Главная / Газета 4 Декабря 2003 г. 00:00 / Спорт

Равиль Исхаков

«Отъезд Жердева – жест отчаяния»

Дмитрий ТАРАСОВ, ИТАР-ТАСС, специально для «Новых Известий»

Скандал вокруг хоккеиста Николая Жердева (см. «Новые Известия» № 111 от 3 декабря) набирает обороты. К делу подключились всевозможные инстанции. Ситуация выглядит настолько запутанной, что предсказать развязку не решается никто. До перехода в ЦСКА Жердев несколько сезонов провел в электростальском «Кристалле», где его наставником был 46-летний Равиль Исхаков. Именно Исхаков перевез талантливого подростка из Киева в Подмосковье. Тренировал, помог с жильем, вместе они стали серебряными призерами юниорского чемпионата мира–2002. У Исхакова свое видение так называемого дела Жердева, и его он представил «Новым Известиям».

Николай Жердев (слева) и тренер ЦСКА Василий Тихонов в поиске взаимопонимания.
Николай Жердев (слева) и тренер ЦСКА Василий Тихонов в поиске взаимопонимания.
shadow
– Равиль Искандерович, когда вы познакомились с Николаем Жердевым?

– Лет шесть назад команда электростальской СДЮШОР 1984 года рождения, которую я тренировал, участвовала в турнире в Канаде. Там ко мне подошел украинский коллега и порекомендовал обратить внимание на техничного паренька. Сказал: «На Украине ему трудно будет расти в мастерстве, на хоккей денег выделяется мало. Возьми его к себе».

– Жердев сразу же заявил о себе как о большом таланте?

– С первой тренировки. Николай из той породы игроков, которые украшают хоккей, делают его интересным, привлекательным для зрителя. Моей главной задачей было не навредить Жердеву, не загонять его в жесткие тактические рамки. Ну любил он повозиться с шайбой, да и пусть. Но в ключевые-то моменты Николай подчинял себя интересам команды.

– Кроме ЦСКА у Жердева были предложения от других клубов?

– Еще бы! Его хотели видеть у себя все команды суперлиги.

– Почему он выбрал ЦСКА? Советовался с вами?

– Советовался. Я сказал ему: «Главное, чтобы ты имел возможность много играть. Что в ЦСКА, что в Казани, что в Ярославле». Знаю, он шел в ЦСКА с большим желанием, с надеждой, что проявит себя по максимуму.

– Необходимость пройти службу в армии сыграла какую-то роль в выборе клуба?

– Не думаю. Эту проблему сейчас может решить любой клуб.

– Стал ли для вас поступок Жердева неожиданным?

– В какой-то мере. Но не стал бы называть его отъезд бегством, сравнивать Жердева с Могильным или Федоровым. Сегодня другое время. Я бы назвал случившееся жестом отчаяния. Помните, как ярко дебютировал Николай год назад в суперлиге? Забросил несколько красивых шайб, стал любимцем публики. Сейчас понятно, что это произошло за счет того запаса, который был создан в Электростали. Парень дорвался до большого хоккея! А потом постепенно стал уходить в тень. Полагаю, произошло как раз то, чего следовало опасаться. Жердева стали критиковать за индивидуализм, в целях воспитания сажать на лавку. В условиях ограниченного игрового времени он не мог прогрессировать. Судя по всему, взаимопонимание с тренерским штабом было утрачено напрочь. Зная характер Жердева, могу предположить, что отъезд связан с конфликтом в чисто спортивной области.

– И многомиллионный контракт тут ни при чем?

– Да, он по-любому получил бы эти деньги. Нет, не в них дело.

– Как вы считаете, мог хоккеист испытывать давление с чьей-либо стороны? Например, со стороны родителей?

– Вряд ли. Отец Николая – инвалид. Не сын от него зависит, а скорее наоборот. Николай с юных лет живет самостоятельно и сам привык отвечать за свои поступки.

– Как, по-вашему, разрешится ситуация?

– Кто сегодня может ответить на этот вопрос? Ясно только, что руководство «Коламбуса» основательно подготовилось к возможной тяжбе. Конечно, мне небезразлична судьба человека, чье становление прошло на моих глазах. И мне, как никому другому, будет горько, если наш хоккей потеряет талантливого игрока.


Опубликовано в номере «НИ» от 4 декабря 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: