Главная / Газета 25 Ноября 2003 г. 00:00 / Спорт

Валентина Попова

«Прежде всего я женщина. А мой вид спорта – тяжелая атлетика»

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

На завершившемся в минувшие выходные в Ванкувере чемпионате мира по тяжелой атлетике российские штангисты завоевали четыре медали. Две из них – «серебро» (в категории свыше 75 кг) и «бронза» (до 69 кг) – на счету Альбины Хомич и Валентины Поповой. Они же будут нашими главными олимпийскими надеждами в Афинах. Неоднократная чемпионка Европы и первая наша чемпионка мира (выиграла титул в 2001 году) Валентина Попова призналась «Новым Известиям», что в свое время блестящая победа Андрея Чемеркина на Играх в Атланте заставила ее всерьез взяться за этот, все еще не привычный для многих женщин вид спорта.

Вот такая она – наша первая чемпионка мира по тяжелой атлетике.
Вот такая она – наша первая чемпионка мира по тяжелой атлетике.
shadow
– Но вы, кажется, и до этого уже увлекались штангой?

– Даже мастером спорта была. Но родилась дочка, и я не думала, что буду продолжать. В свое время тяжелая атлетика стала для меня очень важным этапом в жизни, я бы даже сказала спасением.

– ???

– Я спортом с шести лет жила. Папа футболом занимался, мама – легкой атлетикой... Я же куда только не ходила – на музыку, в художественную школу... Но спорт выбрала вполне осознанно. Родители мне эту любовь привили. Сколько себя помню, всегда хотела в спорте чего-то добиться, в этом была моя жизнь. И я остановилась сначала на спортивной гимнастике, а потом на акробатике. У нас в Воронеже акробатическая школа – одна из лучших в мире. Выступала в женской паре, выполнила мастера спорта... Но потом начались проблемы. Когда два человека вместе работают, это всегда тяжело. Показалось, что тренеры веру в меня потеряли. Гордость взыграла, я развернулась и ушла. Если бы не будущий муж, может, я в спорт никогда бы и не вернулась.

– Муж заняться штангой уговорил?

– Когда мы с Сережей познакомились, я еще акробатикой занималась, а он тяжелой атлетикой. Я бросила спорт слишком резко, и сразу проблемы со здоровьем начались. Нельзя было этого, конечно, делать, но кто же знал? Я стала катастрофически худеть, и Сережа просто привел меня в спортзал подкачаться. А я все думала: неужели это все? Я же еще ничего в спорте не сделала. Мало мне видно было мастера спорта... Женская тяжелая атлетика к тому времени уже года три как появилась. Сережа и сказал однажды: давай попробуем...

– И вы от безысходности сразу согласились?

– Что вы?! Я с такой неохотой все это слушала. Когда по телевизору тяжелую атлетику показывали, я всегда переключала. Гимнастика, акробатика, фигурное катание – больше ничего для меня не существовало. А тут штанга. Но... начала потихоньку. Причем результаты почти сразу пошли хорошие.

– Это, наверное, и завело?

– Да. Поняла, что еще что-то могу. Но о каких-то конкретных целях не думала. Главное – я в спорте была. Начала, если можно так сказать, дышать. Психологически восстановилась. Поэтому после родов никуда и не рвалась. Когда Игры в Атланте проходили, Кате только три месяца исполнилось. Мы смотрели, как Чемеркин выступал. Помните, Веллер, соперник его главный, штангетки скинул, когда Андрей выиграл? Это было для меня... В общем, поняла: надо побыть еще немножко в спорте. И пошла в спортзал.

– Муж – тренер. Это счастье или испытание на прочность для обоих?

– Для меня – счастье. Мне так легче. Хотя поначалу трудно было. Сережа ведь тоже не сразу стал профессионалом. Столько спорили...

– Грифом не хотелось запустить?

– Такого точно не было. Я и крика-то не переношу. Кажется, что когда с тобой работает близкий человек, это расслабляет. А я, наоборот, более дисциплинированна. Ведь делаю это не только для себя. Его тоже хочу порадовать. Совсем другой настрой. Мы существуем в спорте друг для друга.

– Неудачи тяжело переживаете?

– Я расстраиваюсь, конечно. А Сергей расстраивается из-за того, что я так к ним отношусь. Но когда не ладится тренировка, единственная проблема для него – оттащить меня от штанги. Пытаюсь «дожать» еще и еще... Так что приходится ему меня сдерживать. Теперь уже и дочка к нам присоединилась. «Мама, – говорит, – ты же не будешь чемпионкой мира, когда старенькой станешь. Не переживай, тогда я обязательно буду»! Она очень за меня болеет. До слез огорчается, если я не первая.

– А сама спортом занимается?

– Теннисом. А начала со штанги. До сих пор, кстати, ее прекрасно рвет и толкает. С небольшим, естественно, весом. Килограмма три–пять...

– Сколько ей лет сейчас?

– Скоро будет восемь.

– Роды у вас, кстати, прошли нормально?

– Абсолютно. Я их и не помню почти. Врачи даже не знали, что я штангистка. Видели, что спортивная и все.

– Какой вес вы поднимаете за тренировку?

– От 8 до 20 тонн.

– Я почему спрашиваю. Все-таки у нас к женской штанге относятся настороженно. Фигура, мол, соответствующая и все такое...

– А это уже от вас, журналистов, многое зависит. В Китае, например, штанга обязательным предметом в школьную программу входит. Вот одна газета, например, снимок напечатала, когда я мировой рекорд устанавливала. Лицо все, как мы говорим, на жилах, тяжелое. Зачем эту тяжесть показывать? Такие фрагменты ведь где угодно можно найти. Даже в художественной гимнастике. С меня не убудет, конечно, но я считаю, что такая реклама неправильная. Почему бы после рекордов нас не показать, когда у меня глаза, к примеру, светятся...

– Такое впечатление, что вы своим примером хотите общественное мнение переломить. В образ могучей тяжелоатлетки абсолютно не вписываетесь. На шпильках ходите, макияж делаете, прическу...

– Может быть. Вот, смотрите, пожалуйста, не такие уж мы «страшные». В первую очередь я – женщина. А мой вид спорта – тяжелая атлетика! И у меня такое отношение к себе всегда было. Я же тем же, чем и все женщины, живу. Люблю по магазинам походить, в своей косметике и нарядах в шкафу разобраться... На сборах же в этом смысле отдыхаю: в тренировочном костюме, без макияжа и маникюра сижу, каблуки не надеваю – перед стартом в нашем виде спорта очень вредно на них ходить.

– В Воронеже, наверное, благодаря вам многие девчонки в штангу пошли?

– Они бы пошли, я знаю, но им некуда идти. Несмотря на то, что в нашей тяжелой атлетике я первой чемпионкой мира стала, нормального зала для занятий женской штангой в городе нет.

– Где же вы тренируетесь?

– Дома. Мы с мужем ничего ни от кого ждать не стали. Построили сами зал и все.

– Удобно, наверное, если учитывать, что вам и домашним хозяйством приходится заниматься...

– Конечно, только, когда я дома тренируюсь, этим приходится заниматься втихаря. Посуду, например, помыть или постирать. Потому что Сергей меня полностью от домашней работы оградил. По крайней мере до Олимпиады.


Опубликовано в номере «НИ» от 25 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: