Главная / Газета 8 Октября 2004 г. 00:00 / Спорт

Криминальный талант

Почему путь к боксерской славе нередко лежит через тюрьму?

СЕРГЕЙ ЛОЗОВСКИЙ

Для спортсменов, о которых пойдет речь ниже, уголовное прошлое – не редкость. Бокс – жестокий вид спорта. И люди, которые в него приходят, к этой жестокости готовы. Это, разумеется, не означает, что все боксеры кровожадны и агрессивны, как бойцовые собаки. Скорее наоборот – сознание собственной силы уберегает их от необдуманных поступков, а с годами, тем более по мере продвижения к славе, у боксеров все меньше желания использовать кулаки вне ринга. Тем не менее их путь к спортивному залу и успеху зачастую получался извилистым и тернистым.

Майк Тайсон хорошо знает, как вести себя при личном досмотре.
Майк Тайсон хорошо знает, как вести себя при личном досмотре.
shadow
Еще каких-то полвека назад общество было очень пуританским, сейчас даже трудно представить насколько. Спортсмены были любимцами и гордостью нации и вести себя должны были соответственно. Любая тень, брошенная на их репутацию, вызывала скандал, массу газетных публикаций и кривотолков. Достаточно вспомнить, как великого Джека Джонсона обвинили в потворстве проституции за связь с белой женщиной (!) и заочно приговорили к тюремному заключению, которое он и отбыл по возвращении из скитаний по Европе. Боксеры в глазах публики должны были сохранять мужественность, но оставаться добропорядочными гражданами. Бывали, конечно, исключения, но знаменитых атлетов они не касались.



Заложники репутации

После Второй мировой войны многое изменилось, и в умонастроениях тоже. Некоторые вещи перестали считаться постыдными. То, что когда-то казалось неприемлемым, стало работать на ажиотаж вокруг персоны и привлекать любовь определенной части болельщиков. Своеобразным первопроходцем в этой области был мрачный человек по имени Чарльз Листон. Его прозвище Санни, впоследствии заменившее ему имя, означало вовсе не «Солнечный», а «Сынок», что гораздо больше смахивает на блатную кличку. Уже к 20 годам за его плечами было более 20 арестов и два тюремных срока. Даже выйдя на ринг и став чемпионом мира в самой престижной, тяжелой весовой категории, он не прекратил заниматься темными делишками. Его имя раз за разом фигурировало в разных криминальных делах: от подтасовки боксерских матчей до торговли наркотиками. Перед «Сынком» трепетали видавшие виды боксеры, и лишь Мохаммед Али, юный и дерзкий, смог, похоже, вселить в Санни неуверенность. В 1971 году Листона нашли мертвым в собственном доме, и причина его смерти до сих пор остается нераскрытой, хотя большинство уверено – это была месть мафии, от которой, как поговаривают, мало кто уходил.

Неоднократно иметь дело с полицией в самом юном возрасте пришлось и Рубину Картеру. На ринге Картер полностью оправдывал свое прозвище – Ураган. Он был яростен, бескомпромиссен, его поединки всегда привлекали внимание публики. Нокаутировав в первом раунде великолепного Эмила Гриффита (многократного чемпиона мира в полусреднем весе), он добился права на бой за титул лучшего средневеса планеты со знаменитым Джои Жиарделло. Битва получилась искрометной, почти равной, но судьи с небольшим преимуществом отдали победу чемпиону. А через пару лет Картер был обвинен в двойном убийстве и отправился за решетку пожизненно. Он не признал себя виновным. В тюрьме написал книгу, ставшую бестселлером. И все-таки о нем забыли. Лишь спустя более чем два десятилетия усилиями группы энтузиастов он был освобожден. Дело Картера пересмотрели, он был оправдан, так как обнаружились фальсификация показаний и улик, пристрастность полицейских чинов – не будем забывать, что события происходили в пору яростных расовых волнений. Картер стал заложником своей репутации, закрепившейся с детства. Совершил он преступление или нет – знает только он сам. А об этой истории был снят фильм, грустный и заставляющий задуматься о жизни и плате за нее.

В семидесятые годы весь мир, затаив дыхание, следил за супербитвами тяжеловесов. Имена Али, Формэна, Фрэзера, Нортона словно магнитом притягивали огромную аудиторию. Однако и в дивизионе среднего веса в то время был боец, добившийся на ринге успехов, с которыми мало кто может сравниться. Аргентинец Карлос
Пол Спадафора (справа) наводит ужас не только своими мощными ударами, но и татуировками.
shadow Монсон все три поражения в карьере потерпел в юном возрасте у себя на родине в первых двадцати боях. После этого он не проигрывал в 80 (!) поединках. Став чемпионом мира, он 14 раз защитил свой титул и ушел непобежденным. Казалось бы, живи и наслаждайся славой, почетом и деньгами. Но нет. Проблемы с законом не помешали его спортивному пути, зато поставили крест на жизни после бокса. Монсон выбросил из окна многоэтажного дома свою подругу, мать его ребенка, и был приговорен к длительному заключению. За примерное поведение его на уикенды стали отпускать домой, и во время одной из таких отлучек он не справился с управлением автомобиля и погиб.



Бокс во спасение

В те же 70-е родилась легенда, благодаря которой многие «трудные» юноши смогли изменить свою жизнь и свернуть с опасной дороги. Им помог... бокс. В американских тюрьмах давно уже практиковались боксерские поединки, тренировки, матчи вызова и тому подобное. Считается, что это дает возможность выплеснуть агрессию, не нарушать тюремный режим и после освобождения вести нормальную жизнь. С этим можно спорить, но вот вам неоспоримый факт. В тюрьме Ровэй, что в Нью-Джерси, содержатся особо опасные преступники. Там поощряли занятия заключенных боксом. И однажды туда попал некто Джеймс Скотт. Боксировать он начал поздно, в 29 лет, затем сел. Когда ему уже исполнилось 33, вновь надел боксерские перчатки. Начальство решилось привозить ему соперников с воли. В итоге он побил будущего чемпиона мира Эдди Мустафу Мухаммада, двух многократных претендентов на титул, не говоря уж о чемпионе стран Британского Содружества. За что и получил простую и емкую кличку – Великий. С тех пор практика устраивать в тюрьмах боксерские турниры, привозить бойцов или, напротив, вывозить заключенных на матчи распространилась в Штатах довольно широко. Более того, такие поединки даже транслируют по национальному телевидению. Для многих это – спасительный шанс.

Боксу остаются благодарны многие, чье восхождение началось взаперти и кто сейчас уже не был бы с нами, если бы вовремя их не надоумили надеть перчатки. Самый яркий представитель этой когорты – лучший средневес последних десяти лет Бернард Хопкинс. Он не раз заявлял, что если бы не бокс, с которым он познакомился в тюрьме, куда попал «по малолетке», то наверняка пополнил бы армию преступников. Ему, кстати, вторит и наш прославленный тяжеловес Евгений Горстков. Любимец публики Джонни Тапиа также может похвастать недюжинным списком арестов и правонарушений. От большинства неприятностей его сначала спасал тренер – Ромеро-старший, а потом жена, коей он вообще обязан по гроб жизни. Ну и, конечно, как не вспомнить Майка Тайсона. Именно за решеткой нашел этого озлобленного и невероятно одаренного юношу Кас ДТАмато, привел в спортивный зал и сделал из него великого чемпиона. Только вот справляться со своими демонами после смерти приемного отца Железный Майк так и не научился. Отсюда и истории с изнасилованиями (мнимыми или нет), откусыванием ушей, неумением управлять собственными капиталами и т.д. и т.п. Только сейчас, в более-менее зрелом возрасте, Тайсон начал осознавать, что же он натворил в жизни и какой она могла бы быть, если бы... Однако время вспять не течет.



Рикардо Майорга позирует в тюрьме города Манагуа.
shadow Героин для чемпиона

Но далеко не все атлеты говорят «спасибо» местам не столь отдаленным и предпочитают помалкивать, если уж довелось их посетить. И виной тому, на мой взгляд, во многом наш брат журналист, сумевший за какие-то несколько десятилетий в корне изменить подход к этой проблеме. Криминальное прошлое или даже настоящее перестало быть чем-то предосудительным. Напротив, сообщения о подробностях ареста, репортажи из зала суда и тюрьмы только подогревают ныне интерес к той или иной персоне, способствуют увеличению доходов с матчей, в которых участвует боец со скандальной репутацией. Именно поэтому, безусловно, выдающийся боксер, но абсолютно расторможенный Джеймс Тоуни постоянно во всеуслышание заявляет, что торговать наркотиками он перестал только тогда, когда доходы от бокса стали приносить больше денег. Поэтому-то за непобедимым легковесом Полом Спадафорой с юности тянется целый шлейф противоправных действий: от испражнений в людных местах и вождения в пьяном виде (полиции даже пришлось открывать огонь, и у чемпиона в ноге до сих пор сидит пуля) до участия в перестрелке.

Не следует также забывать, что внимание прессы и общества имеет еще одну сторону. То, за что обычного гражданина просто пожурили бы, для известной личности оборачивается повесткой в суд, сроком, штрафом или, по меньшей мере, скандалом. Поэтому женщины заявляют об изнасилованиях, которых в действительности чаще всего не было (последняя жертва подобных претензий – никарагуанец Рикардо Майорга, человек, конечно, не самый симпатичный, но ранее ни в чем подобном не замеченный). Поэтому бывший чемпион мира в супертяжелом весе Тревор Бербик, побеждавший самого Али, получает отнюдь не условное наказание за похищение... бывшей жены и своего ребенка. Поэтому долго смакуется операция, в ходе которой агент, работающий под прикрытием, продал килограмм героина бывшему чемпиону в двух весовых категориях Майклу Нанну, который теперь всю оставшуюся жизнь может провести за колючей проволокой.



Срок за немецкий фарфор

А как обстояли и обстоят дела с нашими боксерами? Мы далеки от того, чтобы представлять их рафинированными интеллектуалами и

людьми без слабостей. И путь их тоже не был усыпан розами. Но все же такие институты, как комсомол и партийные органы, при всей их одиозности пристально следили за выдающимися спортсменами, по мере сил оберегая их от фатальных шагов. К тому же большая часть советского спорта находилась под крылом
Бернард Хопкинс на свободу вышел с чистой совестью.
shadow Вооруженных Сил, где дисциплину старались поддерживать. Да и в прессе появлялись только те сведения «порочащего характера», по поводу которых принимались соответствующие решения компетентными органами. Иная информация замалчивалась, и все с точки зрения обывателя шло хорошо. Вот только после окончания спортивного века – а он, как известно, недолог – жизнь у многих не складывалась. Кто-то спивался, кто-то, как олимпийский чемпион, двукратный чемпион Европы Валерий Попенченко, погибал при невыясненных обстоятельствах, кто-то шел по этапу.

Не избежали этой участи и лучшие представители отечественной школы бокса, такие, например, как Виктор Агеев и Виктор Рыбаков. Кстати, дело трехкратного чемпиона Европы в трех разных весах – уникальное достижение! – Рыбакова вообще стоит особняком. Оно никак не связано с насилием, в отличие от подавляющего большинства дел других боксеров. В середине восьмидесятых, работая тренером в Западной группе войск, которая дислоцировалась в Восточной Германии, он стал поставлять на рынок немецкий фарфор и фаянс. За что и поплатился. А ведь через каких-то пару лет все это разрешили делать уже на вполне легальных основаниях. И название этому занятию дали – бизнес.

В эпоху дикого капитализма многие боксеры из залов переметнулись в «бригады», кто-то попал на зону, кто-то – на кладбище. Вместе с тем у нас появился профессиональный бокс, развивающийся с большим трудом, но все же двигающийся в верном направлении. Бойцы высокого уровня редко попадают на скамью подсудимых хотя бы просто потому, что их у нас пока не так много. Единственное, пожалуй, исключение – отличный «полутяж» Джабраил Джабраилов, который на пару лет затормозил свой рост и, возможно, упустил шанс громко заявить о себе на международной арене, попав за решетку якобы за хранение оружия. Но он выдержал испытание и теперь снова боксирует на профессиональном ринге.




Бой с комиком

Опубликовано в номере «НИ» от 8 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: