Главная / Газета 1 Октября 2004 г. 00:00 / Спорт

Алексей Еременко

«Делаю историю вместе с сыновьями»

Алексей ЛОШИН

В Финляндию семья простого советского футболиста Алексея Еременко переехала в 1990 году. В 2001-м получила финское гражданство. А совсем недавно старший сын Еременко, тоже Алексей и, кстати, игрок итальянского «Лечче», забил три мяча за первую сборную Финляндии. Второй сын Роман выступает вместе с отцом в финском клубе «Яро» и заявлен в молодежную команду Суоми. Нетрудно догадаться, какая судьба ждет пятилетнего Сергея Еременко. Об этом и многом другом «Новые Известия» поговорили с главой футбольного семейства по телефону. Правда, разговор получился совсем, что называется, нетелефонный.

40-летний Алексей Еременко (слева) играет в одной команде со своим средним сыном – 17-летним Романом.
40-летний Алексей Еременко (слева) играет в одной команде со своим средним сыном – 17-летним Романом.
shadow
– Алексей Борисович, часто звонят из России?

– Раз в неделю общаюсь с родителями, созваниваюсь с друзьями. Вот и журналисты тоже не забывают.

– Давайте по порядку, с самого начала. Как и почему уехали из Союза?

– В феврале 1990 года, тогда я играл в московском «Динамо», мы поехали на предсезонный сбор в Испанию. Готовился вместе с командой к чемпионату страны. И тут тренер бело-голубых Анатолий Бышовец предложил попробовать силы в испанском первенстве. Я согласился на тех условиях, что буду беречь себя от травм на период решения бумажных вопросов. Время шло. Уже начался сезон, а я остался вроде как без команды – сидел на скамейке запасных, бегал за дубль... Но мне семью надо было кормить. Футболисты основы премиальные приличные получали... И вдруг вызывает президент «Динамо» Геннадий Евтушенко и сообщает, что на меня пришел запрос из Финляндии. В то время президенты еще не являлись совладельцами клуба, но подпись их имела силу. Евтушенко сказал: решай, препятствий чинить не будем. На следующий день узнал от Бышовца об интересе ко мне израильского клуба. В итоге Финляндия перевесила.

– Семью взяли с собой сразу?

– Поехал сначала на разведку. Оказалось, что жить будем по нашим меркам в деревне. Население городка составляло двадцать тысяч жителей. В целом мне все понравилось, я подписал контракт и уехал за семьей в Москву.

– Женой и двумя маленькими детьми?

– Да, старшему тогда было семь, младшему – четыре года. Лешка через два месяца пошел в школу, а Ромка в детский сад. Язык? Они на улице слов нахватались и со сверстниками более-менее могли общаться. Кроме того, в Финляндии есть закон, по которому каждому приезжающему иностранцу выделяют переводчика. Нам повезло: досталась финка, учившаяся в Питере и отлично знавшая русский язык. Первые полгода она со старшим сыном просидела за партой.

– С какими еще трудностями пришлось столкнуться на первых порах?

– Физически тяжело было после огромной Москвы перестроиться на тихий финский городок. В первый день, когда мы вышли погулять и встретили лишь две машины, жена сказала, чтобы покупал билеты обратно. Потом привыкли. Дети постепенно выучили финский, шведский. В стране два официальных языка. Пришлось привыкать тратить деньги, к изобилию в магазинах, к местной культуре, к людям.

– Сейчас вас все устраивает?

– Абсолютно. Я не заработал кучу денег, но мы здесь счастливы. Дети в безопасности. Вот сейчас, когда с вами разговариваю, младший сын играет на улице в футбол. И я спокоен за него.

– На каком языке чаще разговариваете?

– На шведском, но могу без проблем говорить и по-фински. Хотя дома у нас закон – все общаемся только на русском.

– А как вам уровень финского футбола?

– По сравнению с теми временами, когда я только приехал, немного вырос. Но, конечно, он ниже, чем в России. Подъем прежде всего связан с тем, что построено много залов для зимнего футбола. Практически в каждом городе есть стадион с искусственным покрытием последнего поколения. Раньше детвора летом гоняла в футбол, а зимой играла в хоккей. Сейчас футболу уделяется много внимания и в холодное время года. Поэтому, может быть, изменился и облик среднестатистического финского футболиста – он стал более техничным. Но взрывную мощь и силу финны сохранили. Перевернул сознание финских игроков и пример Яри Литманена, блиставшего в «Аяксе» периода его расцвета и в «Барселоне». Они поверили в свои силы, что ли. После Яри в зарубежных клубах появилось достаточно много уроженцев Суоми.

– Следите за российской премьер-лигой?

– По тем матчам, что удается наблюдать по спутниковому телевидению.

– И ваши впечатления?

– Мне непонятно хулиганство, которого на российских футбольных полях чересчур много. Азарт, горячность – это ясно. Но в рамках правил. Грубость, драки надо пресекать и искоренять. Будь я судьей в России, раздавал бы карточки направо и налево. И никаких разговоров. Ведь все прекрасно видят и понимают, что говорят футболисты арбитрам. По губам все понятно. В правилах же четко записано, что за подобные вещи игрок с поля выгоняется. А еще заметил, что в премьер-лиге играют очень жестоко и арбитры не могут с этим справиться. Это огорчает. Бои гладиаторов мне смотреть неинтересно.

– И как, по-вашему, с этим можно бороться?

– С помощью грамотного арбитража. Вообще ситуация странная. Профессионал должен понимать, что его кормит футбол. Игра, в которой жестокость запрещена. Если я въеду в кого-нибудь на улице, то меня ведь посадят, верно?

– А раньше в нашем чемпионате грубили меньше?

– Мне в 1985 году в матче СКА – «Шахтер» Журавлев сломал ногу, обе берцовые кости. Я принял мяч, а он сзади прыгнул в опорную. Я хотел поднять ногу, а она повисла. Четыре с половиной месяца в аппарате Илизарова. Журавлев тогда выпросил себе «желтую». Но таких убийц было немного, и их все знали. И таких масштабов, как нынче, точно не было. В Раменском игроки ЦСКА и «Сатурна» били друг друга руками наотмашь!

– Насколько известно, ваш старший сын в начале нынешнего сезона был близок к переходу в «Спартак». Почему переход не состоялся?

– Со «Спартаком» все было на мази, пришли к соглашению по большему количеству вопросов. Но контракта на подпись мы с сыном так и не увидели. В это время проявились итальянцы и предложили свои условия. Чуть ли не на следующий день прислали контракт. Я сказал Лешке: тебе жить, решай самостоятельно. Он выбрал вариант с «Лечче».

– «Спартак» на вас вышел ведь не случайно?

– Наверное. Мне домой сначала позвонил Шикунов, которого я неплохо знаю еще по Ростову. Через некоторое время встретились с руководством красно-белых. Сын успешно прошел в Москве медобследование, но, насколько мне известно, Скала не очень-то хотел видеть в составе команды Еременко. Кто знает, как бы все сложилось, приди Старков в «Спартак» раньше?

– Не испытываете ли вы дискомфорта в связи с тем, что родились в России, а вырастили двух футболистов для сборной Финляндии?

– Ни капли. Лешка знает культуру России, характер у него чисто русский – горячий, темпераментный парень. Моя жена – осетинка. Представляете, четырех футболистов вырастила! Смесь кровей, наверное, дает о себе знать. Да, он здесь вырос, играл в футбол. И выбор его в пользу национальной сборной Финляндии – полностью его решение. Так уж здесь устроено, с раннего детства человек приучается к принятию самостоятельных решений. Да и не интересовались особенно Алексеем в России до поры до времени. Представляете, свою первую игру за молодежную сборную Финляндии он провел именно против России.

– А как относятся финны к успехам сыновей Еременко в сборной Финляндии?

– Очень хорошо относятся. Каждый день открываю газету, а там фото Леши.

– Старший сын наверняка делится с вами своими впечатлениями от «кальчо»?

– Созваниваемся каждый день. Кстати, удалось посмотреть по спутниковому телевидению матч «Рома» – «Лечче». Посещаемость, атмосфера там потрясающие! Люди живут футболом. Лечче город небольшой, местных игроков там носят на руках. В общем, другая планета. Я, конечно, говорил сыну об этом. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Даже от папы.

Алексей Еременко-младший только что забил гол за сборную Финляндии в отборочном цикле чемпионата мира-2006 и получил поздравления от самого Яри Литманена.
shadow – Говорят, что Роман еще более талантлив, нежели Алексей?

– Мне трудно судить. Они все-таки разноплановые игроки. Леша помощнее будет. Роман – тот, на мой взгляд, более, что ли, спартаковского плана игрок – по видению поля, по первому касанию, пасу. В любом случае талант через работу надо еще реализовать.

– Младший Сергей тоже будет в футбол играть?

– А куда ему деваться? Выбора нет. Он это понимает и частенько просит – везите меня, мол, на поле.

– Если кто-то из детей захочет вернуться в Россию, что скажете?

– Ради бога. Отговаривать точно не буду.

– Вам уже сорок, а до сих пор играете в профессиональном клубе. Сил хватает?

– Бывает, что играю все 90 минут. За нынешний сезон таких игр набралось уже 12. Пока чувствую себя нормально. Год этот обязательно доиграю, а в следующем – посмотрим. Мы с Ромкой тут в матче финского первенства историю сделали. Забили по мячу и переиграли на выезде «Лахти» Литманена. Уступали по ходу встречи 0:1, но потом сын сравнял счет, а я забил победный мяч. У нас разница в возрасте – 23 года. Было что-то подобное в истории?

– С ходу не припомню.

– Вот и я тоже. Я, кстати, и со старшим играл в одной команде. И забили мы вместе, но, правда, в матче на Кубок. Наверное, с младшим совершить нечто подобное уже не получится.

– А про свою советскую карьеру вспоминаете?

– Конечно. Свой первый матч за СКА сыграл против бакинского «Нефтчи» в 17 лет, сразу после школы. Те пять лет в Ростове мне запомнились прежде всего выступлениями за юношескую сборную страны. Сильная у нас была банда – Яковенко, Литовченко, Протасов, Черчесов… Потом оказался в «Спартаке», период, который стал самым удачным в карьере. Многому меня научили Бубнов, Хидиятуллин, Родионов, Черенков, Морозов, Кузнецов, Дасаев, Поздняков… Интересная была работа, заставившая пересмотреть взгляды на футбол. До сих пор, кстати, взгляд этот у меня сохранился. В «Спартаке» сам по себе тренировочный процесс – огромная школа.

– Но в «Спартаке» вы сыграли не так много.

– Два неполных сезона. В первый год провел где-то одиннадцать игр за основу. Начинал, как и полагается, в дубле. В первых трех матчах пять мячей забил. Перед очередной игрой чемпионата с «Торпедо» приболел Черенков. Константин Иванович Бесков поставил перед командой вопрос – на Еременко его заменить или на кого-то другого? Встал Саша Бубнов и сказал, что надо ставить Еременко, потому что парень удачно играет за дублирующий состав. «Забьешь два – экзамен сдал», – сказал мне Бесков. Мы выиграли 4:0, а я два сумасшедших гола забил Сарычеву. Две «девятки» – с левой и с правой ноги. В следующем матче в Одессе мы обыгрываем «Черноморец» 1:0, и я становлюсь автором победного мяча. Наверное, так место в основном составе и завоевывается.

– После «Спартака» вы оказались в «Динамо»?

– В «Торпедо». В том сезоне «Спартак» занял третье место в чемпионате, и это после предпоследнего по итогам первого круга. В следующем году красно-белые стали «золотыми», но мне медаль так и не досталась – оказалось, не наиграл я на нее нужное количество матчей. Сейчас к этому отношусь с иронией, тогда было иначе. В «Торпедо» я играл еще меньше, чем в составе красно-белых. С автозаводцами дошел до финала Кубка страны, в котором мы уступили «Металлисту». Тоже памятный матч. Я сделал пенальти в свои ворота, а Валентин Козьмич Иванов после игры обвинил меня в сдаче. Обидел, можно сказать, самого честного. Мы расстались, поскольку не мог я играть там, где не доверяют. Отпустили без проблем, и я оказался в «Динамо» Бышовца. Дальше вы уже знаете… В «Динамо», кстати, тоже хороший коллектив был – Колыванов, Добровольский, Лосев, Скляров, Харин... Но результат, к сожалению, не пришел.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: