Главная / Газета 16 Июля 2004 г. 00:00 / Спорт

Александр Сафошкин

«В цирк я всегда успею вернуться»

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Чемпион Европы, победитель двух этапов Кубка мира по спортивной гимнастике в упражнении на кольцах Александр Сафошкин ворвался в элиту мировой гимнастики так же стремительно, как когда-то ее и покинул. Трудно поверить, но еще год с небольшим назад один из претендентов на золотую медаль в Афинах выступал в... цирке, в качестве воздушного гимнаста, и не собирался менять привычную жизнь. Впрочем, в интервью «Новым Известиям» Александр сказал, что на цирковую арену он, скорее всего, еще вернется. Но только после Олимпиады...

shadow
– Давайте я попробую угадать, почему вы вернулись в гимнастику: цирк наскучил, а чем еще заняться, вы не знали. Вот и потянуло на помост...

– Угадали лишь наполовину. Цирк мне не наскучил. Он вообще, по-моему, наскучить или надоесть не может. А вот на помост действительно тянуло. Видно, желание добиться серьезного успеха в спорте все время внутри сидело. За семь лет, проведенных в цирке, я сделал хорошую карьеру и чувствовал себя достаточно уверенно. Не давали покоя нереализованные спортивные мечты. Не могу сказать, что все время об этом думал. Нет, но червоточинка в сердце была.

– О чем мечтали? О золотых медалях?

– Дело не в наградах, а в том, что ты оставишь в спорте после себя. Вот Леша Немов, например, он в то время тоже еще ничего серьезного не выигрывал, но зато всем уже было ясно: в будущем он станет классным гимнастом. Так и вышло. Я же дошел до юниорской сборной страны, стал мастером спорта, на базе «Озеро Круглое» – заветном месте для любого гимнаста – успел на сборах посидеть... Звание чемпиона России среди юниоров на кольцах выиграл и – все. Никаких перспектив для себя в гимнастике больше не видел. Не горел ею.

– А говорят, что главной причиной, по которой вы оставили спорт, была финансовая...

– Да, я женился. Нужно было где-то жить (Александр родом из Ростова-на-Дону. – Ред.), содержать семью. В сборной тогда особых заработков у гимнастов не было. Это сейчас президентские стипендии платить стали, а в то время даже лидеры получали копейки. Но я бы не сказал, что это явилось основной причиной. Если бы чувствовал тогда, что могу добиться в спорте серьезного успеха, потерпели бы. А так все сошлось.

– Почему в цирке-то оказались?

– Там я хоть как-то мог приложить то, чему учился до этого всю жизнь. Что я умел, кроме гимнастики? Ничего. Вот и устроился по знакомству в ростовский цирк гимнастом воздушным. Грех было от такой возможности отказываться. Тем более мне сразу предложили попробовать себя в сольных номерах. В общем, после некоторой подготовки стал я летать на пятнадцатиметровой высоте...

– Ну и как?

– Эмоции, конечно, поострее, чем на помосте. Особенно когда не просто какие-то упражнения делаешь, а в образ входишь. Я, например, самурая изображал, ниндзя с мечом... Жутковато, честно скажу.

– Но захватывает...

– Да! Помню, первое время меня красота костюмов, спецэффектов в цирке поражала. Представления мог смотреть часами. А когда на гастроли стал ездить с труппой и мир увидел, то понял, что у меня началась совсем другая, очень интересная жизнь. Захотелось не только материальное положение поправить, но и до уровня хорошего артиста дорасти. Мне было приятно, что мои номера публика хорошо принимала. Это все время подстегивало, заставляло придумывать что-то такое, что до тебя никто не делал.

– Самому придумывать или в цирке, как и в спорте, и с тренером, и с хореографом работать приходится?

– Что-то общее есть. И хореографы работают, и художники-постановщики, и костюмеры... Другое дело, что над тобой, в отличие от спорта, никто там не стоит. Надо тебе – пожалуйста, репетируй. Не надо – можешь отдыхать сколько хочешь. Только если номер потом плохо отработаешь, с тобой просто контракт не заключат, и все. То же самое и дисциплины касается. Своя голова на плечах есть – вот и думай, что тебе лучше. У меня, к счастью, никаких проблем не было. К самодисциплине спорт приучает с детства. К нудной монотонной работе – тоже. У меня случалось, что один номер я три года делал! Зато когда исполнил его, зал ахнул! Вот это и есть в цирке высший класс!

– Вы это имели в виду, когда говорили, что сделали в цирке блестящую карьеру?

– Я горжусь тем, что в 2000 году стал лауреатом национальной премии цирка. Это то же самое, как выиграть в спорте Олимпийские игры. То, что довелось выступать в самом престижном – московском цирке на Цветном бульваре, куда меня пригласил Максим Никулин (ему номер мой понравился), тоже считаю достижением. Кстати, цирк этот действительно потрясающий. Дух там витает особый. У меня появился свой агент, который помогал заключать контракты на гастроли...

– Плюс хорошие заработки...

– Заработки заработками. Материальное положение семьи я, безусловно, поправил. Но главное – чувство самоудовлетворения от того, что делаешь, было. О том, что ушел из спорта, я ни разу не пожалел.

– С чего тогда вдруг червоточинка-то завелась?

– Да все очень спонтанно получилось. Перед гастролями в Германию пришел в родной гимнастический зал потренироваться, а тренер мой Анатолий Иванович Левшин, с которым все время до ухода работал, вдруг говорит: «А ты в курсе, что правила в гимнастике поменялись?» В том смысле, что выступать на Олимпийских играх в отдельных видах упражнений, можно, минуя многоборье. И вдруг серьезно так добавляет: «Может, Сафошкин, тряхнем стариной?» Не могу сказать, что я внимательно следил за тем, что в нашей сборной происходит. Но он-то знал, что с хорошими «кольцевиками» у нас проблемы. Вот и загорелся. Я все гастроли над его словами думал, а, вернувшись, подал заявление об уходе. В январе 2003 года приступил к тренировкам.

– Тяжело, наверное, возвращаться было?

– Нормально. Браться за новое-старое дело всегда легче, если знаешь, что в любой момент можешь вернуться к привычной жизни. В цирк-то я всегда успею вернуться. Тем более оказалось, форму спортивную я практически не потерял. Мы с Левшиным решили не распыляться. Кольца так кольца. В конце концов когда-то сильнейшим в России на этом снаряде был. Ну а дальше и вовсе все по накатанной пошло. Приехал на чемпионат страны весной и кольца свои коронные выиграл. Главный тренер сборной Леонид Аркаев лично ко мне подошел и предложил тренироваться на «Круглом».

– И вы, привыкнув за это время к вольной жизни, спокойно в режим аркаевской жесткой дисциплины вписались?

– Абсолютно спокойно. Я вообще неприхотлив. А за годы, проведенные вне спорта, еще раз убедился в том, что в этой области нужно уметь терпеть и неистово трудиться. Только тогда можно чего-то серьезного добиться. Поэтому уговаривать себя мне не пришлось. Знаете, что меня больше всего поразило, когда вновь оказался на «Круглом?» То, что Лешка Немов, с которым мы дружны еще с юниорской сборной, по-прежнему там. Сколько уже классных ребят ушло, у меня какой длинный отрезок жизни позади, а он еще держится, пашет. Я по сравнению с ним просто начинающий спортсмен.

– Который тем не менее успел уже выиграть предолимпийский чемпионат Европы – единственный, между прочим, из россиян – и два этапа Кубка мира.

– Ну это еще ни о чем не говорит. На Олимпиаде китайцы, японцы, американцы добавятся. Они на кольцах очень сильны. К тому же я готовлюсь выступать еще на двух снарядах – в опорном прыжке и на брусьях.

– В Афинах вас любая медаль устроит или только золотая?

– Об этом я сейчас вообще не думаю. Но жизнь научила нацеливаться только на высший результат.

– А еще чему она вас научила?

– Оказываться в нужное время в нужном месте. Сейчас, похоже, мне это удалось. Осталось самое трудное...



Справка «НИ»

Александр Сафошкин родился 13 марта 1976 года в Ростове-на-Дону. Мастер спорта международного класса по спортивной гимнастике. Чемпион России, чемпион Европы, победитель двух этапов Кубка мира в Штутгарте (2003 год) и Лионе (2004) в упражнении на кольцах. Женат, сыну четыре года. Живет в Ростове-на-Дону.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: