Главная / Газета 21 Июля 2004 г. 00:00 / Спорт

Григорий Дрозд

«Теперь в Америке знают, что я не китаец»

СЕРГЕЙ ЛОЗОВСКИЙ

Имя интерконтинентального чемпиона IBA в тяжелом весе (до 90,7 кг) Григория ДРОЗДА в России мало кому известно. А между тем он, ставший в свое время чемпионом мира и Европы в тайском боксе, а затем перешедший в профессиональный бокс, считается весьма перспективным бойцом. Его уже заметили в США. О том, при каких обстоятельствах это случилось, а также о подробностях своего пребывания в Мекке мирового бокса Григорий рассказал «Новым Известиям».

Григорий Дрозд (справа) не проиграл еще на профессиональном ринге ни одного боя.
Григорий Дрозд (справа) не проиграл еще на профессиональном ринге ни одного боя.
shadow
– Григорий, какое впечатление произвела Америка?

– Вообще-то его не так легко составить – я ведь не выезжал за пределы Калифорнии, а этот штат существенно отличается от остальных. Да и по нему я в основном перемещался на машине – из отеля на тренировки и обратно. Пару раз ездили на пляж. Что запомнилось? Мексиканцев там много. Да еще устал готовить себе сам. За всю жизнь столько не стряпал. Но так было удобнее.

– А в боксерском плане что-то открыл для себя?

– Вот с этой точки зрения впечатлений масса. Система подготовки, упражнения, на которые делается основной акцент в процессе тренировок, отношение к боксерам, отношение публики к боксу – небо и земля по сравнению с тем, что происходит в России. Да и в бою я прочувствовал на себе такое, что несколько поколебало мои прежние представления.

– Изначально ты ехал в Штаты только на тренировки и спарринги?

– Это действительно так. Причем в посольстве мне месяцев восемь не давали визу. Когда находишься в таком подвешенном состоянии, это жутко нервирует. Не знаешь, когда поедешь, поедешь ли вообще. А ведь под меня строили в США определенную программу. Пусть и не слишком насыщенную, но все-таки. И ломать свои планы, годами ждать какого-то русского там никто не собирался. Спасибо менеджерам, они сделали даже больше, чем могли.

– Ты тренировался у одного из лучших на сегодняшний день специалистов – Фредди Роуча, работавшего и с Майком Тайсоном, и с другими чемпионами мира?

– Да, в его зале. Надо сказать, что зальчик очень маленький, метров 30 квадратных, не больше. Но всегда полный, причем занимаются не только чемпионы, но и боксеры средней руки, и просто любители. Человек с улицы может зайти, заплатить 5 долларов и тренироваться. И каждому уделит внимание тренер, помогающий Роучу. Однако ощущения столпотворения не возникает – график расписан по минутам. Сам же Фредди подходит к бойцам, указывает на ошибки, советует, как выполнять тот или иной элемент, а дальше уже его помощник помогает его шлифовать. Очень спокойный, рассудительный тренер, действительно знающий бокс вдоль и поперек.

– И в этом крохотном зале ты встретил многих знаменитых боксеров...

– Не только встретил. Я даже спарринговал с Джеймсом Тоуни, чемпионом мира в нескольких весах, которого сейчас считают одним из сильнейших бойцов планеты. Персонаж, мягко скажем, колоритный. О правилах хорошего тона не знает ничего: орет на всех, во время спарринга матерится как сапожник... Он так заводит себя. Увидел меня и говорит с ринга: «Эй, китаец, иди теперь ты сюда». Ему отвечают: «Он не китаец, он русский». А он: «Да мне наплевать». Ну, побоксировал с ним. Конечно, Тоуни очень силен, но все же не так страшен черт, как его малюют. Кстати, при мне он получил разрыв связок на ноге. Один стоял в ринге, проводил «бой с тенью». И вдруг – хруст, а потом слышим его дикие вопли. Очень неприятная травма. А дело, на мой взгляд, в том, что уж очень он раскачал верхний ярус – плечевой пояс и руки. Ноги-то остались как у средневеса, вот и не выдержали нагрузку. В зале, кстати, кроме действующих боксеров, часто появляются и мастера прошлых лет. К ним, естественно, уважение огромное. Например, Бобби Чакон – просто кумир мексиканских болельщиков. Когда он заходит, все останавливаются, чтобы перекинуться с ним хотя бы парой словечек.

– Теперь, после выигрыша у Саула Монтаны, насколько я знаю, к тебе у мексиканской аудитории свои счеты?

– Получается, что так. После победы ко мне подходили разные люди, в том числе и журналисты, и говорили вроде бы в шутку, что я – враг всех мексиканцев. Шутки шутками, а бой стал, пожалуй, самым тяжелым в моей карьере. Таких сильных ударов ощущать на себе еще не приходилось. За океаном, как известно, вообще основная ставка делается на ударную мощь. К тому же Монтана – супертяжеловес, уже давно дерется в этой категории, завоевывал промежуточные титулы. Его вес превышал 100 кг. Я видел, как он мучился в день взвешивания – никак не мог войти в рамки моего дивизиона. Бегал, бегал – и, наконец, согнал вес. Но на бой все равно вышел килограммов на 4–5 тяжелее заявленного веса. Кулаки его у меня над головой свистели... Я ужом вертелся, столько корпусом никогда не работал. А в девятом раунде нокаутировал Монтану.

– Этот бой, кроме известности в Новом Свете, принес тебе, наверное, и немалый доход?

– Да, деньги, которые зарабатывают боксом в Америке, пусть даже и не в чемпионских боях, не идут ни в какое сравнение с доходами российских боксеров дома. Ситуация у нас, увы, меняется к лучшему очень медленно. Так что я немного поправил свое благосостояние. Кроме того, мэр моего родного Прокопьевска, где живет мама и куда не так часто удается выбраться, подарил нам однокомнатную квартиру, что по меркам небольшого шахтерского города очень серьезное поощрение. В общем получил двойное вознаграждение. Это если не считать расшитого золотом пояса, красующегося теперь у меня дома.

– Какие теперь планы?

– Пока поработаю в Америке. На этот раз, кстати, визу получил довольно легко. Проведу там тренировки, может быть, один бой, но не с самым сильным соперником. Хотя кто знает, ведь в первый раз ехал туда и думал, что вообще никакого поединка не будет... А вот на 1 октября запланирован крупный боксерский вечер в Казани, там я намерен выступить. Так что либо в Штатах, либо на родине хотелось бы одержать 20-ю победу подряд. Как сложится дальше – трудно загадывать. Я себя показал, но в боксе же многое решают промоутеры. Чем раньше представится шанс – тем раньше стану чемпионом... Это моя главная мечта.

– А не было мысли переехать в Америку насовсем, как это делают, скажем, наши хоккеисты?

– Нет, ведь у боксеров иная специфика и нет постоянной привязки к одному месту. К тому же, побывав в США, я уяснил для себя кое-что. Там, безусловно, хорошо работать и много зарабатывать, но жить в их ритме мне бы не хотелось.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: