Главная / Газета 5 Июля 2004 г. 00:00 / Спорт

Хороша Маша!

Русская золушка стала принцессой «Уимблдона»

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО

В минувшую субботу в историю отечественного тенниса была вписана еще одна и, пожалуй, самая яркая страница. Вслед за Анастасией Мыскиной, покорившей в июне «Ролан Гаррос», Мария Шарапова выиграла старейший и самый престижный турнир в мире – «Уимблдон». В финале 17-летняя российская теннисистка разгромила прошлогоднюю победительницу этих соревнований американку Серену Уильямс – 6:1, 6:4.

Мария Шарапова выиграла одну из самых дорогих в мире «тарелочек».
Мария Шарапова выиграла одну из самых дорогих в мире «тарелочек».
shadow
К «Уимблдону» – единственному турниру «Большого шлема», который проводится на траве, – ни один игрок на планете не относится равнодушно. Перед «Уимблдоном» либо преклоняются, либо его ненавидят. Вторая категория, кстати, не менее значительная, чем первая. Говорят, автором известной фразы «Трава – для коров» является знаменитый чех Иван Лендл. Он много лет был лучшим в мире, но «Уимблдон» не покорился ему ни разу. К Лендлу готовы присоединиться и многие другие теннисисты. Но независимо от отношения к этому турниру абсолютно каждый из них мечтает его выиграть. И даже отдать все свои трофеи, все заработанные на кортах различных городов мира деньги только для того, чтобы в Лондоне, на центральном корте Всеанглийского клуба лаун-тенниса и крокета, получить из рук представителя королевской семьи самый почетный в мире приз. «Уимблдон» для теннисистов – все равно что Иерусалим для христиан или Мекка для мусульман. Мечта миллионов – хотя бы ступить на его травяной ковер. И приобщиться к великой истории.

Марии Шараповой в ее 17 лет отдать за главный приз «Уимблдона» было практически нечего. В ее профессиональной карьере до уимблдонского триумфа значились лишь три победы во второстепенных турнирах. Ее судьба – это настоящая история золушки, что иногда случается не только в сказке. Семья Шараповых еще до рождения дочери переехала из белорусского Гомеля в сибирский городок Нягань, спасаясь от последствий чернобыльской катастрофы. Затем, когда Маше было два года, перебрались в Сочи. Именно там будущая чемпионка «Уимблдона» в четырехлетнем возрасте начала заниматься теннисом, причем первую ракетку подарил ей отец Евгения Кафельникова, который дружил с отцом Марии Юрием Шараповым. Еще через пару лет юную теннисистку, осваивавшую премудрости игры не по дням, а по часам, отвезли в Москву.

Именно тогда специалисты посоветовали родителям Марии отдать ее в «кузницу чемпионов» – знаменитую академию Ника Боллетиери во Флориде. Однако одно дело – посоветовать, а другое – помочь сделать это. Шараповы наскребли денег на билеты, после покупки которых у них осталось 700 долларов на первостепенные расходы. Но вряд ли, ступив на американскую землю в аэропорту Майами, отец Маши предполагал, что его семилетняя дочь завоюет самый желанный теннисный трофей в мире уже через десять лет.

Имя Шараповой зазвучало в теннисном мире два года назад. Успешно дебютировав в «челленджерах», мелких профессиональных турнирах под эгидой Международной федерации тенниса, Мария в 2002 году дважды сумела дойти до финала юниорских Открытого чемпионата Австралии и «Уимблдона». Примерно в это время западные журналисты стали активно сравнивать ее с Анной Курниковой, имея в виду как внешнее сходство, так и аналогичное развитие теннисной карьеры: переезд в США, занятия у Боллетиери и ранние успехи на юниорском уровне. Кстати, именно из-за этого сходства многие специалисты смотрели на Шарапову с известной долей скепсиса, прогнозируя, что она, как и Анна, познав вкус безбедной жизни, отодвинет теннис на второй план и займется модельным бизнесом. В чем-то они оказались правы – Мария не упускает возможностей подзаработать на рекламе и фотосессиях для глянцевых журналов. Любит и покрасоваться на корте. До последнего времени она выступала в платьях, дизайн которых придумывала сама. Каждую новинку, естественно, замечали. Так, ее изящный розовый наряд на прошлогоднем Открытом чемпионате США в Нью-Йорке обсуждали почти неделю, до того момента, как Шарапова вылетела из турнира во втором круге. Но в главном тем не менее пессимисты ошиблись. Теннис для Шараповой – по крайней мере в данный момент – является главным занятием в жизни. И победа на нынешнем «Уимблдоне» – ее «ответ Чемберлену» в лице многочисленных скептиков.

Реальных успехов на этом турнире наши теннисисты добивались лишь дважды, причем еще, как говорится, при царе Горохе. Очень близко к завоеванию главного теннисного трофея подошел в 1973 году Александр Метревели. Он вышел в финал и был фаворитом в решающем матче. Наверняка бы его выиграл, если бы соперником не оказался чех Ян Кодеш. Для того по причинам политического характера это противостояние было сверхпринципиальным, и Метревели проиграл в трех партиях. Через год до этой же стадии добралась Ольга Морозова, ныне тренирующая Елену Дементьеву. Но Морозовой пришлось играть с находившейся тогда в потрясающей форме Крис Эверт, и американка не оставила советской теннисистке никаких шансов. Семь лет назад замахнулась на «Уимблдон» Курникова. О ней тогда говорили не меньше, чем сейчас о Шараповой, но выиграть турнир Анне не удалось – в полуфинале она уступила другому вундеркинду, швейцарке Мартине Хингис.

Теннис, пожалуй, один из немногих видов спорта, в которых грань между победой и поражением крайне тонка. На нынешнем «Уимблдоне» Шарапова была на волоске от поражения как в четвертьфинале, так и в полуфинале. Непробиваемую систему защиты, выстроенную японкой Аи Сугиямой, казалось, просто невозможно преодолеть, а с мощными выстрелами американки Линдсэй Дэвенпорт физически не справиться. Как Мария выстояла и обыграла обеих, не знает и она сама. Может быть, принесло свои плоды умение сконцентрироваться независимо от ситуации на корте, о котором так много говорила Шарапова в послематчевых интервью. Кому-то показалось, наверное, что ей просто повезло. В матче с Дэвенпорт, например, Марии «помог» дождь, благодаря которому она получила крайне необходимую передышку. Но теннис не тот вид спорта, а «Уимблдон» не тот турнир, на котором можно добиться успеха только благодаря везению. Без него, разумеется, не обошлось, но только не в финале, где Мария просто уничтожила двукратную чемпионку мира по игре на траве Серену Уильямс. Американка пыталась оправдаться после матча тем, что показала только 20 процентов от своей лучшей игры. Причем если бы Серена выиграла, то об этом наверняка бы не вспомнила. А Шарапову никто бы в поражении не упрекнул, потому что она и так прыгнула выше головы. Впрочем, Мария – чемпионка «Уимблдона» и уже заняла свое место в истории.

shadow Хотя возраст у нее опасный. А после победы в Лондоне опасностей на ее пути будет еще больше. Огонь, вода, медные трубы... Часто ли сейчас говорят о тех же Хингис и Курниковой? Что происходит с первой, практически неизвестно, хотя всего четыре года назад она была первой ракеткой мира. Вторая появляется на телеэкранах и страницах газет лишь в качестве спутницы жизни певца Энрике Иглесиаса. Марии Шараповой пока такая участь вроде бы не грозит. Ее цель стать лучшей теннисисткой мира и выиграть все остальные турниры «Большого шлема» кажется вполне достижимой. Конечно, при условии того, что рядом с ней сейчас не появится какой-нибудь «иглесиас».

Безусловно, нельзя не отметить тот факт, что в этом году уже второй турнир «Большого шлема» подряд выигрывает российская теннисистка. Факт, который прекрасно вписывается в популярную нынче в мире доктрину «русской теннисной революции». Однако проводить прямые аналогии между русским финалом на «Ролан Гаррос», победой в нем Анастасии Мыскиной и лондонским триумфом Марии Шараповой – все-таки чересчур поверхностное занятие. Да, российский женский теннис находится на таком подъеме, которого не знал на протяжении всей своей истории. Но победа Шараповой на «Уимблдоне», русской спортсменки, которая постоянно подчеркивает свою принадлежность к нашей стране и культуре, целиком является заслугой американских тренеров. Конкретно – Ника Боллетиери и Роберта Лэнсдорпа. Это они привили своей подопечной такой стиль игры, который идеально подходит для быстрых уимблдонских кортов. Что же до наших доморощенных теннисистов, то научить их играть в «травяной» теннис на кортах с искусственной травой крайне сложно. Практически невозможно. Поэтому длительная зарубежная стажировка, а значит и постоянное проживание за границей – в нынешних обстоятельствах, к сожалению, необходимое условие для того, чтобы реально претендовать на победу в таком турнире, как «Уимблдон». Пример Шараповой это лишний раз доказал.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: