Главная / Газета 14 Ноября 2003 г. 00:00 / Спорт

Владислав Радимов

«Нам повело с Уэльсом. Наверное»

Евгений БЕРЕЗИНСКИЙ, Санкт-Петербург
В Интернете болельщики «Зенита» зовут Владислава Радимова ВНК, что означает «Влад – наш капитан».
В Интернете болельщики «Зенита» зовут Владислава Радимова ВНК, что означает «Влад – наш капитан».
shadow
Завтра на московском стадионе «Локомотив» футболисты сборной России проведут первый стыковой матч с Уэльсом. Чтобы уверенно чувствовать себя перед ответной встречей в Кардиффе и в конечном итоге завоевать путевку на чемпионат Европы-2004, команде Георгия Ярцева нужно побеждать и как можно более крупно. Одним из тех, на чьи атакующие способности рассчитывает в этой игре главный тренер сборной, является капитан питерского «Зенита» Владислав Радимов. Накануне матча полузащитник серебряных призеров чемпионата России дал интервью «Новым Известиям».

– Узнав о приглашении в сборную, вы поначалу даже выразили сомнение в том, что сможете пригодиться Георгию Ярцеву. Сейчас уже ощущаете себя игроком национальной команды?

– Сложный вопрос. Я отыграл весь матч против швейцарцев, но это еще ничего не значит. Дело даже не в том, что поединок против Грузии пришлось пропустить из-за травмы. На мою позицию претендуют несколько футболистов высокого уровня. Обстановка же в сборной сейчас великолепная. Даже те, кто не попадает в запас, искренне переживают за команду. Точно так же поступлю я, если место на поле доверят конкуренту. Вызов на сборы сам по себе греет душу.

– Как вы считаете, с жеребьевкой нам повезло?

– Из всех вариантов самыми приемлемыми были Латвия и Уэльс. Так что повезло, наверное. Неплохо было бы еще и второй матч дома сыграть, но не может же везти во всем!

– Надеетесь, что Ярцев доверит вам место в основе в московском матче против валлийцев?

– Вот уж о чем совершенно не думаю. Выпустят ли меня с первых минут или на замену, оставят ли на скамейке запасных, все равно буду переживать за нашу команду. И сделаю все возможное, чтобы мы добыли путевку на Евро-2004.

– Чем вы объясните, что, сменив множество команд, только в 27 лет нашли себя в «Зените»?

– Не могу согласиться с таким мнением. У меня были хорошие периоды и в ЦСКА, и в «Сарагосе». Замечу, что из 25 матчей за сборную России только один я провел как игрок «Зенита». Нашел себя, говорите? Вы знаете, два с половиной года назад у меня было огромное желание вообще завязать с футболом. Черная полоса в жизни наступила: жена ушла, забрав ребенка, в «Сарагосе» проблемы были, не знал, что делать с контрактом. И все это одновременно навалилось. Конечно, сейчас где-то в душе приятно осознавать, что Радимов родился заново и с каждым годом играет все лучше и лучше.

– Были основания для этого?

– В жизни все наладилось. Пережил развод с женой, нашел новую любовь, вернулся в родной Питер. Здесь друзья, родители, совершенно потрясающие болельщики – все это очень помогает. Когда на душе спокойно, и на поле намного легче. Где-то полгода я приходил в себя после развода. Мне очень помогло возвращение в Россию. Тогда президент «Крыльев» Герман Ткаченко, игроки самарской команды очень поддержали меня.

– Вы не упомянули главного тренера волжан…

– Меня резко кольнуло заявление Александра Тарханова, что все проблемы в ЦСКА, который он тренировал, начались, когда молодые футболисты стали делить жен. Вообще мне трудно понять Александра Федоровича. С одной стороны, он говорил, что Радимов – его любимый футболист, с другой – сделал все возможное, чтобы от меня избавиться. Время все расставило по своим местам. Где «Крылья», где Тарханов и где «Зенит»? Ну ладно, Радимов плох. Но ведь и у Тихонова, который столько сделал для самарского клуба, в этом сезоне начались проблемы.

– В любом коллективе вы очень быстро становитесь лидером…

– Не понимаю, что подразумевается под словом «лидер». У меня просто такая позиция на поле. С центра видно все, и я просто обязан подсказывать партнерам, разговаривать с ними. За пределами поля веду себя абсолютно естественно. Ко мне нормально относятся все ребята, что не может не радовать. Никаких проблем и во взаимоотношениях с тренерами.

– «Зенитовец» Петржела – ваш тренер?

– Мне очень нравится с ним работать. В дубле ЦСКА со мной возились Борис Копейкин и Александр Колповский. Они открыли меня для большого футбола, и им, как и первому тренеру Марку Рубину, я всегда буду благодарен. Это святое. Дальше карьера сложилась так, что сложно вспомнить тренеров, которым хотелось бы сказать слова благодарности. Чешский специалист, можно сказать, дал мне новый импульс в футболе.

– Тем не менее наставник «Зенита» несколько раз по ходу сезона критиковал вашу игру в прессе. А вы можете себе позволить прокомментировать тренерские ошибки?

– Не имею на это морального права. Даже когда наставник «Динамо» Алексей Петрушин обвинил меня в неудачном выступлении всей команды, комментариев с моей стороны не последовало. В таких случаях лучше промолчать. Тренер – это тренер.

– Как вы вообще относитесь к критике?

– После года, проведенного в московском «Динамо», мне уже все безразлично. Мог бы многое рассказать, но просто не хочется вспоминать самое неприятное время в моей футбольной карьере.

– Вы хотели бы стать тренером?

– Все чаще задумываюсь на эту тему. Может быть, у меня бы и получилось. Но года 3–4 я еще точно поиграю.

– У вас много друзей среди футболистов. Это объясняется вашим характером?

– Все же друзьями футболистов, с которыми я поддерживаю отношения, назвать сложно. Скорее – товарищами.

– Но, согласитесь, просто к товарищу не мчатся из Петербурга в Москву, чтобы поздравить его с днем рождения…

– Так получилось, что мне по делам нужно было съездить на день в столицу. Заодно и Андрея Тихонова поздравил.

– Нарушение спортивного режима не сказалось на тренировочном процессе?

– Пара бокалов шампанского не может повредить. Для меня главное – выспаться. Выходной для меня – это возможность чуть попозже назначить время отбоя. Когда тренировка назначена на 11 утра, нужно закончить все дела до 11 вечера. Иначе будешь чувствовать себя не в своей тарелке со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это в молодости я мог всю ночь провести на дискотеке, сейчас подобного позволить себе не имею права. К этому меня, кстати, в Испании приучили. Там тоже люди не святые, но что, когда и сколько знают четко.

– А есть футболист, которому вы не подадите руки?

– Есть один такой с некоторых пор. После матча ЦСКА – «Зенит» появился. Его зовут Вениамин Мандрыкин. Так, как он, профессионалы не поступают. При случае постараюсь объяснить это голкиперу армейцев.

– Как считаете, из известных спортсменов нужно делать кумиров или откровенно писать об их маленьких человеческих слабостях?

– Это дело журналистов. Любой публичный человек, будь то политик, спортсмен, звезда шоу-бизнеса, должен помнить, что за ним внимательно следят, и вести себя соответственно. У журналистов своя работа, и, если они не добудут сенсационные факты, не поместят статью под броским заголовком, ее никто читать не будет. Хотя, наверное, нужно соблюдать разумный баланс. Конечно, футболисты – такие же люди, как и все остальные, и ничто человеческое им не чуждо. С другой стороны, мальчишки, которые только начинают заниматься футболом, должны знать, что это не только деньги и слава, но и громадный труд, отказ от многих радостей, доступных их сверстникам.

– От чего пришлось отказаться вам?

– Начиная с четвертого класса я вставал ни свет, ни заря и тратил по часу с лишним на поездку в школу «Смена». Две тренировки в день, а вечерами вместо уроков футбол и хоккей во дворе. Так и прошла моя учеба.

– В жизни недостаток образования сказывается?

– Нет, жизнь сама по себе – хорошая школа.

– Вы любите светские мероприятия, посещаете модные клубы, позируете для глянцевых журналов. Если бы вы не были известным футболистом, то жили бы точно так же?

– Меня бы, наверное, никто не приглашал ни на фотосессии, ни на светские мероприятия. Я никогда не отказываю в интервью, даже после проигранных матчей, когда на душе кошки скребут. Этому меня научили в Испании. Там после каждого матча в раздевалку заносят список игроков, с которыми хотят пообщаться репортеры. Попробуй хоть раз откажись, тебя просто сживут со свету.

– Следите ли вы сейчас за испанским футболом и испанской жизнью?

– У меня там остался бизнес, связанный с вином. Небольшие деньги, скорее – для души. В Испании у меня есть друзья из числа футболистов, некоторые из них уже завершили карьеру. Стараемся поддерживать дружеские, нет, приятельские отношения, на большее времени не хватает.

– Вы как-то упомянули, что не обращаете внимания на негативные публикации в прессе. Неужели никак не отреагировали на заметку в болгарской газете, в которой вас назвали организатором оргии с участием то ли пяти, то ли десяти представительниц первой древнейшей профессии?

– Болгарская пресса – это вообще отдельный разговор. Ни испанской, ни российской такое не снилось. За время выступлений в софийском «Левски» у меня сложилось впечатление, что болгарский чемпионат сплошь состоит из «странных» игр. То, о чем в России говорят в последних турах, в Болгарии начинается со старта чемпионата. Не имею права утверждать это со стопроцентной гарантией, но такое вот сложилось впечатление. Как лучше всего отвлечься от внутренних проблем? Свалить все на легионеров. Когда «Левски» вернулся со сборов в Швейцарии, на меня тут же налетела корреспондентка: «Вот, у вас в номере после отбоя…». Я, конечно, поинтересовался, представляет ли она, как можно после напряженной тренировки справиться с пятью.

– Действительно невозможно?

– Это уж другой вопрос.

– Коль мы затронули тему «странных» матчей, то хотелось бы поинтересоваться: можно ли сдать игру в обход тренеров и руководителей клубов?

– Вряд ли. Я в подобных играх, слава богу, не участвовал. Однажды, правда, наблюдал со стороны, когда моя команда гоняла «договорку», но я в это время находился на скамейке запасных. «Зенит» в этом плане кристально чист. Даже в Ростове, когда соперникам ничего не было нужно, а нам победа давала шанс на продолжение борьбы за чемпионство, все было честно.

– Как вы относитесь к практике стимулирования ваших соперников командами-конкурентами?

– В Испании это очень распространенная практика. Когда я играл за «Сарагосу», представители «Атлетика» пообещали хорошие премиальные за победу над мадридским «Реалом». Клуб из Бильбао соперничал со столичной командой за вторую путевку в Лигу чемпионов. Мы обыграли королевский клуб на «Сантьяго Бернабеу» и получили очень хорошие деньги.

– Главный тренер «Зенита» Властимил Петржела считает такую практику порочной…

– Я, безусловно, уважаю мнение Властимила, но не вижу криминала в подобной ситуации. Ведь премиальные в подобном случае получаешь за то, что бьешься и добиваешься результата. Другое дело, когда «стимулируется» поражение. После подобного нужно сразу же заканчивать с футболом.

– Если вы «раскрутитесь» в бизнесе, купите футбольную команду?

– Будет столько денег, сколько у Абрамовича, может, и куплю. Но, боюсь, на такую игрушку мне не заработать за всю жизнь.

– Ваша мама – известный в городе стоматолог. Зубы вы у нее лечите?

– Нет, я очень боюсь визитов к дантисту. В кресле у мамы могу начать скандалить. С посторонним человеком этого себе не позволю. Если уж терпеть совсем невозможно, обращаюсь к маминым подругам.


Опубликовано в номере «НИ» от 14 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: