Главная / Газета 15 Ноября 2005 г. 00:00 / Спорт

Фигурист Евгений Плющенко

«Я стал мудрее и сильнее»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

В минувшие выходные один из претендентов на олимпийское «золото» в мужском одиночном катании Евгений ПЛЮЩЕНКО принял участие в показательных выступлениях в немецком городе Мангейме, где представил на суд зрителей свои новые олимпийские программы. А незадолго до этого трехкратный чемпион мира рассказал в интервью «Новым Известиям» о том, как он готовится к главному старту сезона и почему, в отличие от своих соперников, так мало участвует в соревнованиях.

shadow
– Женя, Брайан Жубер, Стефан Ламбьель уже отметились на турнирах Гран-при, Эманюэль Сандю успел два этапа выиграть, а вы в нынешней серии еще даже не выступали...

– Да, я выйду на лед только на домашнем этапе Гран-при в Санкт-Петербурге, который пройдет в конце ноября. Но не потому, что не хочу появляться перед судьями как можно дольше и показывать новые постановки. Просто так сложилось. Из-за травмы паховых мышц, которые беспокоили меня в прошлом сезоне и не дали в итоге возможности в полную силу выступить на чемпионате мира в Москве. В мае я перенес операцию. Как все сложится, как пойдет восстановление, мы с Алексеем Николаевичем (Мишиным, тренером Плющенко. – «НИ») тогда не знали, поэтому и решили заранее ничего не планировать. К тому же неизвестно, на каких этапах мне пришлось бы выступать. В прошлом сезоне, например, жеребьевка была явно не в мою пользу: Канада, Япония, Москва… Такие перелеты все-таки отнимают много сил, а я в последние годы пришел к выводу, что надо поберечь себя.

– Говорят, восстановились вы после травмы, на удивление, быстро…

– Доктор Мушавек (Плющенко оперировали в Германии. – «НИ») оказался великолепным врачом. Уже через три часа после операции меня в буквальном смысле слова поставили на ноги и сказали: «Хочешь снова прыгать – больше двигайся». Но прыгать я, конечно, сразу не смог. Даже когда просто бегал, боль долго не отпускала. Но потом понемногу все стало вставать на свои места. Начинал с простого, постепенно увеличивал нагрузки, удивлялся и радовался одновременно, что боль, не дававшая покоя весь прошлый год, не приходила.

– Так стоило ли доводить ситуацию до критического момента? Может, давно следовало пропустить один сезон и полечиться как следует?

– Раз и навсегда в спорте все равно не вылечишься. А травмы… Знаете, у меня с тринадцати лет постоянно что-то болело. Прыгаешь один четверной – ноет левое колено. Начинаешь разучивать другой – болит правое. В какой-то момент от моего фирменного вращения «бильман» (это когда Женя вращается на одной ноге, закинув другую за голову. – «НИ») защемило спину. Два дня вообще не вставал с кровати. Потом начались проблемы с седалищным нервом… В какой-то момент надо просто заставить себя преодолеть это все и научиться хотя бы немного отдыхать. Спорт ведь не вечен.

– Вы очень повзрослели, Женя…

– Я и сам чувствую, что стал опытнее. И в фигурном катании, и в жизни. Наверное, так и должно быть. Время идет, ты взрослеешь, умнеешь…

Евгений Плющенко набрал хорошую форму.
shadow – И никакая олимпийская «лихорадка» вас теперь из колеи не выбьет?

– По крайней мере сейчас я прекрасно представляю, что за атмосфера меня ждет. Но знаете, чтобы там ни говорили, Олимпиада – это все-таки праздник. Много нервов на ней потратишь, много стрессов переживешь, но это огромный праздник.И я чувствую сейчас, что готов доказать, что я лучший. Доказать не всему миру, а прежде всего самому себе.

– Так может говорить человек, который очень уверен в своих силах.

– В моих программах новые шаги, вращения, прыжки… Все, на мой взгляд, идет сейчас здорово. Я не повесил голову после этой травмы, после того что не выступил на чемпионате мира в Москве. Наоборот, может быть, даже чему-то научился. Тому, например, что нужно просто жить, бороться до конца, если хочешь добиться цели… Мои родители, жена, тренер – они все помогли мне восстановиться, взять себя в руки и пережить этот непростой период.

– Жена, кстати, будет болеть за вас в Турине?

– Она приедет на Игры после того, как я выступлю в произвольной программе. Думаю, и родители мои присоединятся. Но тоже только после того, как для меня все уже будет позади.

– Почему так строго?

– Дело в том, что я никогда не беру родственников на соревнования. Даже когда выступаю дома, в Питере, они не сидят на трибунах.

– Вот вы говорите, что готовы выступать, но соперники ваши тоже сложа руки не сидели. И у них, согласитесь, психологически более выигрышное положение. Не надо никому ничего доказывать…

– Соперников у меня сегодня действительно прибавилось. Если буду ошибаться – сожрут. Но никакого психологического дискомфорта, боязни я по этому поводу не испытываю. На сегодняшний день меня ничто не тревожит. В конце концов у меня бывали травмы и до этого, и ничего – выходил и катался. Сейчас просто очень хочется победить. Сделать что-то такое, чего никто не делал. Как я уже говорил, прошлая Олимпиада меня и моего тренера многому научила. Конечно, одно участие в ней – самое звездное и самое высшее достижение для спортсмена. Но я считаю, что нужно относиться к Играм так же, как к любому Гран-при, чемпионату России, чемпионату мира. Если это получится – прекрасно.

– Вы сказали, что стали с годами мудрее. А сильнее?

– Сильнее, безусловно, потому что спорт сам двигает тебя вперед. Да и я не тот человек, чтобы стоять на одном месте. У меня стали лучше программы, лучше костюмы. Это не мои слова, а мнения журналистов, фанатов, моей мамы…

– Мнение мамы для вас, трехкратного чемпиона мира, по-прежнему важно?

– Конечно. Потому что какой бы я ни был взрослый, она, наверное, лучше всех чувствует меня. Как любая мать своего ребенка.


Опубликовано в номере «НИ» от 15 ноября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: