Главная / Газета 1 Марта 2006 г. 00:00 / Спорт

Виновата шайба

Олимпиада обострила обстановку в российском хоккее

ИЛЬЯ КИСЕЛЕВ

После перерыва, связанного с Олимпиадой в Турине, возобновился чемпионат России по хоккею. Сегодня состоятся матчи 50-го тура, а через две недели уже стартует серия плей-офф. Впрочем, пока хоккейная общественность занята обсуждением олимпийского выступления нашей сборной. Многих оно сильно расстроило и заставило с новой силой говорить о необходимости перемен в нашем хоккейном хозяйстве. Снова звучит слово «кризис» и следуют завуалированные выпады в адрес президента Федерации хоккея России Александра Стеблина.

Фото: АП. ERIC RISBERG
Фото: АП. ERIC RISBERG
shadow
Итак, российский хоккей в кризисе (некоторые считают, что даже в глубоком). Вообще это по-нашему – мерить глубину жизни в зависимости от счета на табло. Выиграли у Канады – все визжат от восторга, через день проиграли финнам – риторика меняется прямо в противоположную сторону. Ну а уж после поражения в матче за «бронзу» от чехов многие подвели жирную черту – глубокий кризис. Наверное, в этом все-таки есть некий перегиб, тем более если учитывать тот факт, что определенный уровень на Олимпиадах мы все-таки держим. Во всяком случае, только Россия была в квартете сильнейших на последних трех Олимпиадах, а тех же шведов, финнов и чехов, которые заняли олимпийский пьедестал в Турине, четыре года назад в Солт-Лейк-Сити и видно не было. Другое дело, что от передислокации лидеров мы ничего не выиграли – остались без медалей. И это, конечно, нам, людям с обостренным спортивным честолюбием, неприятно осознавать. И от разговоров на тему «кто виноват и что делать» не уйти.

Так кто же виноват? По одной из версий, которые звучат сейчас, – главный тренер команды Владимир Крикунов. При большом желании, безусловно, в вину ему можно вменить неудачный подбор исполнителей и серьезные проблемы в организации игры. Мол, не взял на Олимпиаду Вячеслава Козлова, Сергея Брылина, не убедил приехать в Турин Сергея Федорова, вообще плохо знает энхаэловский хоккей. А потом, ко всему прочему, и не объяснил, как нужно играть против финнов и чехов, надеялся исключительно на индивидуальное мастерство хоккеистов. Ругая Крикунова, критики, правда, выводят из-под удара его помощников Владимира Юрзинова и Бориса Михайлова. Но, видимо, и эти очень авторитетные специалисты полностью должны разделить ответственность за выступление сборной с Крикуновым. Однако насколько велика эта мера ответственности? Чего мы вправе требовать от тренеров в тех условиях, в которых они вынуждены работать? Причем это касается не только последней Олимпиады. Что может сделать тренер, когда его команда собирается в полном составе накануне старта большого турнира, а в лучшем случае – как перед чемпионатами мира – за неделю? Слово «тренер» от слова «тренировка», но именно возможности тренировать, готовить и выводить игроков на пик формы он-то как раз и лишен. В таких условиях многое, если не все, априори зависит от стечения обстоятельств. И мерить в этой ситуации профессионализм нашего тренерского штаба с финским или чешским, пожалуй, вряд ли имеет смысл. В противном случае все должны признать, что швед Бенгт-Аке Густафссон, только в прошлом году дебютировавший в качестве главного тренера «Тре крунур», а в этом приведший команду к победе на Олимпиаде, лучший тренер мира. Конечно, Крикунов не святой, в его работе есть огрехи, но спускать на него всех собак неправильно.

Виноваты ли игроки? После поражений их, особенно энхаэловцев, по традиции склоняют на все лады. Главная и набившая оскомину претензия – не патриоты. Опять не умерли за родину. Хотя на самом деле умерли, только в четвертьфинале, когда отдали все силы на борьбу с лидером мирового хоккея Канадой, а потому в полуфинале уже были «мертвые». Да, совершали детские ошибки, нарушали игровую дисциплину, но это говорит о пробелах скорее в профессиональном, психологическом, нежели гражданском воспитании. Патриотизм ведь тоже не измеришь. Ну что толку казнить Илью Ковальчука? Что он, не хотел выиграть Олимпиаду? Другое дело, все знают, что в первую очередь это ярчайший индивидуалист, безусловно, звезда, но подчинить его личные амбиции и талант интересам команды мало кому из тренеров удавалось. А по большому счету вообще никому. Даже Владимиру Плющеву, который много работал с Ильей, когда тот был юниором. На взрослом чемпионате мира-2003 не получилось и у него. Наставник «Атланты» Боб Хартли до сих пор, хотя воспитывает Ковальчука уже несколько лет, периодически наказывает форварда, сажая на лавку, за нарушения игровой дисциплины. То же самое и с другими. Нет в крови большинства наших хоккеистов добротной школы, и все их проблемы, похоже, из детства. Индивидуальное мастерство есть, а в командный организованный хоккей многих играть не научили. Сейчас учить, может, и поздно – у тех же финнов, шведов, чехов, канадцев, словаков это на уровне рефлексов, в мышечной памяти, а не в голове.

Значит, виноват Стеблин, как президент федерации, отвечающий за весь хоккей? Если брать конкретный турнир, все, что от него зависело, он вроде бы сделал. По крайней мере, никто не жаловался на организационные, хозяйственные вопросы. С другой стороны, руководителю хоккея, наверное, не следует ограничиваться ролью завхоза национальной сборной. Правы те, кто говорит, что в стране нет четкой системы управления хоккеем. Это действительно так. Федерация и Стеблин не имеют власти, влияния ни внутри страны, ни в международных инстанциях. Российским хоккеем уже давно управляют клубы – не мудрено, что их интересы превалируют над интересами сборной, и чемпионат суперлиги стал важнее Олимпийских игр.

Можно по-разному относиться к сложившемуся положению вещей, но, по сути, хоккей существует сейчас в России только благодаря клубам, а точнее – людям, которые вкладывают в них деньги. На эти средства поддерживаются на более-менее приличном уровне (на юниорских и молодежных турнирах российские сборные все же по-прежнему конкурентоспособны) и детские школы. В то же время президенты клубов физически не могут отвечать за состояние целого вида спорта в стране. Это прерогатива федерации, Федерального агентства по физкультуре и спорту, Олимпийского комитета России. Но они никак не могут объединиться – слишком много в отношениях наших чиновников личного и зачастую негативного. О чем вообще можно говорить применительно к сборной, если тренеры в ней, как Крикунов, сами ищут деньги на собственную же зарплату!

Кстати, тем же самым часто вынуждены заниматься и специалисты, работающие с детьми. Они тоже находят спонсоров, только в лице родителей своих учеников, которые готовы «подкидывать» тренеру несколько сотен долларов в месяц, чтобы их чадо играло, например, в первой пятерке, а не грело скамейку запасных из-за отсутствия таланта.

Выиграй мы Олимпиаду, а при удачном стечении обстоятельств, думаю, это было возможным, ничего не изменилось бы. Так, может, сейчас произойдут перемены и за «антикризисными» речами последуют конкретные дела, направленные на укрепление детско-юношеского, любительского, профессионального хоккея. И на сборную обратят внимание, создав ее тренерам человеческие условия для работы. Тем более что с нашими хоккеистами, даже со звездами, как показывает практика, надо тщательно работать вплоть до завершения ими игровой карьеры, их пределу точно нет совершенства.

И все же действительно, как нам относиться к итогам хоккейного турнира в Турине? С одной стороны, можно забыть о матчах нашей сборной с финнами и чехами, задержав в памяти разгром олимпийских чемпионов шведов 5:0 и яркую победу над триумфаторами Солт-Лейк-Сити канадцами. Можно, наоборот, терзаться хлесткими неудачами в полуфинале и матче за третье место. Не знаю... Зато недавно узнал, что после поражения от чехов родственник одного моего знакомого почувствовал себя плохо и вскоре скончался – сердце не выдержало. Значит, к хоккею нужно относиться серьезно. Даже серьезнее, чем сейчас.


Опубликовано в номере «НИ» от 1 марта 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: