Главная / Газета 20 Января 2004 г. 00:00 / Спорт

Светлана Хоркина

«Спорт – моя любимая игрушка»

Анжелика ГУБИНА

Вчера королева спортивной гимнастики Светлана Хоркина отметила свой 25-й день рождения. Поздравить дочку приехала из Белгорода ее мама – Любовь Алексеевна. Будто по иронии судьбы, в последние годы спортсменке не удается собраться с друзьями в родном городе, в середине января она всегда оказывается где-нибудь за границей. Вот и сегодня Светлане ранним утром выпало лететь во Францию. Но на интервью «Новым Известиям» время у нее тем не менее нашлось.

Светлана Хоркина в платье известной кутюрье Алисы Толкачевой.
Светлана Хоркина в платье известной кутюрье Алисы Толкачевой.
shadow
– Света, каким был для вас прошедший год?

– Я по восточному календарю – Коза. Может, поэтому 2003 год, год Козы, для меня и получился таким удачным. Мне первой в истории спортивной гимнастики удалось стать трехкратной абсолютной чемпионкой мира. К тому же, по-моему, я смогла набрать хорошую спортивную форму в канун Олимпийских игр в Греции – итоговых для меня соревнований.

– Не зря говорят, что глаза – это зеркало, а точнее, ворота души. Поклонники, наверное, по лицу уже научились читать, в каком расположении духа вы находитесь? Вот во время командных выступлений на чемпионате мира в Анахайме в ваших движениях ощущалась некая скованность…

– В начале соревнований я обязана установить полный контроль над собой, потом удержать его... Только когда я поднялась на пьедестал, почувствовала, что освободилась от оцепенения, разорвала его. Стало так легко и радостно, что я заплакала. Некоторые считают, будто слезы я вызываю специально, в так называемых рекламных целях. Но, поверьте, это как раз то неконтролируемое, неосознанное, неподвластное, которым наделила меня женская природа. Причем с опытом я поняла причину возникновения слез. В Сиднее я плакала от обиды и несправедливости. В Анахайме, напротив, потому что победа над несправедливостью была достигнута.

– Не секрет, что США далеко не самое любимое место соревнований для большинства российских спортсменов. А тут еще последний в жизни чемпионат мира, проиграть который вы просто не имели права.

– Действительно, из всех стран самой неудобной для меня является Америка. Даже мои фанаты, которых в Штатах не меньше, чем в России, не в силах создать благоприятную атмосферу для моих выступлений. Согласна, что русских за океаном засуживают, унижают, «обдирают» в баллах... Но лично для меня это не главная проблема. Искусственность, наигранность, неискренность, которыми пронизана Америка, – вот что меня раздражает. Конечно, в каждой стране есть свои «прибамбасы». В России, например, много пьют, немцы чересчур педантичны и аккуратны... Но когда вместо живых людей натянутые маски, фальшивые улыбки, это кажется невыносимым. Во время бесконечных пресс-конференций, фуршетов я вспомнила слова Маленького Принца из сказки Экзюпери: «Мне не надо слона в удаве! Удав слишком опасный, а слон слишком большой. А у меня дома все очень маленькое!»

– Провинциальный Белгород, который в начале вашей спортивной карьеры иностранные журналисты путали с Белградом, скромная семья: мама – медсестра, папа – слесарь... Вы это имели в виду под эпитетом «маленький»?

– Независимо от того, на щите или со щитом, после каждого чемпионата я сразу еду домой. Безумно приятно, что первые люди области – губернатор и мэр – оказывают мне знаки внимания. В этот раз даже встретили с духовым оркестром. Только в Белгороде, в кругу близких людей я отдыхаю душой. Хотя уже на второй день хочу в спортивный зал, к снарядам. Гимнастика – это моя жизнь или, может быть, неизлечимая болезнь. Порой мне кажется, если ее отберут у меня, я перестану дышать.

– Но ведь у вас есть еще сцена чеховского МХАТа, роль в спектакле «Венус», кандидатская диссертация, которую вы защитили в Российской государственной академии физкультуры и спорта.

– Я не актриса и даже не театральный человек. Может быть, кино куда больше соответствует моему душевному складу, образу и темпераменту, чем театр. Хотя работа над спектаклем была невероятно интересной и невыносимо трудной. Она научила меня правильно говорить, грациозно двигаться, держаться в обществе. Познакомила с непростым миром большого искусства. Но, увы, театр – не моя стихия. Я не люблю театр так, как люблю гимнастику.

– Может быть, роль 25-летней голливудской актрисы, ставшей возлюбленной 80-летнего писателя-интеллектуала Генри Миллера, эта экзотическая история страсти далека и непонятна вам, девушке, которая пока только ждет своего принца?

– Я достаточно наблюдательна, чтобы пусть даже на примере других судеб уловить настроение влюбленных, их манеру поведения. К тому же я хорошо помню свою первую любовь – мальчика из соседнего двора. Что же касается взрослой любви, то, конечно, я мечтаю ее встретить. С тех пор, как услышала легенду о «двух половинках», поверила в нее. Поэтому я не ищу мужчину, а терпеливо жду свою половинку. Понимаю, что меня могут упрекнуть в наивности. Но ради сенсации, поддержания интереса к своей персоне выдумывать невероятные любовные романы не стану. Могу только добавить, что ценю только настоящее, подлинное. Поэтому мне нужен мужчина, который будет любить не чемпионку Хоркину, а обыкновенную женщину, не мои достижения, а меня, такую трудную и ранимую.

– Светлана, вы производите впечатление очень серьезного, глубокого человека. Один на всю спортивную жизнь тренер, привязанность к родному дому и городу, даже свежая память о детской любви.

– Хотите сказать, что я – старомодная барышня? Некоторые считают меня злой и даже жестокой. Возможно, в спорте я бываю достаточно беспощадной. Но кто знает меня в кругу семьи, друзей, придерживается противоположного мнения.

– Общаясь со студентами Белгородского государственного университета, вы сказали, что якобы сделаны из того же теста, что и все...

– «Много званых, да мало избранных». Конечно, есть гении от рождения, уникумы, вундеркинды, но я себя к ним не отношу. Господь дал мне трезвую голову и очень много упорства. Кстати, своим невоздушным характером я обязана папе. Вот моя младшая сестра мягкая, душевная, открытая, как мама. К тому же я всегда обладала волей, отвагой и вдохновением. И еще мне сопутствовала удача. Самая большая из которых – встреча с тренером Борисом Васильевичем Пилкиным.

– Об этом явлении в романе «Сила и слава» сказал Грэм Грин: «В детстве всегда бывает такой момент, когда дверь открывается и впускает будущее». Но когда она открывается в четыре с половиной года, как это было у вас, то легко и закрывается. А маленькая Светлана Хоркина не позволила большому будущему исчезнуть подобно сквозняку.

– Помню один неприятный момент: когда мне было пять лет, родители предложили бросить гимнастику. Мама готовилась к рождению Юли, а папа учился на вечернем отделении индустриального техникума. Тогда я заявила, что сама буду ездить на тренировки. Думаю, мой голос звучал достаточно убедительно. С тех пор я стала самостоятельным ребенком. Пробиралась к окошку водителя автобуса и ждала своего выхода. Взрослые пытались усадить меня на переднее место, но я отказывалась. Боялась проехать мимо, опоздать, не успеть... И всегда хотела быть только первой. Стремление к абсолютному лидерству очень рано стало основной чертой моего характера. И если бы не грамотная, умная педагогика тренера, не знаю, к чему бы меня это привело. Дело в том, что Борис Васильевич очень скуп на отличные отметки. Добиться от него похвалы до сих пор невероятно трудно. Но когда у меня что-то получалось, Борис Васильевич не оставлял это незамеченным. За маленькие успехи он дарил мне игрушки, календари, привозил сувениры из Москвы. Поэтому когда мама сказала: «Гимнастику, дочка, придется бросить», я отстаивала свое право на любимую игрушку, которую у меня собираются отнять. Впрочем, это был единственный момент некоего препятствия на пути к гимнастике со стороны родителей. Можете себе представить, в крошечной комнате общежития размещается турник, снаряд, а папа, мама и сестренка в прямом смысле ютятся по углам?!

– Получается, что настоящего детства у Светланы Хоркиной и не было. Может, поэтому глаза чемпионки поражают своей грустью?

– Напротив, сейчас говорят, что я похожа на ребенка. Одеваюсь, как школьница, веду себя с детской непосредственностью, даже красивых куколок покупаю. Одним словом, восполняю пробел. Но я ни в коей мере не обвиняю гимнастику за то, что она лишила меня нормального детства. Если бы не гимнастика, вероятно, ничего бы и не было. Гимнастика сделала меня личностью, закалила мою волю, сформировала характер. Она дала мне возможность увидеть мир. Но отдать себя гимнастике еще и в качестве тренера я категорически не согласна. Ибо ради спорта от слишком многого отреклась... Немного грустно осознавать, что яркое, сильное, высокое по большому счету уже позади. Впереди же самое последнее испытание – Олимпиада в Греции. И я сделаю все, чтобы взойти на божественный Олимп. И в этом стремлении надеюсь на помощь ангела-хранителя. Согласитесь, рождение в день Крещения Господня дает мне основание рассчитывать на серьезную поддержку Всевышнего. А вот звезды наделили меня рогами Козерога и Козы. Эдакая термоядерная смесь упорства и упрямства.


Опубликовано в номере «НИ» от 20 января 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: