Главная / Газета 15 Января 2004 г. 00:00 / Спорт

Елена Водорезова

«Я расту вместе со своими учениками»

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Одним из главных открытий завершившегося на днях в Санкт-Петербурге чемпионата России по фигурному катанию стали 15-летняя Алима Гершкович и 14-летний Никита Михайлов. Племянница известного футболиста и тренера Михаила Гершковича сумела попасть в команду, которая через неделю отправится в Будапешт. А Михайлов, несмотря на общий 11-й результат, получил приз «За лучший дебют чемпионата». Однако еще приятней удивило другое: тренер обоих – Елена Водорезова. Помните? Худенькая девочка с двумя бантиками в волосах, в конце 70-х ошеломившая своими тройными прыжками мировое женское одиночное катание…

shadow
– Лена, выступление учеников тебя порадовало?

– Я даже не ожидала, что ребята так здорово откатают. Никита вообще произвел фурор. Даже Женя Плющенко к нему после проката короткой программы подошел, похвалил. А организаторы в показательные выступления включили. Это с одиннадцатого-то места! И Алима – молодец. Не растерялась в компании лидеров. Характер показала.

...Уже не один год проработав тренером, Лена как-то заметила: «Многие думают, что я до сих пор в «хвостиках» хожу. Меня почему-то запомнили маленькой девочкой с бантиками, которая что-то там крутит, вертит… Удивляются, что я так выросла, и спрашивают: «Почему не выступаешь?»

Вот и сейчас собираюсь к ней на интервью, а перед глазами почему-то наша раздевалка. Где, бывало, придя со льда, вконец измаявшись, спала Лена на сдвинутых стульях, чтобы как-то отдохнуть до следующей тренировки. Как сидели мы, девчонки-фигуристки, за большим круглым столом, делали уроки, жевали бутерброды и мечтали о будущей нашей неспортивной жизни. Лена, тогда уже серьезно заболевшая и чередовавшая тренировки с больничной койкой, жизнь свою, как ни банально это звучит, без фигурного катания не представляла. Хотя и болезнь, и разного рода обстоятельства пытались ее от этого дела отлучить. Чудо-Леночка называли ее тогда. В 12 лет – чемпионка! Действительно, чудо…

Она давно уже сменила знаменитые «хвостики» на модную стрижку. Мать 16-летнего сына, хозяйка большого дома в центре Москвы. Современная молодая женщина и, несмотря на возраст, уже заслуженный тренер России. Шестнадцатый год она стоит у бортика катка. Сначала – в родном ЦСКА, потом – в школе у Елены Анатольевны Чайковской, а с лета нынешнего года – вновь под армейским флагом в качестве начальника команды и главного тренера школы фигурного катания. Успех Гершкович и Михайлова на последнем чемпионате страны – не первое важное событие в ее тренерской карьере. Были еще серебряная и бронзовые европейские медали ее ученицы Ольги Марковой, призовые места на международных юниорских турнирах… Без разочарования, несбывшихся надежд, уходов талантливых детей к более именитым наставникам тоже, к сожалению, не обошлось…

– Лена, хочу спросить как раз об этом. За тяжелейшие пятнадцать лет никогда не было желания послать все к черту и просто для себя пожить?

– Так тянет на лед… Конечно, когда я только взяла свою первую группу, никаких высоких задач себе не ставила. До этого сидела какое-то время дома, воспитывала сына, обставляла квартиру, наслаждалась семейным счастьем… А потом почувствовала, что чего-то мне все-таки недостает. Хотелось работать. Думаю, закончи я кататься сейчас, на лед, может быть, и не вернулась. Стала бы визажистом, косметологом или парикмахером, но в середине 80-х об этом и мечтать было нельзя. А мне хотелось работать. Физически хотелось, так, как когда-то на льду. Я подумала: моя болезнь неизлечима, но от того, что я дома буду сидеть, она никуда не денется. И я пришла в ЦСКА. О славе своего тренера Станислава Жука и не мечтала. Просто старалась делать свою работу на совесть. Так, как нас учили, и вскоре увидела – получается. А это заводит. Не знаю, что меня там дальше ждет, но пока, считаю, мне на свою тренерскую долю грех жаловаться. Переживаю, правда, сильно, может быть, больше, чем надо, когда что-то не получается. Но по-другому просто не могу. И без тренерской жизни, какая бы сложная она ни была, себя уже давно не представляю.

– Должность начальника команды ЦСКА и главного тренера школы – это груз для тебя или крылья?

– Честно скажу: не женская эта должность… У нас тут недавно собрание начальников команд по всем видам спорта было, так я вошла в зал и ахнула: оказалось, что я там – единственная женщина. И так мне жалко себя стало… Но, с другой стороны, я в этой школе выросла, здесь все родным дышит… Эти чувства противоречивые во мне долго боролись. Начальник клуба Ольга Смородская меня уже давно уговаривала, а я все сомневалась, боялась. Только к нынешнему лету созрела: попробую! Все-таки обидно, что лучшая школа страны по подготовке фигуристов развалилась, что так некрасиво с Жуком (великого тренера в последние годы жизни не пускали даже на каток. – О.Т.) получилось. Может быть, это символично, что именно я сюда вернулась.

– Какие задачи перед собой ставишь?

– Возродить традиции, которые были заложены Жуком, другими замечательными тренерами, здесь работавшими. Мы хотим готовить фигуристов, способных выступать на уровне сборной команды страны. Пока, правда, только в мужском и женском одиночном катании. Я прекрасно понимаю, что таких условий, которые были в детских спортивных школах в советские времена, сегодня получить невозможно. Хотя руководство клуба нам очень помогает и все возможное делает. Но мы пытаемся создать нашим спортсменам максимум комфорта из того, что имеем. Хотя бы зал хореографии и раздевалки отремонтировать, сделать комнату, где уроки можно учить, всех в одинаковую форму одеть… Вот мы сейчас платные группы начальной подготовки для детей открыли, чтобы было из кого таланты выбирать, вместе тренировочный процесс продумываем, инициативу тренерскую поощряем… Вроде ничего нового, но и этой малости в последние годы не было. А школа настоящая, она же, как дом второй, должна быть. Вот я и строю по кирпичику… Но главное, чем ЦСКА всегда славился, – это квалифицированные специалисты. Мне кажется, я подобрала себе хороший штаб единомышленников, которые горят желанием работать. Уже работают. То, что восьмерых человек от нашей школы отобрали на юниорское первенство России, а шестеро выступали на взрослой России в Питере, – наша общая заслуга.

– Личные ученики от недостатка внимания при таком жестком графике работы не страдают? Кстати, об Алиме. Кроме того, что она племянница известного футбольного специалиста, больше ничего неизвестно?

– А откуда может быть известно, если она еще в юниорах числится. Я ее после России поздравляю, говорю, что, возможно, она в Будапешт поедет (Алима показала четвертый результат, но из-за сложностей с российским гражданством у серебряного призера чемпионата Юлии Солдатовой, несколько лет выступавшей за Белоруссию, может оказаться в команде третьим номером. – О.Т.), а она мне заявляет: «А я на чемпионат мира среди юниоров хочу!» Девочка она, безусловно, талантливая, но возраст у нее сейчас для нашего вида спорта очень тяжелый. Больше всего срывов именно на него приходится. А Никита – очень артистичный и обаятельный. Я не ожидала, что его с первого раза так тепло публика принимать будет. Надеюсь, нос кверху от этого парень задирать не будет. Тем более произвольную программу он прокатал значительно хуже своих возможностей.

– В отличие от Марковой Гершкович и Михайлов у тебя с детских лет тренируются. Насколько легче работать с детьми?

– Везде тяжело, если это серьезно. Потому что в спорте в любом возрасте одни проблемы, переживания, обиды… Алима с Никитой совсем зелеными ко мне пришли, когда я еще у Чайковской работала. Прыжки в два оборота только прыгали, и все. Учить нужно было всему. Но я с детьми люблю работать. Как тренер расту с каждым своим учеником, причем с 10–12-летними, может быть, даже больше, чем с мастерами. Ведь по большому счету не в медалях дело. Если с юных лет сильного, красивого фигуриста удается вырастить, разве это не есть смысл всей работы, то самое тренерское счастье?

– Ты можешь сказать, что путь проб и ошибок в твоем тренерском деле уже позади?

– Нет, конечно. Какой-то стиль, метод работы уже сформировался, но информацию по-прежнему черпаю отовсюду. Многому, например, научилась у Чайковской. Я была очень вспыльчивой, а пришла на ее тренировку и увидела, как она спокойно со своими спортсменами разговаривает. Без лишних эмоций. Очень точно и метко. И доходит до всех лучше. Ее напористость, умение решать любые сложные организационные вопросы, мне кажется, переняла… А еще Чайковская мне очень мудрый совет дала. Когда формально я уже приняла предложение возглавить школу, но в душе все еще сомневалась, помню, сказала ей, что стала начальником временно, скорее всего, стану заместителем и сейчас ищу себе подходящую замену. Она категорично заявила: «Лена, ни в коем случае, только сама!» Вот тогда-то я и поняла, что надо попробовать. Попробовать самой! И когда сегодня меня спрашивают, не боюсь ли я ответственности, я с чистой совестью могу ответить: не боюсь! Не знаю, насколько меня хватит и каким окажется этот путь, я обязательно должна пройти его. Со всеми успехами и ошибками, но сама.



Справка «НИ»

Елена ВОДОРЕЗОВА. Родилась 21 мая 1963 года в г. Москве. Фигурным катанием начала заниматься в 4 года. С 6 лет тренировалась в школе ЦСКА. Под руководством известного тренера Станислава Жука в 12 лет стала первым номером сборной СССР в женском одиночном катании. Первая советская фигуристка, завоевавшая медали чемпионатов Европы и мира. Бронзовый призер чемпионата Европы 1978 и 1982 гг. Обладательница серебряной медали европейского первенства 1983 г. Бронзовый призер чемпионата мира-1983. Первая женщина в истории фигурного катания, исполнившая в произвольной программе пять тройных прыжков. Из-за болезни закончила выступления в большом спорте в 1984 г.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: