Главная / Газета 31 Марта 2006 г. 00:00 / Спорт

Растаявшие надежды

Почему у нас больше нет чемпионов в фигурном катании

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

После неудачного выступления российских фигуристов на недавнем чемпионате мира в Калгари, где им удалось завоевать всего одну – бронзовую – медаль, пошли разговоры о том, что для одного из самых успешных в России видов спорта наступают тяжелые времена. Подобные настроения, увы, не лишены оснований. Смена поколений среди спортсменов и, как это получилось в фигурном катании, тренеров тоже редко проходит безболезненно. В причинах случившегося спада и в том, насколько длительным он будет, попробовали разобраться «Новые Известия».

Может быть, чемпионке мира Марии Бутырской (справа), буквально на днях решившей начать тренерскую карьеру, удастся воспитать новых звезд?<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Может быть, чемпионке мира Марии Бутырской (справа), буквально на днях решившей начать тренерскую карьеру, удастся воспитать новых звезд?
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Президент Федерации фигурного катания России Валентин Писеев к результатам последнего чемпионата мира отнесся довольно спокойно. «Мы были готовы к тому, что вернемся вообще без медалей, – сказал он в ответ на просьбу «НИ» прокомментировать ситуацию. – Но если судить конкретно по выступлениям, то две медали – золотую в парном катании и бронзовую в женском одиночном – нам явно недодали. А все потому, что судейство в Калгари в адрес наших фигуристов было безобразным. Когда Петрова с Тихоновым выступили безошибочно, а две китайские пары, несмотря на падения, остались на первой и второй позиций, даже Оттавио Чинкванта (президент Международного союза конькобежцев. – «НИ») не выдержал. В кулуарах он подошел ко мне и сказал: «Валентин, конечно, вы – лучшие». А потом добавил: «Даже не знаю, что делать? Проводим, проводим семинары для судей, а они себе вон что позволяют». Такое впечатление, что Чинкванта уже сам не рад новой системе судейства, за которую еще недавно так активно агитировал. А я и раньше не скрывал, что не являюсь ее сторонником, а теперь и подавно. Уверен: при старой системе выставления оценок наши результаты на чемпионате мира были бы лучше. А так у меня лично сложилось впечатление, что арбитры в Калгари в какой-то степени за наш триумф в Турине рассчитались».

Впрочем, как бы сейчас новую систему судейства ни хвалили или ни ругали, в ближайшие несколько лет отменять ее никто не собирается. Так что будем отталкиваться от того, что имеем. А имели мы в Калгари, напомню, кроме уже двух упомянутых результатов, седьмое, восьмое, десятое и дальше только «надцатые» места. То есть вторые и третьи «номера» нашей команды даже близко с лидерами не стояли. И ту непрерывную связь между чемпионским основным и дублирующим составами, что отличала нас в прежние времена, мы, увы, потеряли.

Танцы минус

После Турина в лице Татьяны Тотьмяниной с Максимом Марининым, Татьяны Навки с Романом Костомаровым, Ирины Слуцкой ушло последнее поколение фигуристов, которое начинало свой путь к пьедесталу еще в советской системе детско-юношеских спортивных школ. Как показывает практика, эта система была лучшей в мире (ее, как утверждают специалисты, сегодня нет даже в Китае, прогрессирующем сумасшедшими темпами). Она не только предъявляла к юным фигуристам высокие требования, но и создавала все условия для того, чтобы талант спортсмена раскрылся. Родители с детьми не думали о том, сколько стоят коньки и костюмы, впишется ли в семейный бюджет поездка их ребенка на турнир «Олимпийские надежды».

Но дело, конечно, не только в финансовой стороне. Профессиональную базу эти школы, где работали в основном наши ведущие тренеры, закладывали такую, что, к примеру, в танцах на льду, по словам Татьяны Тарасовой, «из первой десятки дуэтов, соревновавшихся между собой на первенстве страны, на чемпионат Европы и мира можно было посылать любой». Теперь же, утверждает она, разрыв даже между первым и третьим местами в российском чемпионате – огромен, и в тех же танцах нам многое нужно начинать чуть ли не с нуля.

«Мне нравится, как работает в Америке Игорь Шпильбанд с Мариной Зуевой. Этот тандем очень сильный. Я видела их танцевальные дуэты на чемпионатах Америки и Канады. Им не будет равных в ближайшее время. Если мы сейчас упустим возможность наших вторых и третьих пар соревноваться с ними, то мы упустим эту возможность навсегда, – говорит Тарасова. – Потому что у них там – целая школа, и один дуэт другого лучше. Все научены, выкатаны, как у нас в лучшие времена».

Напомним, что Шпильбанд – ученик Людмилы Пахомовой и некогда всемирно известной школы ЦСКА. А Зуева – воспитанница Елены Чайковской, чье имя, в танцах на льду особенно, тоже говорит само за себя.

О причинах, вынудивших наших лучших тренеров уехать работать за границу, говорилось уже не раз. Обижаться на них за это, укорять их – нет никакого смысла. Потому что надо отдать нашим лучшим наставникам должное – учеников своих они при этом не бросили. Илья Кулик, Алексей Ягудин, Оксана Грищук и Евгений Платов стали олимпийскими чемпионами, тренируясь в США у Тарасовой. Серебряные призеры Анжелика Крылова и Олег Овсянников, Ирина Лобачева и Илья Авербух – у «американки» Натальи Линичук. Но было очевидно, что так не может продолжаться вечно. Хотя бы по одной простой причине: фигуристам, даже готовым бросить все и ехать за границу к мэтрам, нужно будет на чужбине где-то и на что-то жить. В этом смысле наш новый танцевальный дуэт Яна Хохлова – Сергей Новицкий (из юниоров они громче всех заявили о себе в нынешнем сезоне) вместе с их тренером Александром Свиньиным, подготовившим ребят в России, можно смело назвать уникальным.

Хоккеисты купили лед

О том, что ситуация с резервом у нас была бы другой, тренируйся наши звезды дома, говорят примеры Виктора Кудрявцева и Жанны Громовой. «Как только мы стали тренироваться на катке АЗЛК с Леной Соколовой и Викой Волчковой, девочки маленькие просто толпами в нашу школу пошли, – говорит Виктор Николаевич. – Я, кстати, не разделяю мнение тех, кто утверждает, что наше фигурное катание сегодня находится в кризисе. У меня, к примеру, сейчас целая группа талантливых одиночниц катается, и кто-нибудь из них – надо только немного подождать – обязательно «выстрелит».

Наглядный пример в лице Слуцкой был все эти годы перед глазами и у детей, которых тренирует в Москве Громова. Наш последний пока чемпион мира среди юниоров в мужском одиночном катании Сергей Добрин вырос, катаясь на одном льду с Ириной. Но то, что такие специалисты, как Чайковская, Кудрявцев и Громова, работают в Москве, а Тамара Москвина, Людмила Великова и Алексей Мишин – в Санкт-Петербурге, к сожалению, не норма, а исключение из правил. На всех льда все равно не хватает.

«Говорят, мы уехали за рубеж исключительно из-за зарплаты, – делится своим мнением с «НИ» тренер олимпийских чемпионов Олег Васильев, который, кстати, уже взял к себе две молодые российские пары и будет пока готовить их, как и Тотьмянину с Марининым, в Чикаго. – Но это не совсем так. Если мне дадут лед здесь, я сам себе обеспечу зарплату. Но просто так лед никто не дает, потому что он стоит больших денег. Пришла какая-нибудь команда хоккеистов и купила все время. И что? Городские власти или наша федерация скажут: Васильев будет бесплатно у нас здесь тренироваться? Должен быть какой-то долгосрочный контракт, договор, который позволил бы быть уверенным в том, что я смогу работать на катке сегодня, завтра, через год и через три. А вот этого я в России пока не вижу».

По словам Писеева, для того чтобы процесс подготовки резерва вернулся в прежнее русло, во всех центрах, специализирующихся сегодня на фигурном катании – Самаре, Перми, Екатеринбурге, Кирове, должен быть как минимум один каток для фигуристов. Пока же даже если новый каток и вступает в строй, все заканчивается спорами – кому льда больше? Фигуристам или хоккеистам? Аналогичная ситуация и в Москве. Правда, мэр Лужков лично пообещал Писееву три катка в столице исключительно для фигуристов все-таки построить. Вопрос только во времени. Пока же Валентин Николаевич признается, что с удовольствием вернул бы на родину таких прекрасных специалистов, как Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов, но «пока мне абсолютно нечего им предложить», сожалеет он.

Ягудины не рождаются

Еще одна причина, о которой говорят сегодня практически все, кто имеет хоть какое-то отношение к фигурному катанию, это, выражаясь профессиональным языком, отсутствие хорошего материала. Проблема, кстати, всего сегодняшнего российского спорта. «Вы должны понимать, что такие таланты, как Ягудин, каждый день не рождаются», – объясняет Тарасова. А Лена Буянова (Водорезова), тренер Андрея Грязева и грузинского чуда по имени Элен Гедеванишвили, добавляет: «Раньше мы фигуристов выбирали, а теперь они выбирают нас. Бывает, что безумно талантлив ребенок, но родители финансово не могут обеспечить его всем необходимым. Где-то берешь на себя расходы сам, но наши возможности тоже не безграничны. Вот и работаешь с тем, что имеешь. Вроде неплохие ребята, но такого, чтобы воскликнуть «ах, талантище», такого нет, не из кого лепить. Я лично не против упорства и трудолюбия, но мой тренер Станислав Жук всегда говорил: «Не трать время на середнячков, все равно бесполезно».

И в заключение еще об одной проблеме – смене поколения тренеров. В начале сезона объявила о том, что устала и больше не хочет нести ни за кого персональную ответственность, Тарасова. Вроде бы подумывала об уходе из большого спорта Москвина… А ведь с именами этих двух великих тренеров были связаны многие наши последние олимпийские и мировые победы. Но беда не в том, что им нет замены. Теоретически – есть. Беда в том, что такие таланты, как Буянова, Шпильбанд или Николай Морозов, работают, увы, не только с российскими спортсменами. И опять же никто не имеет права их в этом упрекнуть.

Но не хотелось бы, чтобы у читателей сложилось впечатление, будто бы у нас все безнадежно плохо: льда нет, талантов мало и тренеры великие уходят... Будем надеяться, что и столичный мэр не подведет, и академию фигурного катания с двумя катками в Петербурге в следующем году благополучно откроют, и маленькие Ягудины с Плющенко найдутся. Все-таки с присущей ей энергией взялась за работу в качестве консультанта сборной Тарасова, а на самом успешном нашем олимпийском виде – парном катании – сосредоточил силы двукратный чемпион зимних Игр, ученик Москвиной Артур Дмитриев. Но рассчитывать на то, что за один сезон все у нас быстренько изменится, тоже, конечно же, не стоит. Придется подождать. В лучшем случае вновь претендовать на роль лидеров во всех четырех видах фигурного катания мы сможем лишь к Ванкуверу-2010. В худшем… Об этом, если честно, думать не хочется.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 марта 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: