Главная / Газета 21 Сентября 2004 г. 00:00 / Спорт

Казнь Золотого мальчика

Бернард Хопкинс не дал прославиться Оскару де ла Хойе

СЕРГЕЙ ЛОЗОВСКИЙ

Поединок Оскара де ла Хойи и Бернарда Хопкинса, безусловно, должен был затмить и затмил все боксерские события года. Еще бы, на ринге сошлись два человека, один из которых выигрывал титулы в шести (!) весовых категориях, а другой проводил 19-ю защиту чемпионского пояса в среднем весе. Золотой мальчик, красавец и умница, против Палача, взбалмошного упрямца и бывшего уголовника.

Бернард Хопкинс заставил Оскара де ла Хойю корчиться от боли.
Бернард Хопкинс заставил Оскара де ла Хойю корчиться от боли.
shadow
Бой де ла Хойи и Хопкинса планировался давно. Специально для этого изящному латиноамериканцу подарили победу в поединке с немцем Феликсом Штурмом, которому он проиграл вчистую. Только слепец мог посчитать избитого Оскара победителем. С другой стороны, это была первая встреча любимца публики в новой для легковеса (а именно таковым он, по сути, является) весовой категории. После боя со Штурмом у людей, разбирающихся в боксе, сомнений не возникло – в среднем весе де ла Хойе делать нечего, Хопкинс его просто уничтожит. Но Оскар сделал то, чего никто не ожидал. На протяжении всей битвы он мало в чем уступал лучшему средневесу планеты (который в январе отпразднует свое сорокалетие), проявив завидное мужество.

Хопкинс в соответствии с имиджем и прозвищем Палач утверждал, что от Золотого мальчика после боя ничего не останется. Вот что он говорил: «Я – лучший средневес современной эпохи, я – наравне с Марвином Хаглером, Робертом Дюраном и Майком Маккаллумом. Я – самый жуткий, сильный и крутой парень из тех, с кем ему приходилось встречаться на ринге. Я не шучу. Вот идет мертвец (фраза, которой принято в американских тюрьмах встречать приговоренных к высшей мере наказания. – Ред.)! Его талант меня не пугает. Я видел все и вся, я хамелеон, я могу делать все! Оскар говорит, что я «бычара». Что ж, «быков» никто не любит. Так будь супергероем, чтобы меня одолеть».

Де ла Хойа много не говорил. По-моему, он понимал, что впервые в его суперкарьере особых шансов у него нет. Оскар сказал только одно: «Мне нужны эти пояса». Заметьте, не победа, а чемпионские пояса Хопкинса. Им всегда двигало желание славы, причем той славы, которая выпадает одному на десятки миллионов. Оно заставляло его выходить на ринг против сильнейших бойцов мира, в том числе против тех, победить которых, казалось, невозможно. Он одержал 223 победы (при 5 поражениях), завоевал олимпийское «золото» Барселоны, кучу титулов, проектировал дома, записывал сольные музыкальные альбомы, улыбался фотокамерам, но хотел большего.

Де ла Хойа, казалось, наступил на те же грабли, что и пять лет назад в сражении с Феликсом Тринидадом, собравшим телеаудиторию почти в полтора миллиона человек (рекорд для не супертяжелой категории). Начал здорово, а после первой трети боя стал уставать. Чем и воспользовался Хопкинс. В итоге его страшный удар по печени заставил Золотого мальчика корчиться на ринге. Палач просто показал, что значит преимущество в природной силе при примерном равенстве в классе. В принципе де ла Хойе после этого надо бы уходить, хотя ему всего лишь 31 год. Однако, зная его реваншистские настроения, нужно быть готовым и к другому сценарию. Тем более что сейчас в «черном списке» Оскара набралось немало народу – Шейн Мозли, тот же Тринидад, Хопкинс. Ну а Палач... Вот он почти наверняка уйдет, о чем уже недвусмысленно дал понять: «Я побил всех, мне нечего больше доказывать. Жизнь привела меня в тюрьму в 17 лет. Через пять лет бокс вывел меня оттуда. Бокс дал мне новую жизнь».




Время большой драки

Опубликовано в номере «НИ» от 21 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: