Главная / Газета 25 Февраля 2005 г. 00:00 / Спорт

Владимир Бесчастных

«Никогда не связывал свое будущее с заграницей»

РОМАН ВИШНЕВ

В карьере этого футболиста было много клубов – московский «Спартак», немецкий «Вердер», испанский «Расинг», турецкий «Фенербахче», краснодарская «Кубань». С прошлого года Владимир Бесчастных – нападающий «Динамо», команды, школу которой он в молодости окончил и с которой хочет выиграть свой пятый титул чемпиона России. Впрочем, есть у Бесчастных и иные, отнюдь не футбольные, радости. В конце прошлого года у Владимира и его жены Светланы родились близнецы – Андрей и Максим. С автором этого своеобразного «дубля» и лучшим бомбардиром сборной России побеседовали «Новые Известия».

Фото ИТАР-ТАСС
Фото ИТАР-ТАСС
shadow
– Владимир, «Динамо» готово к борьбе за чемпионство?

– Работаем, события не торопим. У нас начался третий, заключительный сбор. В Португалии мы будем выходить на пик формы – и в плане «физики», и в плане психологии, да и взаимопонимание на поле отладим до автоматизма. Очень хочется, чтобы в нынешнем сезоне «Динамо» сыграло лучше, чем в минувшем. Надеюсь, что и я смогу себя проявить.

– Ваше имя до сих пор ассоциируется у любителей футбола со «Спартаком». А как вы сами – чувствуете себя динамовцем?

– Футболист становится в команде своим, когда пройдет с ней определенный путь – через победы, через какие-то значимые матчи. В «Динамо» я почувствовал себя своим в конце прошлого года, когда мы в упорном поединке не проиграли ЦСКА, которому позарез нужна была победа. Именно в таких напряженных матчах происходит единение игроков. Надеюсь, что Бесчастных и «Динамо» воспринимаются сейчас как одно целое.

– Признайтесь, по «Спартаку» скучаете?

– Так я же не вчера ушел из этой команды. После «Спартака» были «Фенербахче», «Кубань», теперь вот «Динамо». Так что при слове «Спартак» сердечко уже не екает. Но за тех ребят, с которыми много лет играл, конечно же переживаю. За Егора Титова, за Димку Парфенова, за Аленичева, за Юру Ковтуна. Созваниваюсь с ними, общаемся.

– Нынешнее «Динамо» вам не напоминает «Спартак» прежних времен? Ведь помимо вас в клубе работают главный тренер Олег Романцев, генеральный директор Юрий Заварзин, вратарь Максим Левицкий…

– Нет, не напоминает. Хотя многое из того, что есть сейчас в «Динамо», знакомо мне по «Спартаку». Например, принципы тренировок и требования Романцева. Они у Олега Ивановича те же, что и раньше. Да и игра наша немного начинает напоминать ту, что была когда-то у красно-белых. Но все это не значит, что мы превратимся в «Спартак». «Динамо» всегда будет «Динамо».

– За свою карьеру вы сменили немало команд. Есть ли среди них главная? Та, о которой можно сказать, что это команда всей жизни?

– В России это конечно же «Спартак». Разве забудешь выигранные с ним четыре чемпионства и два Кубка страны?! Из зарубежных клубов выделю бременский «Вердер». Именно там я впервые столкнулся с настоящим профессиональным футболом, познакомился с выдающимся тренером Отто Рехагелем. Я помню, обалдел от той свободы, которую в Германии предоставляют футболистам. Там никто никогда не смотрит, чем занимается игрок за пределами футбольного поля. Нет никаких предматчевых сборов, на игры в Бремене мы приезжали на стадион прямо из дома. Да и вообще пребывание в Германии многому меня научило. Я смотрел за немецкими футболистами – как они тренируются, как готовятся к матчам. Потом мне все это очень помогло в жизни. Помните, было время, когда мне не давали играть в испанском «Расинге», но в сборную России Романцев регулярно меня вызывал. Я приезжал и забивал, потому что знал, как и что нужно делать, чтобы к конкретной игре подойти в оптимальном состоянии.

– Никогда не жалели о том, что ушли из «Вердера» в «Расинг», где парагвайский тренер Густаво Бенитес вас «придушил» и практически на год оставил без футбола?

– Эх, если бы заранее знать, как и что повернется... Да и уходил я из «Вердера» после того, как в отставку отправили Рехагеля, а с новым тренером Адом де Моосом я, мягко говоря, не нашел общего языка. Впрочем, проблемы с ним были у всей команды. Как раз тогда и поступило предложение от «Расинга», который в ту пору делал ставку на русских. В команде уже долгое время играли Дима Попов, Дима Радченко. Они-то и порекомендовали мне перебраться в Сантандер. Сначала все было нормально. Я играл, забивал... Но когда ушел «русский» президент клуба, а его место занял Мигель Диас, начались неприятности. В то непростое для меня время я не раз вспоминал и «Спартак», и «Вердер», как там мне было хорошо.

– Несколько лет назад вы затеяли тяжбу с «Расингом» и в конце прошлого года испанский суд обязал клуб выплатить вам неустойку в размере 30 тысяч евро. Деньги до вас уже дошли?

– Да, в суд на «Расинг» я подавал. Вместе со своим агентом. Вот почти все деньги ему и ушли, а мне осталось всего-то ничего. Впрочем, меня часто вот так «кидали», обманывали. Я уже к этому привык.

– Помнится, в турецком «Фенербахче» с вами тоже поступили несправедливо.

– Там был сплошной обман. Сначала обещали одно, а когда приехал – все оказалось по-другому. Руководство «Фенербахче» пело песни о том, что мы будем бороться за первые места, что в команде играют футболисты мирового уровня. На самом деле все звезды из «Фенербахче» к тому времени уехали – из-за проблем с деньгами. В общем, полгода потерял. Ни тебе нормальной игры, ни нормального тренера, а денег вообще никаких не было. Турция вообще страна своеобразная, и жить там иностранцу очень сложно. Конечно, футбол турки обожают, но пристальное внимание со стороны болельщиков слишком уж напрягает. В Германии, например, в этом плане все гораздо проще. Мы с «Вердером» и чемпионат едва не выиграли, и чуть из бундеслиги не вылетели, но никто из наших поклонников из крайности в крайность не бросался. В дни неудач команду и игроков не оскорбляли. Наоборот – поддерживали.

– А в Турции, наверное, футболистов после поражений по всему городу гоняли?

– Ну, до этого не доходило, хотя конфликты случались. Бывало, сидишь с семьей в ресторане, к тебе подходят и говорят, не по-доброму глядя, мол, команда проиграла, а ты тут веселишься. И никак людям не объяснишь, что помимо футбола есть и другая жизнь.

– С Турцией все понятно, а вот Испания... Многие наши футболисты, выступавшие в этой стране, так там и остались – Игорь Добровольский, Дмитрий Черышев, Игорь Ледяхов... У вас не было мысли осесть на Пиренеях?

– Никогда. Да, есть ребята, которые чувствуют себя за границей, как рыба в воде. Вот Валера Карпин и язык давно уже выучил, и испанский образ жизни ему сразу же пришелся по душе. Он даже умудрился, когда еще за «Сельту» выступал, сделать свою телевизионную передачу. Сам организовал, сам вел. И она пользовалась в Виго большим успехом. Но я человек иного склада. Мы с женой никогда не связывали свое будущее с заграницей. Выступления в Германии, Испании, Турции всегда воспринимал как командировку. И где бы я ни был, меня всегда тянуло домой. В Россию.

– Вы до сих пор являетесь лучшим бомбардиром национальной команды, хотя давно уже за нее не играете. Как думаете, вас когда-нибудь еще пригласят в сборную?

– Каждый футболист на это надеется. Я не исключение. Но ведь как бывает – играешь себе за клуб, все вроде бы нормально получается, и тебя вызывают в сборную страны. Проходит время, ты продолжаешь играть примерно на том же уровне, но приглашать почему-то перестают. Понятно, что все в руках главного тренера, и только он знает, какие футболисты подходят к его модели игры. Поэтому нет никакого смысла строить планы относительно сборной. Надо в первую очередь хорошо играть за клуб, а там видно будет.

– В последнее время наша сборная не блещет. Вас дрожь не пробирает, когда вспоминаете, что Россия проиграла Португалии 1:7?

– Я считаю, что зря вокруг этого матча подняли такую истерию. У каждой команды бывают неприятные минуты. Пять голов португальцы забили из-за пределов штрафной. У них – что ни удар, то мяч в воротах. Ребят и обвинить-то ни в чем нельзя – все боролись, а не отбывали номер. Просто это был не день сборной России.

– Сейчас в «Динамо» много новичков из Португалии. Не обсуждали с ними ту игру?

– Нет. Мне эта тема неприятна. Вот если бы наша сборная победила Португалию 7:1, тогда бы с удовольствием поговорил.

– А как вообще ваши португальцы – Дани, Жорже Рибейру, Фрешо? Дерлей, который хочет стать португальцем? Нормальные ребята?

– Отличные. Я, кстати, с ними больше остальных общаюсь, потому как испанский язык во многом схож с португальским. Видно, что новички пришли в «Динамо» с настроем на серьезную, тяжелую работу. И у того же Дерлея, несмотря на победы в Лиге чемпионов и Кубке УЕФА, никакой звезды во лбу нет. Чувствуется, что он готов играть и забивать за «Динамо» так же, как и раньше за «Порту».

– Недавно вы сами отметились своеобразным «дублем» – родили двух сыновей-близнецов. Успеваете их воспитывать?

– Стараюсь, хотя приходится очень непросто. Сыновья, которым сейчас четыре месяца, растут, все время меняются. Хочется все время быть рядом с ними. Вот только работа далеко не всегда позволяет это делать. Да и вообще, если бы не помощь моих родителей, тещи, нянек, нам со Светланой было бы совсем тяжело.

– Кстати, у вас самого есть брат-близнец Михаил, который также играл в футбол на профессиональном уровне. Чем он сейчас занимается?

– Начал карьеру арбитра. Сейчас он больше учится, а судит пока детей, да несколько раз работал на играх в турнире коллективов физкультуры. Ему нравится. Помню, несколько раз Миша пытался меня подловить на знании правил, но я выкручивался – отвечал верно.

– Так, может быть, и вы по окончании карьеры возьмете в руки свисток?

– Честно говоря, никогда не задумывался о том, чем займусь после футбола. Да, часто говорят о том, что, мол, футболисты, которым за тридцать, должны уже думать о будущем. Но я убежден, что так делать нельзя. Плохо, если мысли будут уходить куда-то в сторону бизнеса. Если ты играешь в футбол, значит, думай только о нем и не распыляйся.


Опубликовано в номере «НИ» от 25 февраля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: