Главная / Газета 21 Января 2005 г. 00:00 / Спорт

Албена Денкова и Максим Ставиский

«России мы были не нужны»

МАРИНА СЕМЕНОВА

Официально фигуристов Албену Денкову и Максима Ставиского надо было бы представить так – на стартующем 24 января чемпионате Европы в Турине они будут одними из главных претендентов на победу в танцах на льду. Но если говорить неофициально, то им вряд ли дадут подняться выше второго места. В танцах многое, если не все, решается за пределами ледовой арены. Если бы болгарско-российский дуэт представлял не Болгарию, а Россию, шансов пополнить свою коллекцию наград «золотом» у Албены и Максима было бы куда больше. Незадолго до отъезда в Италию с ДЕНКОВОЙ и СТАВИСКИМ встретилась корреспондент «Новых Известий».

shadow
– Максим, вы и Албена – одни из лучших фигуристов мира, но у нас в стране о вас мало что известно. Например, далеко не все знают, что вы не болгарин, а русский, и большую часть времени тренируетесь с Албеной в России, а точнее – в Одинцове. Предлагаю восполнить эти пробелы. Во-первых, как вы попали в фигурное катание и, во-вторых, как встретили друг друга?

Максим Ставиский: – Я повторил путь многих советских детей. Меня отдали в фигурное катание, во-первых, из-за его бешеной популярности, а во-вторых, чтобы укрепить мое здоровье. Короче, не по моей воле. Моя карьера началась в 4 года – с того, что я разбежался, поскользнулся, упал и сильно ударился лбом о борт. Потом выяснилось, что я на самом деле очень способный. Занимался одиночным катанием, но как-то раз сломал ногу и надолго выбыл из строя. Когда вернулся, увидел, что все уже исполняют тройные прыжки, а я на двойных задержался. Решил уйти в театр на льду в АЗЛК. Но благодаря одному тренеру – Андрею Филиппову – увлекся танцами. И вернулся в новой роли.

Албена Денкова: – Вначале я занималась популярной в Болгарии художественной гимнастикой. А когда мне было 8 или 9 лет, к нам в зал пришел тренер по фигурному катанию и предложил всем желающим перейти к нему в группу. У нас этот вид спорта не очень распространен, но его часто показывали по ТВ, и родители захотели, чтобы я стала фигуристкой. Встретились же мы с Максимом так. Восемь с половиной лет назад мой болгарский партнер решил уйти из большого спорта. И я осталась без пары. Максим в это время катался за Россию в юниорах с Анастасией Беловой. Но в тот момент он из этого возраста уже вышел, а его партнерша – нет. Тренер сборной Елена Чайковская поговорила с нашим международным арбитром Евгенией Карнольской, и они решили, что мы можем попробовать встать друг с другом в пару. Попробовали. Вроде подошли друг другу и решили кататься вместе и дальше.

– И каково было первое впечатление друг от друга?

М.С.: – Помню, она выглядела довольно испуганной.

А.Д.: – Мое первое впечатление – он оказался не похож на того стройного, высокого и подтянутого фигуриста, которого я видела на видеокассете.

– А серьезно?

М.С.: – По тому, как Албена начала со мной тренироваться, я сразу понял, что она настроена решительно. Если честно, сначала я воспринимал поездку в Болгарию как возможность поддержать свою форму. Да что говорить, я вообще не знал, что там есть фигурное катание! Но очень скоро мне пришлось изменить отношение к нашим занятиям.

А.Д.: – Мне пришлось догонять Максима. Вы сами знаете, что такое русская школа. Какая у русских фигуристов техника и какая – вернее никакая – у болгарских... Я работала в три раза больше, чем он, чтобы наверстать отставание.

– Помните свои первые совместные соревнования?

А.Д.: – Очень хорошо помним и не забудем никогда (смеется). Это был чемпионат Европы в Париже в 1997 году. Я каталась с температурой 39,8, Максим – с 38,9. Помню, сказала ему, что он эгоист, урод и дурак, потому что хочет вытащить меня на лед с температурой под сорок, когда я валюсь с ног и ничего не соображаю. Да еще обязательный танец был «Золотой вальс», который даже хорошо подготовленным парам исполнять сложно. А мы катаемся вместе без году неделю. Приехали, короче, за пять минут до выхода на лед, я не успела ни прическу сделать, ни макияж. Ужас…

– Но на чемпионате мира в том же году было уже полегче?

М.С.: – Безусловно. Температура у Албены была всего лишь 38. Вообще в первые годы наших выступлений она почему-то очень часто выходила на старт больная. Чуть ли не примета была – если Албена не болеет, значит, что-то произойдет не так. Шучу, конечно.

– Забавно вы обмениваетесь любезностями. Наверное, часто ссоритесь?

М.С.: – Да ни в коем случае. Из-за чего нам ссориться? Вообще по жизни мы, конечно, очень разные. Она серьезная, а я раздолбай. Она пессимистка, а я оптимист. Она более осторожная, а я рисковый.

А.Д.: – Максим очень много шутит. У него тысяча анекдотов в минуту. А еще он часто бывает вспыльчивым, в основном из-за того, что хочет, чтобы все быстро получалось. Но главное его положительное качество – он всегда уверен в себе. Даже когда знает, что что-то невозможно, обязательно попытается это сделать, ничего не боясь. А я в себе не уверена…

– Албена, зато я слышала, вы очень творческая личность. Сами делаете костюмы, моделируете прически…

А.Д.: – Насчет костюмов – это так, но не совсем. На то, чтобы рисовать эскизы или шить, нет никакого времени. Мы обычно даем дизайнерам идеи. Потому что программы у нас своеобразные, и костюмы по стилю должны под них подходить. А вот прически – да, делаю сама. Наверное, получается не всегда удачно, но я считаю, в последнее время мы изменились к лучшему.

М.С.: – Ну, у меня-то прическа какая была, такая и осталась. После каждого моего похода к парикмахеру Албена смотрит на меня и говорит – кто тебя так изуродовал? А потом привыкает и признает, что все не так плохо.

– Сейчас ваш тренер – Алексей Горшков, но начинали вы, я так понимаю, не у него?

М.С.: – Да. Вначале мы катались в группе Олега Эпштейна. А Горшков – ученик Эпштейна. Когда Горшков приезжал на летние сборы в Софию, останавливался у своего учителя. Однажды Эпштейн ему и сказал – посмотри на этих ребят. Вот он до сих пор и смотрит.

– Живете в России, тренируетесь здесь, а официально представляете все-таки Болгарию. Решили, если перефразировать поговорку, что лучше быть первой парой на деревне, чем последней в городе?

М.С.: – Благодаря российской федерации фигурного катания – да. Для нее главное, чтобы первая пара была впереди всех, а об остальных никто и не думает. Поэтому, конечно, лучше быть первыми в Болгарии, чем вторыми – в России. Например, Роман Костомаров, который, как вы знаете, с Татьяной Навкой до прошлого года нам всегда проигрывал, считает, что так происходило из-за их статуса «второго номера». Как только Ирина Лобачева и Илья Авербух ушли и Рома с Таней стали первыми, они начали у нас выигрывать. Впрочем, не хочу больше говорить о политике. Меня в Болгарии прекрасно встретили, всем обеспечили, создали условия для тренировок и очень хорошо ко мне относятся. Узнают на улицах, приглашают на телевидение. Здесь, в России, никогда такого не было.

А.Д.: – И выиграй ты хоть пять раз Олимпиаду, не будет. Но кататься здесь нам нравится. Мы несколько раз выступали в шоу, которое организовал Авербух, в том числе в декабре на их прощальном гала-представлении. Было очень приятно оказаться в такой звездной компании – Бережная и Сихарулидзе, Слуцкая, Плющенко…

– Но с вашими главными конкурентами – Навкой и Костомаровым – отношения, похоже, у вас не самые гладкие?

М.С.: – А вот и не угадали. Даже если Рома с Таней с грязным катанием получают сумасшедшие баллы и нас обходят, даже если мы думаем, что наши программы лучше их, мы никогда не говорим о них ничего плохого. Я считаю Навку и Костомарова очень хорошими спортсменами.

– Кстати, почему-то на важных соревнованиях они всегда выступают вслед за вами. Разве слепой жребий может быть так постоянен?

А.Д.: – Максим почему-то всегда вытягивает первый номер. Может быть, он с Ромой договаривается (смеется)?

М.С.: – Вообще-то это хороший стартовый номер. Лучше откататься сразу после разминки, чем мучительно ждать за кулисами своего выхода. Тем более что сейчас вообще без разницы, кто за кем выступает. Все известно еще перед стартом, все решено заранее, у судей на столе лежат готовые протоколы, а мы выходим на лед только для зрителей и для телевидения. Но я еще раз повторю, у нас нет проблем ни с кем – даже с израильтянами Галит Хаит и Сергеем Сахновским. Хотя на чемпионате мира 2002 года мы и устроили сбор подписей с просьбой отобрать у них бронзовые медали и отдать их литовцам (Маргарите Дробязко и Повиласу Ванагасу. – «НИ»). Эта акция была не против фигуристов, а против несправедливого судейства.

А.Д.: – Для меня самое главное – не мнение нескольких судей, а восприятие нашего катания публикой. В прошлом году на чемпионате мира после произвольного танца и на награждении все зрители аплодировали нам стоя, а нашим соперникам, которые заняли первое место, – нет. Вот это было настоящее народное признание.

– Это был самый радостный момент вашей карьеры?

А.Д.: – Пока да. А вообще я все-таки надеюсь, что этот момент еще впереди.



Справка «НИ»

Албена ДЕНКОВА родилась в Софии 3 декабря 1974 года, Максим СТАВИСКИЙ – в Ростове-на-Дону 16 ноября 1977 года. Вместе катаются с 1996 года, представляют Болгарию. Многократные чемпионы этой страны в танцах на льду. Тренер – Алексей Горшков, хореограф – Сергей Петухов. Неоднократные победители этапов «Гран-при». Двукратные серебряные призеры чемпионатов Европы (2003, 2004), серебряные (2004) и бронзовые (2003) призеры чемпионатов мира.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 января 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: