Главная / Газета 4 Февраля 2004 г. 00:00 / Спорт

МАКСИМ ТАРАСОВ

«До сих пор во сне летаю»

оксана тонкачеева

Олимпийский чемпион и чемпион мира в прыжках с шестом Максим Тарасов завершил спортивную карьеру два года назад. Но официальные проводы руководство российского спорта устроило ему лишь в минувшее воскресенье, на традиционном легкоатлетическом турнире «Русская зима».

shadow
– Максим, а прыгнуть напоследок вам не хотелось?

– Да нет уж, спасибо... Достаточно того, что прыжки мне до последнего шажочка почти каждую ночь снятся. Летаю я во сне, ох как летаю... И потом, это меня здесь, в Москве, провожают официально, а в родном Ярославле я простился со спортом еще два года назад.

– Когда смотрите сегодня соревнования, сердце не щемит?

– Щемит... Но что делать? Когда-то это должно было случиться. Наверное, человек так устроен: сколько ни готовь себя к этому шагу, сколько ни проклинай эти безумные тренировки, когда все на самом деле заканчивается, почему-то вдруг грустно становится.

– Так можно эту «жизнь невыносимую» в тренерском деле продлить...

– Для меня это исключено. Характер не тот. Но в спорте я все-таки, можно сказать, остался. Мой 12-летний сын занимается легкой атлетикой, бегает спринт. А дочь – она на два года младше – в высоту прыгает. Не знаю... Возможно, спустя какое-то время, я изменю свое мнение. Пока же никаких конкретных предложений поработать на благо родного спорта от нашей федерации легкой атлетики мне не поступало. Так что я сейчас в поиске. Надеюсь, надолго он не затянется.

– Почти тринадцать лет вы прожили в Венгрии, могли оставаться там и дальше, но вернулись в Россию. Почему?

– Честно говоря, мы с женой никогда не стояли перед выбором, где будем жить – в Венгрии или в России. Можно было и в Будапеште остаться, и дома бывать. Но вмешалась политика. В последнее время в связи с желанием Венгрии вступить в Евросоюз ужесточились правила получения вида на жительство. Мы сразу почувствовали себя отрезанными от родного дома. А когда в Ярославле умер мой дед, а я из-за всей этой бюрократии не смог вовремя вылететь домой, терпение лопнуло. О том, что теперь постоянно живем в России, мы с женой нисколько не жалеем. Страна за эти годы действительно сильно изменилась, на мой взгляд, в лучшую сторону. Дети вот, правда, иногда ворчат, что в венгерской школе было лучше, потому что им там оценок не ставили. И по собаке своей скучаем, которую в Будапеште друзьям пришлось оставить. Уж очень она огромная была для нашей ярославской квартиры. Только кота, еще одного всеобщего любимца семьи, с собой привезли...

– За тем, что происходит в российских прыжках с шестом, следите?

– Да, я думаю у наших молодых ребят хорошее будущее. Вот Игорь Павлов на «Русской зиме» просто отлично прыгнул! У Евгения Михайличенко и Артема Купцова хороший потенциал... Правда, есть одна проблема, которая нашему сегодняшнему молодому поколению очень мешает.

– Какая же?

– Она довольно банальна. Манежей, подобных зимнему манежу ЦСКА, в стране катастрофически мало. Будь иначе – талантливейшие шестовики в сборную бы в очереди стояли.


Опубликовано в номере «НИ» от 4 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: