Главная / Газета 23 Декабря 2003 г. 00:00 / Спорт

Алина Кабаева

«Не умею жить без цели»

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

На днях обладательница четырех золотых медалей и звания абсолютной чемпионки недавнего первенства мира по художественной гимнастике Алина Кабаева добавила к своим наградам титул лучшей спортсменки России уходящего года. Но, несмотря на всевозможные чествования и усталость после сложнейшего гимнастического сезона, Алина призналась в интервью «Новым Известиям», что уже вовсю готовится к Олимпиаде в Афинах.

shadow
–Второй ваш тренер Вера Шаталина рассказала мне, что после заслуженных каникул вы приехали на тренировочную базу в Новогорск даже раньше положенного срока?

– Лучше спокойно, без суеты начинать работать, чем потом мучиться. Мне не нужно теперь заставлять себя тренироваться. Главную свою задачу я решила – себя преодолела. Чемпионат выиграла! Теперь просто тренируюсь, и все.

– Разговоры о том, что опять, как и четыре года назад, Кабаева – надежда России, не мешают?

– Это, наверное, здорово. Надеждой страны быть вообще всегда хорошо… Но о медалях я сейчас не думаю. Не забиваю себе голову. Просто очень надеюсь, что на этот раз все сложится для меня хорошо. Дай Бог, чтобы здоровье было и удача сопутствовала. Надеюсь, что все испытания, которые выпали на мою долю в этом году, закончились. Все-таки последний чемпионат мира очень тяжело мне дался…

– А что было самым трудным?

– Не думать о том, что случится, если все-таки проиграю. С одной стороны, было не важно, кто победит – я или Ира Чащина. Главное, чтобы победа была у России. Но, с другой – я прекрасно понимала: если провалюсь, никогда себе этого не прощу. Вообще не знаю, что бы тогда было. Смогла бы я тренироваться или не смогла? Не знаю… Словом, ошибаться было нельзя, и это сильно давило. Плюс ко всему еще до чемпионата мира в газетах (я сама читала) почему-то появилась информация, что я якобы ушла из гимнастики. Нашлись те, кто в эти слухи поверил. Иностранные тренеры в Будапеште подходили к Ирине Александровне Винер и спрашивали: «Алина не приехала? Жалко... Бросила, да?» И как назло уже в Будапеште накануне старта у меня все из рук валилось.

– В каком смысле?

– В прямом. Я предметы роняла. На тренировках в обычном зале все шло отлично, а когда на опробование (тренировка на соревновательной площадке перед судьями. – О.Т.) выходила, становилась какая-то невменяемая. Начинаю упражнение делать – то мяч, то булавы, то обруч уроню. Тут уже к Ирине Александровне по другой причине подходить стали. Кабаева не готова, говорили, первой ей не стать.

– Вы это потом узнали или еще до старта?

– Я это видела, чувствовала – не первый же год в художественной гимнастике живу. Опробование – самую важную вещь для спортсмена перед стартом – я прошла ужасно. Если бы так выступила на соревнованиях, не попала бы даже в десятку. Думаю, это оттого происходило, что в тот момент я зрителя своего не нашла. Обычно, когда на ковер выхожу, сразу чувствую тех, кому нравлюсь. Эти люди словно энергетику свою положительную мне передают. А там я искала, искала их и не находила. В основном смотрели как-то не так, недобро...

– В такой недоброжелательной атмосфере пришлось выступать впервые?

– Пожалуй... По крайней мере такого, чтобы при моем выходе на ковер или Иры Чащиной зал скандировал фамилию нашей главной соперницы – украинки Ани Бессоновой, никогда раньше не было. Но фанаты Ани не знают моего характера. Чем хуже хотят мне сделать, тем лучше я выступаю. Психологически это был самый трудный для меня мировой чемпионат. Но благодаря врагам я и победила. Концентрация внутренняя была такой, что ничем не выбьешь.

– Вы в курсе, что есть те, кто считает результаты чемпионата мира несправедливыми?

– Конечно. Украинская делегация после объявления результатов скандал устроила: почему не Бессонова выиграла? Но она же ошибку допустила – мяч уронила... А ее тянули. Я когда на следующий день увидела по телевизору оценку за это ее выступление, то в первый момент даже растерялась: что творится в этом мире?

– Ваши тренеры, так же, как и ваша мама, считают, что победили вы за счет своего характера. Согласны?

– Ну а за счет чего еще спортсмены побеждают? Да, я собралась. Я последние полгода, можно сказать, жила ради этого. Но я бы себе одной этот успех не приписывала. Вы бы знали, сколько людей со мной работали. А Ирина Александровна? А мама, которая очень помогла мне уже в Будапеште? Каждый день приходила ко мне в номер гостиницы, очень правильные слова говорила… Я не могу сейчас вспомнить, какие именно, но, когда она уходила, мне спокойней становилось. Я счастлива, что никого не подвела.

– В детстве вы думали о том, что станете в гимнастике такой знаменитой?

– Нет, что вы! Мне просто нравилось выступать, быть на людях, города и страны смотреть интересные… Что можно достичь таких высот, сначала и не понимала. Да и сейчас, поверьте, какой-то там суперчемпионкой себя не считаю. Когда хвалят, всегда говорю спасибо за комплимент, но головы не теряю, к звездам себя не отношу.

– Это правда, что болгарка Симона Пейчева, к которой после дисквалификации перешли ваши медали мадридского чемпионата мира-2001, вам их обратно вернула?

– Симона сказала: «Мне чужого не надо!» И я очень благодарна ей за этот шаг. У меня мороз по коже, когда вижу эту мадридскую медаль. Теперь она снова со мной. Все-таки я считаю себя трехкратной абсолютной чемпионкой мира. Потому что выиграла в Мадриде честно, без всяких там допингов.

– Алина, и все-таки вероятность того, что гимнастика останется без вас, была?

– Все было так сложно, ужасно... Я потерялась. В самую настоящую депрессию впала. Страшное чувство. Ни в коем случае нельзя в себе замыкаться. В любой ситуации нужно выход искать. Наверное, была такая вероятность, если я часами сидела и уговаривала себя вернуться. И поначалу это не очень получалось. Был момент, когда никто на меня влияния не мог оказать. Ни Ирина Александровна, ни мама, ни психолог. Наверное, пока сама себе врать не перестанешь, не скажешь себе всю правду, ничего и не получится. Я сказала себе: ну, брошу я гимнастику на полдороги, останусь без дела, а дальше? Можно, конечно, на учебе сосредоточиться и все такое, но жалеть ведь потом будешь. Я тогда очень хорошо почувствовала, что это такое – остаться в пустоте, одной, с ощущением чего-то недоделанного. Я ведь по натуре целеустремленная очень. Без цели жить не умею. Есть

она – мне хорошо живется. А нет – неинтересно все, мысли всякие дурацкие в голову лезут.

– О времени, что провели без гимнастики, тоже вспоминаете с сожалением?

– Нет, все чему-нибудь учит. Наверное, хорошо, что со мной такое случилось. А то слишком уж все было гладко. Теперь я многие вещи в жизни по-другому ценить стала. Ну и потом просто массу всяких занятий перепробовала: в кино снималась, в рекламе, по подиуму ходила, соревнования комментировала... Больше всего на телевидении понравилось, когда программу «Империя спорта» на 7ТВ вела. Меня потом на другой канал приглашали, я даже постановкой речи заниматься начала, но потом вынуждена была выбирать – за двумя зайцами-то не угонишься. Тем более у нас спорт такой – целый день в зале сидим, сил вечером ни на что не остается.

– А как же светская жизнь?

– Я не страдаю от того, что стала меньше ходить на вечеринки и тусовки. По большому счету о тебе там помнят лишь до тех пор, пока ты находишься на вершине. А забывают очень быстро.

– Одно время говорили, что с вашими данными карьера модели для вас практически открыта…

– Нет, я лучше школу свою гимнастическую открою. Но тренером не буду никогда. Просиживать с утра до вечера в зале – не для меня. Я вообще на одном месте долго сидеть не могу. Попробую себя как организатор проявить.

– Сил и знаний хватит?

– Я учусь на менеджера в московском университете...

– После ряда слухов о вашем предстоящем замужестве, которые (в какой уж раз) оказались неправдой, вопрос о личной жизни вам лучше не задавать?

– Замуж (улыбается) пока не собираюсь, но как сложится через месяц, через год – загадывать не хочу. Ради любви ведь можно все изменить в своей жизни, верно?

Опубликовано в номере «НИ» от 23 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: