердцем». Потому что усталость во мне по всем позициям чувствуется, несмотря на то, что я изо всех сил стараюсь ее не показывать.

– Ирина Александровна, про Алину вы уже сказали. А как вам-то на победной волне столько лет держаться удается? Вы и тренер, и менеджер, и красивая женщина. Словом, просто образец для подражания...

– Ну, вот такой я уродилась. Наверное, много нужно было и пережить, перетерпеть. Мы же тоже не всегда были королевами. Ведь нас тоже считали по головам, закрывали тренировочный зал в Новогорске, даже когда он был пустой. А сейчас вот у нас светлая полоса, тренируемся и живем как сыр в масле. Понимаете, я никогда не боюсь учиться. Даже у самых простых специалистов. Вот в Дмитрове, например, есть прекрасный хореограф, которая потрясающе ставит девочкам пируэты. Я даже отправила туда на стажировку Сесину с Капрановой, несмотря на все шипение по углам. В Новосибирск ездила к одной девушке-тренеру, которая по семейным обстоятельствам не может приехать к нам. Как говорится, если гора не идет к Магомеду… И слава Богу, что у нас в России есть такие самородки. Все бегут из России и жалуются: мол, нету там ничего, нету! А если немножко подняться, усмирить свою гордыню и, может быть, даже кого-то о чем-то попросить? Вот я, например, сказала у Малахова в телепередаче: да, я попрошайка! Сказала на всю Россию. А почему нет? Ведь не для себя прошу, а для детей, для страны, верно?

Опубликовано в номере «НИ» от 28 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: