Главная / Газета 22 Ноября 2004 г. 00:00 / Спорт

Марат Сафин

«Чтобы стать лучшим в мире, надо играть, как Федерер»

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО

В субботу лучший теннисист России Марат Сафин уступил в драматичном полуфинальном матче итогового турнира года – Masters Cup – первой ракетке мира Роджеру Федереру. Но, несмотря на неудачу, он покидал корт с высоко поднятой головой – для того чтобы обыграть Марата, швейцарцу пришлось творить чудеса. На пресс-конференции после матча Марат ответил на вопросы журналистов.

– Марат, наверное, жутко обидно проигрывать тай-брейк, на котором у вас было шесть сет-болов…

– Конечно, обидно. Но мне не в чем себя упрекнуть. Во время тай-брейка я не сделал практически ни одной ошибки. Разве что отдал одно очко, допустив двойную ошибку на подаче. Слишком нервничал. И временами чересчур торопил события. Если бы в некоторые моменты я был потерпеливее, дождался бы более удобного случая для атаки… Хотя против меня играл сам Федерер, поэтому мне приходилось изобретать что-то неординарное.

– Вы когда-нибудь играли такой же продолжительный тай-брейк?

– Нет, до этого у меня был тай-брейк, который закончился при счете 13:11. По-моему, играл в Ташкенте, а с кем – не помню.

– Вы сказали, что слишком нервничали. Какая именно мысль вам мешала успокоиться?

– Очень простая. Когда я начал играть лучше, то понял – если я выиграю второй сет, то у меня появляется отличный шанс выиграть и весь матч. Я чувствовал, что справляюсь с его подачей, что могу ее взять. У меня была куча возможностей не доводить дело до тай-брейка. И от всего этого мне было не по себе.

– Ваш тренер Петер Лундгрен, как известно, раньше работал с Федерером. Поделился ли он с вами перед матчем секретами того, как надо играть с Роджером?

– Да нет, я и сам знаю о Федерере все. Ничего особенного Петер мне в общем-то не сказал.

– Что же получается – вы платите тренеру деньги за «ничего особенного»?

– Перед сегодняшним матчем мне этого вполне хватило. А вообще мой наставник сделал очень много для того, чтобы я играл здесь, в Хьюстоне.

– Помимо тенниса, у вас есть с Лундгреном общие интересы? Например, вы можете иногда с ним выпить по кружке пива?

– Конечно, иногда мы именно это и делаем. Но не скажу, что очень часто. Только когда есть время и желание. Все-таки у него своя жизнь, а у меня своя. Если переборщить с общением, то наши отношения из категории «игрок-тренер» перерастут в разряд «сын-отец». А это не есть хорошо.

– Давайте вернемся к началу 2004 года, на Открытый чемпионат Австралии, где вы тоже проиграли Федереру, но далеко не в такой упорной борьбе, как в Хьюстоне. На ваш взгляд, вы добились прогресса?

– Я начал год на 89-м месте в рейтинге, а завершил его четвертой ракеткой мира – есть разница, не правда ли? Где-то в начале сезона я говорил, что моя главная цель – вернуться в десятку лучших. Получается, что я перевыполнил план – вошел даже в пятерку. Я стал стабильнее играть на самом высоком уровне. Потому что здесь, на Masters Cup, на таком уровне приходится играть каждый матч. А чтобы попасть сюда, на таком уровне приходилось играть весь год. Так что по большому счету я доволен сезоном. И не жалею, что проиграл Федереру в финале Australian Open и здесь. Итоговый результат для меня важнее.

– Ставите ли вы перед собой конкретную задачу на следующий сезон? Например, стать первой ракеткой мира...

– Чтобы бороться за первый номер в рейтинге, надо весь год играть так, как Федерер. Вообще без провалов. А это очень непросто. О конкретных целях на следующий сезон говорить пока рано. Не думаю, что возвращение на вершину мирового рейтинга станет моей главной задачей. Но если по ходу дела у меня появится шанс сделать это – я обязательно им воспользуюсь.

– В отличие от Федерера у вас провалы все же были. Достаточно вспомнить, например, поражение в первом круге «Уимблдона», которое вас чрезвычайно расстроило. Даже обещали никогда больше на этот турнир не приезжать…

– Мне так часто задают подобного рода вопросы, что, пожалуй, я еще раз расставлю все точки над «i». Я ничего не имею против самого «Уимблдона». Ничего не имею против травяных кортов. Просто лично я не вижу возможности играть на этих кортах в свой теннис и получать от игры удовольствие. Конечно, я был сильно расстроен – а как бы вы чувствовали себя на моем месте? Я готовился к «Уимблдону» как проклятый, тренировался перед турниром на траве две недели. Как оказалось, только для того, чтобы проиграть 70-му теннисисту мира, не одержавшему за предыдущие полгода ни одной победы. После такого вообще пропадает желание играть в теннис – хочется устроить себе каникулы на пару месяцев…

– И все же – вы действительно больше никогда не будете играть на «Уимблдоне»?

– Буду. Я приеду на «Уимблдон». Но не за две недели. Готовиться к нему специально я больше не собираюсь. Как перед любым другим турниром буду тренироваться три часа в день. Мои нервы и усилия на тщательную подготовку стоят гораздо больше тех денег, что я получу за поражение в первом или во втором круге.

– Недавно прошла информация, что ваш знакомый Евгений Кафельников стал профессиональным игроком в покер и даже что-то успел выиграть. Что вы об этом думаете?

– Да, я слышал, что он выиграл 330 тысяч евро. Удачи ему – без этого в таком деле нельзя. Новичкам обычно везет, а вот что будет дальше, мы посмотрим.


Опубликовано в номере «НИ» от 22 ноября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: