Главная / Газета 5 Июля 2004 г. 00:00 / Спорт

Мария Шарапова

«Если заболею звездной болезнью, ударьте меня по голове»

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО

Первым человеком, которого Мария Шарапова поблагодарила за свою первую победу на турнире «Большого шлема», стал ее отец. Хотела новоиспеченная чемпионка прямо на корте дозвониться и до мамы, но не вышло – подвела техника. Эта неудача стала для Маши на «Уимблдоне»-2004 единственной и вполне поправимой.

Счастье Марии и Юрия Шараповых.
Счастье Марии и Юрия Шараповых.
shadow
– Этот вопрос вам будут задавать в ближайшее время довольно часто. И тем не менее – что вы чувствуете, слыша слова: «Мария Шарапова, чемпионка «Уимблдона»?

– Ощущения потрясающие. Мне не верится, что это произошло. Победа на «Уимблдоне» была моей мечтой. Но я не думала, что это случится так скоро, уже в нынешнем году. Когда увидела свою фамилию рядом с именами других чемпионов, то именно в этот момент осознала, что я только что выиграла уимблдонский турнир.

– Однако со стороны показалось, что вы были готовы к победе. Спокойно взяли в руки чемпионский трофей и вообще не расставались с мобильным телефоном, как будто заранее составили список людей, которых надо было обзвонить…

– Это был мобильник отца. Я пыталась его включить, а он все время выключался. Вообще-то у меня есть «Нокиа», а телефонами китайского производства я больше пользоваться не буду.

– Обыграть Серену Уильямс так уверенно, как это сделали вы, удавалось немногим. Действительно все было так легко?

– Ни в коем случае. Вечером в пятницу у меня вообще жутко заболело горло, и я проплакала чуть ли не всю ночь, потому что боялась, что не смогу играть в полную силу. А что делала на корте, как обыграла Уильямс – вообще не понимаю. Задайте мне этот вопрос потом. Может быть, смогу ответить.

– Какой турнир станет вашей следующей целью?

– Все подряд. Конечно, больше всего я хочу выиграть остальные турниры «Большого шлема». И вновь победить на «Уимблдоне», на моем любимом турнире. Желательно несколько раз.

– А зачем же вы извинились на награждении перед Сереной – за то, что отняли у нее титул, и еще сказали, что, мол, только позаимствовали главный приз на годик?

– Не хотела в тот момент думать о том, что через год придется защищать свой трофей. Вообще же надеюсь, смогу доминировать здесь на протяжении многих лет. Например, как Навратилова.

– Ближайшая возможность выиграть турнир «Большого шлема» представится вам уже через пару месяцев на US Open…

– Об этом я тоже пока не хочу думать. Мне надо успокоиться, прийти в себя, остудить эмоции. И вновь начать работать над своей игрой, улучшать те компоненты, которые этого требуют.

– Какие именно?

– Чувствую, что мне еще надо прибавлять в «физике». Становиться крепче и сильнее. Если бы мне сейчас пришлось вновь сыграть в двухнедельном турнире, боюсь, что я бы не выдержала.

– Сейчас, после победы на «Уимблдоне», на вас наверняка обрушатся заманчивые предложения от телевизионных шоу и модельных агентств…

– Этой стороной моей карьеры пусть занимается агент. Но плохого в этом ничего не вижу. Во-первых, быть моделью мне очень нравится, а во-вторых, теннис – это не навсегда, когда-нибудь он закончится. Очень не хотелось бы корить себя в будущем за упущенные возможности.

– Не боитесь, что теперь ваша жизнь изменится коренным образом?

– Очень надеюсь, что ничего в ней не изменится. По крайней мере, кое-кому я уже сказала – если начну задаваться, врежь мне, пожалуйста, по башке.

– И кому же? Бойфренду?

– У меня правило – никогда не обсуждать свою личную жизнь. Так что не спрашивайте, есть ли у меня бойфренд или нет. Все равно не скажу.

– Ну ладно, тогда скажите, с кем бы вам хотелось открыть традиционным танцем чемпионский бал – с Роджером Федерером или Энди Роддиком?

– Мне все равно. У них ведь уже есть подруги.


Опубликовано в номере «НИ» от 5 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: